Сель может разрушить хранилища ядовитых отходов БЦБК

Так выглядят с борта вертолета накопители шлам-лигнина.

Селевый поток, подобный тому,  что прошел в Аршане, может разрушить хранилища ядовитых отходов  БЦБК.

На этой неделе в Аршане, Бурятии, сильные дожди вызвали наводнение и сель, которые разрушили поселок, превратив в воспоминание мосты, дороги и инженерные коммуникации. Сели и наводнения происходят в Аршане с той же периодичностью, что и на участке Хамар-Дабана, где в резервуарах ждут своего часа миллионы кубометров отходов производства БЦБК. Слова «вас же предупреждали», конечно, могут ранить слух разных государственных мужей, ответственных за недопущение подобных разрушений, однако не произнести их нельзя. Самая большая проблема, оставшаяся Иркутской области в наследство от закрытого в 2013 году промышленного гиганта БЦБК, — огромное количество ядовитых веществ, как в почве под самим комбинатом, так и в специально построенных для их хранения картах-накопителях. Существует несколько проектов по очистке промзоны БЦБК, а фаворитом сейчас является проект, предложенный ООО «ВЭБ Инжиниринг». Но, по мнению иркутских ученых-экологов, он неоправданно дорог и неэффективен. Более того, может привести к тому, что чистота байкальской воды уже в ближайшее время превратится в миф.

Основные отходы комбината — это шлам-лигнин. Он образуется в процессе производства целлюлозы и представляет собой желеобразную массу, большей частью состоящую из воды и вредных химических вешеств. Сейчас в картах-накопителях его хранится почти 6 миллионов кубометров. Это примерно 50 тысяч грузовых железнодорожных вагонов! Хранилища золы и шлам-лигнина расположены в зоне высокой опасности схода селей. Примерно раз в сорок лет в V-образной долине накапливается масса горных отложений, которая при выпадении критической нормы осадков обрушивается на побережье. Именно таким селем в 1930 году был наполовину уничтожен поселок Слюдянка, а в 70-е годы в районе, где сейчас расположены хранилища шлам-лигнина, мощный сель снес большие участки автомобильной и железной дорог.

События в Аршане показали, что для схода селя в таких местах достаточно сильного дождя.

И если следующий ливень не задержится в Саянах, а прольется над Хамар-Дабаном, никакие «следственные проверки с целью установить виновных» и слова «мы же вас предупреждали» не вернут Иркутской области чистоту байкальской воды. Сель может вынести содержимое всех хранилищ промышленных отходов, расположенных одно над другим, прямо в Байкал. И это будет объем, который БЦБК сбросил бы в озеро за 700 лет работы! Тогда придется забыть о наполеоновских планах организации в Прибайкалье особой экономической зоны, а также о перспективе превратить Байкальск в туристический центр. Не говоря уже о том, что будет уничтожен один из крупнейших резервуаров чистой воды на планете, объект мирового природного наследия, охрана которого является прямой обязанностью федеральных и местных властей.

Именно поэтому необходимость срочной очистки промплощадки БЦБК не вызывает никаких сомнений.

Кроме непосредственно шлам-лигнина опасным для Байкала фактором является и загрязненная почва под комбинатом. Поскольку он построен на склоне, химические вещества после дождей постепенно спускаются в озеро. Так, летом 2013 года экологи обнаружили колоссальную их концентрацию в пробах, взятых на берегу Байкала. Закрыть комбинат с соблюдением всех экологических стандартов — прямая обязанность ООО «Вэб-Инжиниринг» (оно является его фактическим собственником). Однако, по мнению иркутских ученых, эти обязанности выполняются весьма странным способом.

По словам Александра Сутурина, заместителя директора Лимнологического института СО РАН по науке, поводом для подозрений стало обращение в прокуратуру бдительного местного жителя. Он заметил, что из трубы, по которой в хранилище должна поступать только зольная пульпа, вытекает дурнопахнущая зеленая жидкость. В ходе проверки, которую проводили представители прокуратуры совместно с сотрудниками ЛИН СО РАН, установили, что руководство предприятия первым делом закрыло очистные сооружения и уволило всех сотрудников. Затем накопившиеся в цехах химикаты были просто-напросто сброшены в обход неработающих очистных сооружений в хранилище, откуда потом попали прямо в Байкал. Речь идет о нескольких сотнях тонн зеленого щелока. Результаты проверки стали основанием для возбуждения уголовного дела по нескольким эпизодам в отношении руководства БЦБК.

— Действия нынешнего руководства предприятия могут стать хрестоматийным примером того, как не надо закрывать комбинат. Были проигнорированы все рекомендации научных организаций, десятилетиями работавших над похожими проблемами, — говорит эксперт «Пятницы» Александр Сутурин. — Закрытие БЦБК сейчас проходит по сценарию, по которому был ликвидирован Амурский картонный комбинат. Там руководство вывезло с предприятия все ценное, свалив на плечи муниципалитета огромное количество ртути в отходах среди разваливающихся цехов, которой сейчас дышит весь город.

