Санкции на продукты иркутян не испугали

Конец прошлой недели и начало нынешней прошли под знаком введения продовольственного эмбарго. Эта тема вытеснила все остальные, в том числе и войну на Украине.

Оно и понятно: еда в России больше, чем еда. Все, что связано с продуктами, дефицитом, очередями, вошло в генетическую память народа, которому приходилось голодать, и не раз. О том, на какие продукты введено эмбарго, каковы его последствия и что думают по этому поводу эксперты, читайте в обзоре «Пятницы».

Итак, 6 августа президент Путин подписал указ, запрещающий ввоз некоторых видов продовольствия из стран, которые ввели санкции в отношении России. Речь идет о странах Евросоюза, США, Канады, Норвегии и Австралии. Среди товаров, импорт которых будет временно прекращен, оказались:

  • охлажденное, свежее и замороженное мясо крупного рогатого скота, свинина, мясо птицы, соленое, сушеное и копченое мясо;
  • рыба и ракообразные, моллюски и прочие беспозвоночные;
  • молоко и молочная продукция;
  • овощи;
  • съедобные корнеплоды и клубнеплоды;
  • фрукты и орехи;
  • колбасы и аналогичные продукты из мяса и мясных субпродуктов;
  • сыры и творог на основе растительных жиров, а также молокосодержащие продукты на основе растительных жиров.

Запрет на ввоз будет действовать в течение года. Что будет потом, неизвестно.

Санкции на продукты из стран Запада и ЕС вызвали бурю эмоций среди россиян. Все другие темы отошли на второй план. Особенно хорошо это видно по социальным сетям — там, можно сказать, идет гражданская война. С одной стороны — бурный поток ликования: дескать, наконец-то благодаря эмбарго мы поднимем российское село, торговые сети теперь вынуждены будут покупать продукты у отечественных производителей. И вообще, мы ваших хамонов не едим. Известная певица Вика Цыганова даже призналась в интервью, что 15 лет ждала запрета на ввоз импорта, так как ничего хорошего в их продуктах нет, одна химия.

С другой стороны, противники эмбарго жалуются, что из-за действий политиков они теперь лишились привычных деликатесов. По их мнению, на самом деле эти санкции направлены против так называемого креативного класса, против ценителей высокой кухни, мраморной говядины, устриц, хамона, пармезана и т. д. В качестве примера можно привести мнение известного ресторанного критика из Москвы Дарьи Цивиной, которая искренне сожалеет, что не сможет давать своим детям греческую клубнику на завтрак. Конечно, это большой удар.  

Когда читаешь это, создается впечатление, что люди живут в разных странах. И что-то мешает присоединиться и к хору оптимистов, и к хору плакальщиков.

Может быть, стоит прислушаться к голосу экспертов? Но и здесь нет единства мнений. Некоторые экономисты предрекают России продовольственную катастрофу. Например, так считает профессор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Алексей Портанский. В интервью «Новой газете» он заявил, что лосось у нас продается весь норвежский и его нечем заменить… Извините, а как же Дальний Восток? Сколько помню, всегда покупаем дальневосточную горбушу и кету.

Другой эксперт — директор Центра агропродовольственной политики Российской академии народного хозяйства Наталья Шагайда рассказала Слон.ру, что запрет на ввоз импортных продуктов больно ударит по 30% россиян. Оказывается, третья часть населения страны уже давно и без всяких санкций живет впроголодь. А санкции вообще поставят этих людей на грань выживания.

Впрочем, большинство экономистов голода не предрекают, но эмбарго, по их словам, неизбежно приведет к росту цен, причем не только на деликатесы. Это закон рынка. Одна из причин — отсутствие конкуренции. Конкуренция побуждает лучше работать и гибко подходить к ценообразованию. Нет конкуренции — можно расслабиться, выбора у людей нет, и так купят.

