Семьсот дней губернатора

Беседа троих главных редакторов областных еженедельников «Пятница», «Копейка»,  «СМ Номер один» с губернатором Сергеем Ерощенко.

— Сергей Владимирович, в мае 2014-го — два года, как вы губернатор Иркутской области. Оценки по поводу вашей деятельности преимущественно комплиментарные. Вопрос первый....

— Для меня существует только один рейтинг — это объективный результат работы, который можно выразить в цифрах, суммах, построенных объектах.

— Так вот, вопрос первый: нет ли головокружения от успехов? И вопрос второй: действительно ли так все хорошо в Иркутской области?

— Эйфории не испытываю, пока не от чего. Процесс перемен только запущен. Еще два года назад было понятно, что понадобится не менее 4—5 лет, чтобы заложить базу для глобальных задач. Сегодня уже создана платформа для новой индустриализации в Приангарье. В Иркутскую область пришел газ. У нас есть замечательный пример тяжелой, но конкретной работы на результат — Иркутская нефтяная компания. При поддержке президента мы первыми в России получили НДПИ на нефть и газ. В результате получено 33 миллиарда рублей налогов, из которых 4 миллиарда остается в области. Мы получили высокооплачиваемые рабочие места, мы построили 500 километров дорог, получили нефтеперерабатывающий завод мощностью 25 000 тонн в год. И это все в Усть-Кутском районе, где испытываем недостаток инфраструктуры и дефицит энергии. Предоставляя преференции компании, мы подчиняем интересы населения и интересы экономических субъектов одной задаче — повышению комфортности проживания людей. Подобное взаимодействие позволит подтолкнуть и другие территории к развитию: в рамках реализации проекта будет создано современное производство полиэтилена из этана и пропана объемом 500 тысяч тонн в год. Появится возможность газификации Усть-Кута, севера Иркутской области, решить экологические проблемы.

Гордимся социальными объектами, которых за два года построили больше, чем за все предыдущие 20 лет. В буквальном смысле слова возрождается малая авиация в городах и поселках...

— В продолжение темы индустриализации... Что происходит в Усолье? Роснано закрыло проект по созданию первого в России масштабного производства поликристаллического кремния. Градообразующее предприятие «Усольехимпом» на пороге банкротства. Получим еще один безработный моногород?

— Процесс разрушения Усольехимпрома остановлен. На днях мы подписали соглашение с Анатолием Чубайсом (генеральный директор Роснано. — Ред.) и Германом Грефом (президент и председатель правления Сбербанка России. — Ред.), согласно которому усольская промплощадка станет инвестиционной. На ней начнут проект по производству метанола. Я распорядился провести полную инвентаризацию имущества предприятий. Так что процесс разрушения производства в Усолье остановлен.

— Дороги в России не ругает только ленивый. Иркутская область — не исключение.

— Мы два года занимаемся восстановлением дорожной службы Иркутской области. Миллиарды рублей уходили практически в песок, а дорог не появлялось. Сегодня мы строим даже дачные дороги, а этого вообще никто не делал с советских времен!

Дел еще много. И чтобы долго не отвечать: зная, что нужно делать и ощущая кожей буквально глобальность задач, ты не будешь радоваться, когда достигнешь результата — усталость не позволит.

— Сергей Владимирович, осветите кадровую политику в правительстве области. Вы, когда начинали, говорили: а) она будет прозрачна, б) она будет понятна.

— Что вам непонятно?

— Слишком часто в правительстве меняются ключевые фигуры.

— Отвечу быстро и, как говорится, без тумана. Единственная причина, по которой человек находится на какой-либо должности в правительстве, это результат его работы. Других показателей нет.

— Поэтому из правительства выгнали министра ЖКХ Евгения Селедцова (последняя на момент интервью громкая отставка в областной власти. — Ред.)?

— Задачи стоят перед министерством сложные. Думаю, Евгений Васильевич понял, что не справляется… Человек, который занимает должность, обязан показать достигнутый результат. А не показываешь — уходи. Неважно, где ты трудишься — в частном бизнесе или в сельсовете.

— А к себе вы эту формулу «не можешь — уходи» применяли?

— Не было оснований. И, кстати, о Селедцове: у него отличный опыт по кризисным ситуациям в ЖКХ. Мы это обязательно используем, он будет советником губернатора.

— Значит, в кадровой политике губернатора чехарды нет, все продуманно, взвешенно?

— Убежден в этом.

— Но у вас два зама и оба первых.

— Да. Сегодня у нас во главе угла стоит политическая муниципальная реформа, жизненно необходим правительству специалист в этом направлении. Таким специалистом является Виктор Васильевич Игнатенко, много лет проработавший в облизбиркоме.

Виктор Васильевич Игнатенко курирует главный вопрос, если можно так выразиться по поводу областной власти, — государственное строительство. Это и взаимодействие с законодательной властью, создание Института уставного суда... Игнатенко юридически весьма грамотный человек, а у нас много законодательных инициатив, которые пробуксовывают. Много законов о лесе, о земле, которые нас вяжут по рукам и ногам. Игнатенко для этого необходим: мы много ведем проектов, которые требуют юридического сопровождения.