Однако в первую очередь эксперта беспокоит угроза селя, который может сделать бессмысленными все дальнейшие усилия по предотвращению массового загрязнения Байкала. Владельцы комбината утверждают, что возведение противоселевых сооружений, которые защитили бы хранилища шлам-лигнина, — задача властей Байкальска. Стоит ли говорить, что у них нет на это денег?

В то же время проект по ликвидации промышленных отходов, разработанный «ВЭБ Инжинирингом» совместно с немецкой фирмой MAICO-MANNESMANN AG, также вызывает у ученого недоумение.

Суть проекта сводится к следующему. В Германии, у фирмы-партнера с немецким названием и русскими работниками, закупается оборудование для очистки сточных вод на миллиард рублей. Закупается и завозится на БЦБК огромное количество извести, которая смешивается с содержимым хранилищ. В результате, по мнению авторов проекта, происходит выделение из шлам-лигнина воды, которая очищается на сооружениях комбината. Оставшийся лигнин превращается в монолит, который очень быстро, в течение каких-то 70—100 лет, становится абсолютно безвредным материалом. Стоимость работ оценивается в 6 миллиардов рублей.

— В проекте есть масса ненужных технологических этапов. Такое впечатление, что их включили туда с единственной целью — максимально задрать стоимость, — говорит Александр Сутурин. — Проект предполагает миллиардные контракты на закупку оборудования в Германии, собственно у MAICO-MANNESMANN AG, тогда как на российском рынке существуют дешевые аналоги. То есть авторы проекта предполагают закупать оборудование сами у себя. Но дело даже не в этом — проект принципиально невыполним. Главное техническое решение, выдаваемое за инновацию, а именно — смешение шлам-лигнина с известью, было опробовано нами более десяти лет назад.

По словам эксперта, исследования показали, что смешивание шлам-лигнина с известью не вызывает выделения воды, более того, ухудшает химический состав вещества, делая еще более опасным. И даже если предположить невозможное и воду удастся выделить, очищать ее будет негде — как мы помним, очистные сооружения комбината не работают. И вот здесь-то начинается самое интересное. Компания может прекратить работы, сославшись на неблагоприятные условия, к примеру на неработающие очистные. А отвечает за очистные уже не руководство БЦБК, а город Байкальск. И что в итоге получится? Деньги потрачены, оборудование закуплено, а отходы как были, так и остались. Помимо этого, проект предусматривает только работу с хранилищами шлама, об очистке почвы под комбинатом и организации противоселевых сооружений, которые могут предотвратить разрушение хранилищ, речи не идет.

Интересно и то, что проект, как заметил Александр Сутурин, усиленно ограждают от конкуренции.

Альтернативные, менее затратные и уже доказавшие свою эффективность технологии даже не рассматриваются, а все иркутские организации, имеющие опыт в работе с промышленными предприятиями Прибайкалья, к проверке проекта «ВЭБ Инжиниринга» не допускаются.

А ведь проблема ликвидации накоплений шлам-лигнина обсуждается еще с 1988 года. Специалисты Лимнологического института смогли предложить технологию, которая отвечала требованиям Минприроды: она была относительно недорога, не требовала массовых закупок дорогостоящей техники и предусматривала использование веществ, которые уже имеются на промплощадке комбината для ликвидации хранилищ шлам-лигнина. Кроме того, проект предусматривал защиту этих хранилищ от селевых потоков.

В чем суть технологии ЛИН СО РАН? Смешение шлама с отходами ТЭЦ БЦБК — золой. При этом до 75% воды освобождается, частицы железа, входящие в состав золы, связывают сероводород и другие дурнопахнущие газы. На месте высушенного лигнина высаживаются растения, которые постепенно переработают сухой остаток. Самое верхнее хранилище, предназначенное для отходов ТЭЦ, предполагалось освободить, использовав содержимое для переработки шлама, а само хранилище использовать как бассейн, улавливающий возможные селевые потоки. Технология рекультивации почвы была запатентована и опробована при ликвидации накоплений шлам-лигнина на Селенгинском целлюлозно-картонном комбинате и лигнина — в Зиме и Канске.

— Проект, который предлагает нам «ВЭБ Инжиниринг», прошел испытание лишь на двух ведрах с известью и лигнином, — говорит Александр Сутурин. — Компания, разработчик проекта, никогда не имела дела со столь значительными объемами промышленных отходов, более того, оборудование, которое предусмотрено  проектом, предназначено для очистки бытовых сточных вод коттеджных поселков, а никак не для промышленных стоков. Его реализация может привести к тому, что деньги, выделенные на рекультивацию промзоны БЦБК, будут потрачены, а горы химикатов никуда не денутся. При этом вероятность схода селей в районе расположения карт останется тоже.

По словам Александра Сутурина, на сегодняшний день реальными представляются следующие варианты развития событий.

