Счастливый Коля

У Люды и Насти что-то вроде конкурса – кто на свете всех милее. Кто – Люда или Настя? Кого должен выбрать Коля? При этом Люда забывает, что Настя-то, собственно, законная Колина жена.

И получается, что он вроде как уже раньше ее выбрал. И девочка у них, дочка Светочка. А Настя утверждает, что до встречи с Людой Коля и не смотрел никогда по сторонам. И что Людка сама стала на нем виснуть, вязаться и лезть в чужую счастливую семейную жизнь. Тем более сама же должна понимать, что это такое – остаться одной с ребенком на руках. Люду же муж бросил, ее сыночек тогда вообще крошка был, какой-то начальный класс. Если вообще в школу ходил. Но Люда тогда ходила гордая и неприступная, и сколько подруги ее ни пытались расшевелить, ничего у них не получалось — чтобы Люда начала плакать и чтобы нормальным языком заговорила, что мужики все сволочи и подонки. Люда очень гордая сделалась и даже разогнала всех подружек. Может, кстати, и правильно, что разогнала, потому что ее мужа увела как раз не то чтобы совсем близкая подружка, но тоже хорошая знакомая, почти приятельница, еще и приходила к ним, и Люда поила ее кофе с пирожными. А один раз — полноценным обедом: салатом, супом и тефтелями на второе. У этой подлой женщины уже тогда вовсю были отношения с Людиным мужем, это когда Люда ей чай-кофе наливала. И она пришла тогда, чтобы вот этот муж посмотрел на них с Людой и понял окончательно и бесповоротно, что от Люды надо уходить. Несмотря на салат, суп и тефтели на второе. Кстати, Люда никогда не изображала из себя какую-то великую повариху. Потому что Люда – такая р-р-роковая! Брюнетка. Профиль, осанка и все такое. Как-то такой образ совсем не вяжется с поваренными книжками, да? Женщины-вамп вообще, может, в одних ресторанах питаются. Вот Кармен же другими делами прославилась, а не тем, что наварит Хозе гаспачо или паэлью, сядет напротив и смотрит, как он эту паэлью за обе щеки наворачивает.

Но потом Люде все равно пришлось напрячься в том смысле, чтобы вспомнить, что путь к сердцу солдата лежит через желудок. Ей это никакого труда не составило – Люда за что ни возьмется, все у нее сразу на пять баллов выходит. Но у законной жены Насти тоже свои достоинства. И в отношении этой готовки, будь она неладна, потому что – сколько можно? Ну сколько можно есть, есть и есть? Но дело в том, что Коля, он же все-таки женатый человек и не привык по столовкам питаться. Он с работы придет, ему жена Настя сразу – мой руки и за стол. Такая культура общения – ты мужика сначала накорми, а потом уже и спрашивай, как дела и все такое. А Люда попробовала, чтобы без обильной кормежки, а чтобы легкие закуски, вино и интеллектуальная беседа. А Коля сидит, ерзает, а потом спрашивает у Люды – а у тебя картошка есть? Я ведь и почистить могу. Это после того, как он умял целое блюдо затейливых бутербродиков. Маслинки там, огурчики, крошечные рыбки, лепестки сыра и ветчины.

Люда сделала выводы. Тем более что Коля же еще простодушно рассказал, что его жена даже на кулинарные курсы пошла, чтобы в совершенстве овладеть искусством приготовления еды. Люда все слушала и запоминала. Таких конфузов, когда Коля действительно начистил картошки и пожарил ее, Люда больше не допускала.

— Ужинать будешь? — приветливо улыбалась Люда и накрывала на стол.

И потом обстоятельства сыграли ей на руку.

Настя же как раз затеяла ремонт в квартире. Коля в этом участвовал, но так, больше советами. Он, конечно, мог кое-что по дому сделать, гвоздь прибить, карниз подвесить, холодильник отодвинуть в случае генеральной уборки. Ковер однажды даже в химчистку отнес. Свернул в рулон и на трамвае — в химчистку. И что важно – обратно тоже принес. А не так, как у одной знакомой Настиной – муж в чистку ковер отнес, а забрать его было лень. Так эта знакомая потом замучилась этот ковер почищенный вызволять. Целое дело было – с машиной договариваться, грузчиков искать. По мелочи на Колю можно положиться.  Но потолки белить, обои клеить, линолеум класть – это все-таки дешевле выйдет, если мастеров нормальных позвать. С мужьями если затевать ремонт, это обычно дорого и почти всегда через скандал. Потому что чужие люди же не будут все время курить и смотреть мечтательно вдаль. Они приходят, делают работу, получают деньги – и до завтра, хозяйка. Настя и к мужу не вязалась, ее же идея – насчет ремонта. Рабочие, кстати, и мебель двигали, потому что сказать мужу, который только что пришел с работы, — а не передвинешь ли ты пару шкафов, идиоток нет. Так что можно себе представить, что Коля пришел домой, где все застелено газетами и по дому ходят посторонние мужики, белят, красят, то что там лично Коле делать? Он тогда и сказал Насте: «Я на работе задерживаюсь». А тут как раз приятель позвонил – насчет пива. Пива попили, потом приятель говорит – зайдем тут рядом, в гости. Ну вот так в жизни Коли и появилась Люда. Приятель тогда смылся, Коля остался. И началось. А у Насти ремонт, она не очень-то и всматривается, чтобы следить за выражением лица мужа, который в очередной раз задержался на работе. Ей бы самой передохнуть, чаю выпить некогда. А ремонт – дело затяжное. Сделали одну комнату, принялись за вторую. Потом ванная, кухня, прихожая, балкон еще. Время идет и уносит все Настины мечты о хорошей счастливой жизни в отремонтированной квартире. Потому что, когда этот ремонт закончился и можно было бы, с удовлетворением заглянув во все углы, сказать себе самой – какая ты, Настя, молодец, прямо отличница, — оценить ее труд было, собственно, уже и некому. Вот она себя похвалить — похвалила, а потом охнула, потому что вспомнила, что муж уехал в командировку, обещал вернуться через три дня, а его нет неделю! И Настя принялась звонить, а ей там, в телефоне, сказали – какие командировки! Никаких у нас командировок вообще не бывает, вы, наверное, что-то перепутали, а Николай Степанович вообще в отпуске вторую неделю.