— А второй заместитель (Николай Слободчиков. — Ред.)?

— Николай Валентинович занят традиционным блоком вопросов: социальная политика, экономика и финансы, промышленность.

— Сергей Владимирович, через три года выборы губернатора Иркутской области. Что или кто может вас подвигнуть отказаться выставить свою кандидатуру на этот пост?

— Когда я соглашался стать губернатором области, где я родился и вырос, где у меня вся жизнь, я понимал, на что соглашался и какую задачу должен решить. И я должен Иркутской области. Обязан.

— Кто составит вам конкуренцию на выборах губернатора, как думаете?

— Наверное, кто-то составит.

— Предположите хотя бы пару фамилий? Может быть, Левченко (Сергей Левченко — лидер Иркутской КПРФ, депутат Госдумы), Круглов (Виктор Круглов — бывший спикер Законодательного собрания Иркутской области, председатель совета директоров ОАО «Саянскхимпласт»).

— Это не моя задача — заниматься предположениями.

— Сергей Владимирович, зачастую на местах ситуация с решением самых насущных проблем складывается следующим образом: пока люди не достучатся до первого лица области, страны, наболевшие проблемы ни сдвигаются с места. Наши редакции получили сразу несколько открытых писем на имя губернатора области. Одно из них касается уничтожения грузовиками Тарасовского угольного разреза асфальтированной дороги (работы проводились за счет областного бюджета), соединяющей село Веренка и поселок Тыреть Заларинского района. По телефону люди говорят о некоем сговоре между местной властью и коммерсантами. Ряд вопросов задают жители поселка Майского Куйтунского района, испытывающие острую нехватку питьевой воды. Они так и пишут: «Снег сошел, воду брать неоткуда». Жители деревни Сорты Заларинского района обращаются к вам как к человеку, неравнодушному к спорту. Они переоборудовали бывшую котельную в спортзал, где занимались школьники, проводились соревнования, но из-за нехватки средств зал не работает. Местные власти не способны решить ни одну из названных проблем.

— Знаю эти проблемы. В Куйтуне водовод находится в ведении Федерации. Как только мы переоформим документы, сразу выделим деньги, и во всех поселках района будет вода. Со спортзалом надо внимательно посмотреть, думаю, найдем вариант и поможем. Оставляйте письма, обязательно проконтролирую.

— Сергей Владимирович, поговорим про одну отрасль в Приангарье, которая по идее должна быть ведущей. Это туризм. В туристической бизнес-среде Иркутской области существует устойчивое мнение, что Ерощенко, еще будучи предпринимателем, разочаровался в туристическом бизнесе, поэтому и, став губернатором, с прохладцей относится к развитию туризма в регионе, к развитию особой экономической зоны и ко всему, что с этим связано.

— А с чего вы взяли, что туризм должен быть ведущей отраслью? Нигде, ни в одной стране мира туризм не является ведущей отраслью. Даже в Греции, Италии или в Таиланде. А вы хотите, чтобы у нас, в условиях короткого сибирского лета, туризм стал основой экономики региона? Это невозможно.

— Но это же не значит, что им не нужно заниматься…

— Это значит, что нужно заниматься созданием инфраструктуры того места, в которое приедут туристы. Конкретно — Иркутская область. Нужны дороги, гостиницы, отличная еда и прочий сервис. А то к нам люди приезжают из цивилизованных стран, где, если рыба продается, ее можно есть, она проверена. А у нас туристы травятся... Нужны колоссальные усилия для того, чтобы те, кто побывал на Байкале, решили бы еще раз приехать. И речь не об экстремальных туристах, которые любят холод, грязь и борьбу с трудностями... И то, что мы создаем базовую инфраструктуру развития территории, это в том числе «выстрелит» и для туристической отрасли. А то какой туризм, если у нас нет нормального аэропорта?

— Вы верите в то, что будет новый аэропорт?

— Он нужен, и я его построю. Кроме аэропорта нужна дорога хорошая на Байкал, гостиницы, нужна технология: человек прилетает в аэропорт, садится на автобус компании, в которой куплен тур, едет в гостиницу этой компании, ест в ресторане этой компании… Понимаете? Технология.

— Некоторое время назад было заявлено о необходимости реализации двух дорогостоящих проектов — строительства в Иркутске концертного зала и реконструкции Дворца спорта. Способна ли область справиться с амбициозной задачей?

— Область не только способна справиться с этой задачей. Она уже ее реализовывает. Канадские специалисты и архитектор Той Ито выбирают место и фактуру для будущих строек, мы с ними ведем постоянный диалог. Уже есть проект. Сейчас покажу (встает, демонстрирует альбом с проектом. — Ред.). Вот, видите, это целый микрорайон за Солнечным, и там будет зал. И еще много отличных объектов.