В первом случае Министерство природных ресурсов РФ может решить вообще не выделять денег на проект, сославшись на большие споры вокруг него. Тогда встает вопрос «А за чей счет все эти мероприятия будут проводиться?».

Второй вариант. Пока идет вся эта возня вокруг проекта, над Хамар-Дабаном проходят сильные дожди, несколько слабых подземных толчков — и эти миллиарды будут уже не нужны: все содержимое хранилищ окажется в озере. Тогда можно будет говорить о том, что власти, как региональные, так и федеральные, уничтожили один из крупнейших на планете резервуаров чистой воды.

Третий вариант. «ВЭБ Инжиниринг» получает 6 миллиардов, закупает у своего немецкого партнера оборудование, осваивает сумму, а затем заявляет, что работу продолжать невозможно, например, из-за неработающих очистных сооружений. Денег нет, БЦБК нет, зато есть гора химической грязи.

И наконец, четвертый вариант, который эксперт считает единственным приемлемым в сложившейся ситуации. Необходимо назначить конкурс проектов, сделать так, чтобы все технологии, предлагаемые в них, прошли обязательные промышленные испытания, которые покажут, насколько эти технологии эффективны и безопасны. И в любом случае необходимо срочно начинать строительство селезащитных сооружений в зоне хранения загрязняющих веществ. Только таким путем можно избежать катастрофы, которая не только сильно ударит по и без того тощим карманам большинства налогоплательщиков, но и серьезно ухудшит условия проживания большей части жителей Иркутской области.

Иллюстрации: 

Так выглядят с борта вертолета накопители шлам-лигнина. Каждый длиной 1 км, шириной 100—200 метров, глубиной до 5 метров. В карты в 70-е годы складировался жидкий шлам-лигнин с влажностью до 99%. По проекту он должен был зимой за счет замерзания разделяться на воду и твердофазное вещество, таким образом, каждая карта бы уплотнялась. Но оказалось, что в Байкальске выпадает такое количество снега, которое не дает промерзать этой массе. Карты очень быстро заполнились. С 1985 года образовавшийся лигнин начали сжигать, но накопленные отходы так и остались не утилизированными
Так выглядят с борта вертолета накопители шлам-лигнина. Каждый длиной 1 км, шириной 100—200 метров, глубиной до 5 метров. В карты в 70-е годы складировался жидкий шлам-лигнин с влажностью до 99%. По проекту он должен был зимой за счет замерзания разделяться на воду и твердофазное вещество, таким образом, каждая карта бы уплотнялась. Но оказалось, что в Байкальске выпадает такое количество снега, которое не дает промерзать этой массе. Карты очень быстро заполнились. С 1985 года образовавшийся лигнин начали сжигать, но накопленные отходы так и остались не утилизированными
Это скриншот с сайта фирмы MAICO-MANNESMANN AG , которая участвует в разработке проекта рекультивации промзоны БЦБК. Судя по информации, размещенной на сайте фирмы, сфера деятельности у нее довольно обширна: предприятие занималось производством электроскутеров, индивидуальной спутниковой связи и так далее. Однако наибольший интерес представляет новость, из которой становится ясно, что фирма принимала участие в совместном проекте с немецким посольством в Украине под названием «Украина — Германия. Интеграция в Евросоюз». В рамках проекта предполагалось готовить специалистов в области охраны здоровья гражданского общества, которые после обучения в Германии проводили бы семинары на территории Украины. Вот такое разнообразие интересов: от скутеров до оздоровления гражданского общества в Украине.  А теперь еще и рекультивация промзоны нашего БЦБК
Это скриншот с сайта фирмы MAICO-MANNESMANN AG , которая участвует в разработке проекта рекультивации промзоны БЦБК. Судя по информации, размещенной на сайте фирмы, сфера деятельности у нее довольно обширна: предприятие занималось производством электроскутеров, индивидуальной спутниковой связи и так далее. Однако наибольший интерес представляет новость, из которой становится ясно, что фирма принимала участие в совместном проекте с немецким посольством в Украине под названием «Украина — Германия. Интеграция в Евросоюз». В рамках проекта предполагалось готовить специалистов в области охраны здоровья гражданского общества, которые после обучения в Германии проводили бы семинары на территории Украины. Вот такое разнообразие интересов: от скутеров до оздоровления гражданского общества в Украине. А теперь еще и рекультивация промзоны нашего БЦБК
Александр Сутурин, заместитель директора Лимнологического института СО РАН по науке: «Действия нынешнего руководства БЦБК могут стать хрестоматийным примером того, как не надо закрывать комбинат. Были проигнорированы все рекомендации научных организаций, десятилетиями работавших над похожими проблемами»
Александр Сутурин, заместитель директора Лимнологического института СО РАН по науке: «Действия нынешнего руководства БЦБК могут стать хрестоматийным примером того, как не надо закрывать комбинат. Были проигнорированы все рекомендации научных организаций, десятилетиями работавших над похожими проблемами»
baikalpress_id:  95 917