И в это время как раз и возвращается муж из командировки. Настя потом себя очень ругала за те слова, что она наговорила в тот вечер. Она себя саму ругала последними словами, что была так несдержанна. Нужно было, как все дамочки, заплакать так тихонько, осторожненько, чтобы тушь не потекла. Плечики показать поникшие, ручки бессильно опустить. А она заревела, как бешеная, все требовала какой-то правды. Ну еще и определенная лексика. Хотя сама прекрасно знает, что Коля на дух не выносит женского мата. А что тут поделаешь, если столько времени она провела в компании маляров и плиточников.

Парни же там не совсем культурно выражались, а наоборот, словами прямыми. И друг друга они хорошо понимали.

Настя почему-то запомнила пару таких выражений, вот и поспешила продемонстрировать. А Костя так выразительно поморщился, потому что он только что от Люды, которая не сегодня — завтра защитит диссертацию, умна, красива, интеллигентна, а тут собственная жена выдает такое… Хорошо еще, что дочку на это время отправили к бабушке, чтобы она краской не дышала. А Настя принялась громко плакать, что в погоне за домашним уютом она упустила человека, которому этот уют и был предназначен. Но потом взяла себя в руки, и тут как раз у них с Людой и началось соревнование. А Коля ходит от одной к другой, то у Люды поживет, то к Насте возвращается. И все ему рады. Все улыбаются, а если кто не улыбается, то Коля сразу собирает свою спортивную сумку и – чао, Бамбино, сорри. Поэтому обе девушки стали очень такими осторожными и в словах, и в поступках, и  в проявлении своих чувств. И обе практически уже миссис Вселенные. По всему. Хоть красоту взять, хоть что. Коля только подумает о чем-то – ему тут все сразу в двойном экземпляре. И кино, и театр, и какие хочешь выставки-концерты, это насчет культурного досуга. И любимый детектив. «Расшибусь в лепешку, но найду», – так думает каждая. И насчет шмоток, и насчет еды – что тут говорить, повторяться. Детей, правда, пришлось уносить с поля боя. Дочечка Колина как уехала к бабушке, так ее там на время, третий год пошел, и оставили. Люда тоже решила не травмировать своего сыночка от первого, неудавшегося совсем, брака. Тут как раз подсуетилась ее бывшая свекровь, которую переполняло чувство вины. Она робко попросила как-то внука на выходные, а Люда великодушно разрешила. Мальчик там и остался. На время, конечно, на время. Но недалеко же они все живут, практически в одном районе. Не в Магадан же детей услали.

А у Коли не осталось никаких желаний, потому что все его мечты сразу исполняются. Вот даже такой пример – он заикнулся как-то Люде, что с самого детства мечтал о собачке. У соседей была такая хорошая собачка – маленькая, рыженькая, дворняжка, конечно, но такая милая! Необыкновенная собачка. И он так о собачке и мечтает всю жизнь. А у них с Настей кошка. А что кошка? Сама по себе, гуляет где хочет, то ли дело собачка. Они такие милые, собачки, особенно дворняжки. И Люда тогда сказала: «Будет тебе, Коля, собачка!». И купила породистого-распородистого щенка королевского пуделя. Мечта, а не собака. А Коля посмотрел на щенка и чуть не заплакал: «Я ведь рыженькую хотел, чтобы мордочка остренькая, как у лисички, чтобы хвостик такой, калачиком». Люда погладила Колю  по голове и сказала: «Да будет тебе, какая дворняжка? Вот посмотри, это теперь твоя собака. Ее Лорд звать». А Коля все не мог запомнить кличку. По-разному звал — то Цезарь, то Кинг. Запомнить не мог. Щенок потом вырос, красивый такой, а когда Коля тянул к нему руку, чтобы погладить, этот Цезарь, Лорд или Кинг брезгливо отворачивал морду. Видно было, что ему неприятно Колино прикосновение.

Вот такой была Колина жизнь, так бы он и катался, как колобок, — от Люды к Насте, от Насти к Люде, если бы однажды его действительно не послали в командировку. Далеко-далеко, за Уральские горы. Коля быстренько собрался, расцеловал обеих женщин в румяные щечки и был таков. Там, на новом месте, он быстренько освоился, уволился, устроился, дали ему хорошую должность и служебную квартиру. И первое, что сделал Коля в ближайшие же выходные, — купил себя на птичьем рынке, нет, вовсе не попугая и не канарейку в клетке, он за символический пятачок купил себе там маленькую рыжую собачку. Когда он приходит домой в свою служебную квартиру, собачка встречает его тихим визгом. Они долго и степенно гуляют по улицам, а потом усаживаются перед телевизором, смотрят все подряд фильмы и передачи и едят каждый из своей миски очень вкусные магазинские пельмени.

А когда Коля засыпает, то думает только об одном – какой же ты, Коля, счастливый.

baikalpress_id:  95 704