— Есть ли в бюджете области деньги на строительство такого комплекса?

— Очередь стоит из спонсоров, чтобы в таком проекте поучаствовать. Та же история, как и с культурно-просветительским центром святителя Иннокентия. Мы его построим на родине Иннокентия, в селе Анга. Уже в июне местным жителям эскизный проект покажем. Планы большие: отреставрируем его дом, построим дом для священника, гостиницу для паломников, дорогу в Ангу сделаем. Более того, Дмитрий Козак (заместитель председателя правительства Российской Федерации. — Ред.) уже подписал распоряжение, что культурно-просветительский центр в Анге станет федеральным проектом.

— Когда заходит речь о новых стройках в Иркутске или в области, честно говоря, начинаешь опасаться за их судьбу, вспоминая Ледовый дворец в Академгородске (самый известный долгострой в Иркутской области, начал строиться в 2000 году. — Ред.)...

— Ледовый дворец достроят. Обследовали фундамент, сваи, кровлю. Теперь знаем, что и в каком там состоянии. Экспертизу провели качественную, проект достройки будет готов в июне. Более того, есть предварительное решение, что центр подготовки к Олимпиаде в Корее будет в Иркутской области. Поэтому нам нужен Ледовый дворец, и он будет. А кроме Дворца в Академгородке будет построен еще один — копия того, что в Сеуле. И будет его строить та же компания, что и в Корее.

— Ходят слухи, что на строительстве Ледового дворца работала строительная компания, принадлежащая предпринимателю Сергею Ерощенко?

— Моя строительная компания никогда на строительстве Ледового не работала. Я лишь финансово помогал на начальном этапе этой стройки.

— В лесной отрасли продолжается настоящий беспредел. Вечерами и в течение ночи перед КПП на Качугском тракте собираются машины, потом подходит человек, собирает мзду, и машины проезжают. Это рассказывают люди, связанные с лесным бизнесом. В Осинском районе были конфликты после того, как леса нарубили настолько много, что китайцы не успевали его покупать, и в итоге они сбросили цены, после чего было несколько столкновений. И ничего не меняется. Что вообще происходит в лесной отрасли? Почему вместо глубокой переработки пока растет лишь экспорт древесины…

— Неправда насчет экспорта. За несколько лет среди перерабатывающих предприятий мы восстановили компанию «Госстрой», которая сейчас хорошо работает, строит дома, люди довольны. Восстановлены лесоперерабатывающие предприятия в Усть-Куте, Игирме, которые два года назад еще просто стояли, в Братске по проекту привлекли 26 миллиардов инвестиций. Так что переработка растет. Важно было пошагово менять ситуацию с рубкой древесины. У нас такие законы, что, например, невозможно просто так отобрать лесосеку, только по судебному решению. Новые лесосеки выделяем только под глубокую переработку. Наводим порядок с санитарными рубками, под знаком которых вырубались тысячи кубометры деловой древесины. Идет борьба с криминалом, коррупционной составляющей. Результаты есть. Много лет налоговые отчисления от лесозаготовителей в бюджет составляли 80—86 миллионов, сейчас эта цифра выросла до 4 миллиардов рублей. Во многих районах люди из теневой рубки переходят в цивилизованное русло, видя, что начинают действовать новые правила.

— Сергей Владимирович, журналисты наших редакций на улицах Иркутска и в районах области спросили накануне у жителей: «А вы о чем спросили бы губернатора?»

— Интересно.

— Ксения Рюмина из Иркутска спрашивает: «А кто в семье Ерощенко главный?»

— Ребенок главный, младший сын. Он является центром внимания. У него есть свое мнение на все — даже на события на Украине.

— Анна Абкина, студентка, спрашивает: «Я знаю, что Сергей Ерощенко назвал корабль, который ходит по Байкалу, именем своего брата. А можно узнать подробнее об этой истории?»

— Я очень люблю своего брата. Он рано ушел из жизни. Я счастлив, что именно с палубы корабля «Николай Ерощенко» люди, которые приезжают к нам, видят величие Байкала.

— Еще один студент, Артем Загрядский, спрашивает: «Наверняка у губернатора есть личный водитель, а водит ли он машину сам? И какие автомобили ему нравятся больше всего?»

— Люблю ездить сам за рулем.

— На чем вы ездите?

— У меня «Мерседес».

— Семен Николаевич из Черемхово передает привет с малой родины и спрашивает: «Сергей Владимирович, вы ученый-физик, предприниматель, сейчас губернатор. Есть семья, дети... Вы спортивны, молоды, полны энергии. Одним словом, жизнь удалась. А чего еще хочется? Остались желания?»

— Это самый легкий вопрос. Не устану говорить: Иркутская область уникальна. Она пока занимает не то положение, которое должна занимать при всех своих конкурентных преимуществах. И я очень хочу это исправить. Уверен, что смогу.

baikalpress_id:  94 798
Загрузка...