Теперь что касается надежд на то, что запрет импорта поможет подняться отечественному производителю. Экономисты их называют довольно призрачными. Производители не могут просто так взять и увеличить объемы — для этого нужны условия и поддержка на государственном уровне. Сейчас же российские производители буквально задыхаются от коррупции, непомерной стоимости кредитов, отсутствия логистики и т. д. На днях президент союза производителей молока в России Андрей Даниленко заявил, что молочная отрасль в кризисе и производство молочных продуктов у нас будет только сокращаться.

Еще один важный вопрос в связи с санкциями: а как быть российским производителям, которые используют ингредиенты, которые у нас не производят? Маскарпоне, например, или оливковое масло. Им что, теперь предприятие закрывать? И тут выясняется, что эмбарго можно и обойти, допустим, купить это масло у посредников из третьих стран, которые не входят в запретный список. Народ у нас изобретательный. Только для нас этот продукт будет стоить дороже.

И самое главное, прежде чем кричать, что мы и без рокфора с камамбером проживем, нужно понимать, что общество у нас социально неоднородное: одни могут позволить себе рокфор, а для других и сосиска с кетчупом уже праздник. Но значит ли это, что все должны перейти на сосиски? Всех уравнять? Мы это уже проходили в советское время. Формально все были равны, но одни получали продукты в спецраспределителе, а другие убивались в очереди за суповыми наборами и картонной колбасой. Нет, пусть уж лучше будут и хамон, и пармезан, и сосиски.

Благодаря санкциям мы получили редкую возможность произвести инвентаризацию своих холодильников и наконец оценить подвиг наших местных производителей, благодаря которым имеем возможность покупать молоко, мясо, яйца, хлеб.

Без пармезана еще можно обойтись, а вот без хлеба и молока — никак. Может быть, поэтому у нас в Сибири к эмбарго относятся спокойнее, чем в столице.

Не так много в наших холодильниках американских и европейских продуктов. Да и в торговых сетях их совсем немного: мясные деликатесы, макаронные изделия, оливковое масло, сыры, форель, польские замороженные овощи, ну и, конечно, рижские шпроты. Овощи и фрукты — в основном из стран, на которые эмбарго не распространяется. Может быть, это региональная специфика, ведь у нас в Иркутской области есть свои крупные производители молока, яиц, мяса, птицы и много чего еще.

«Пятница» связалась с руководителями некоторых предприятий, чтобы узнать, ударит ли эмбарго по производству основных продуктов питания.
Оказалось, что в большинстве своем наши производители используют только отечественное сырье. Например, крупнейший производитель куриного мяса, молока и яиц ОАО «Белореченское». Об этом нам сообщила Лариса Барсукова, начальник отдела маркетинга предприятия.

Производители хлеба тоже в основном используют российское сырье. Это подтверждает и Сергей Каракич, председатель совета директоров ЗАО «Иркутский хлебозавод», и Яна Поминова, начальник планового отдела компании «Каравай». По словам менеджера по развитию сети «Бельгийские пекарни» Артема Кизиярова, несмотря на название, у них только технологии иностранные, а практически все сырье закупается в России. Также он отметил, что наш регион не зависит в такой степени от импорта, как европейская Россия, жизнь нас заставила производить все на месте.

Однако кроме хлеба предприятия выпускают разнообразные булочки, изделия из слоеного теста.

— По кондитерским изделиям ситуация сложнее, — рассказал Сергей Каракич, — в производстве используется кунжут, мак и другие ингредиенты. Но и этот вопрос решаемый. То же и в отношении булочной продукции. На 90 процентов мы обойдемся своими ресурсами.

К плачу вокруг хамона и пармезана Сергей Семенович относится с усмешкой. По его словам, не так много у нас в стране людей, которые успели подсесть на пармезан.

— Мы из поколения людей, которые помнят, как было тяжело после войны. И готовы пойти на любые лишения, чтобы только не унижали нашу родину, ее достоинство.

В производстве мясной продукции тоже ничего катастрофичного не произошло.

По словам коммерческого директора ОАО «Мясокомбинат «Иркутский» Ивана Виниченко, предприятие от импортного сырья зависит  крайне мало, так как львиная доля его закупается на внутреннем рынке. Незначительные поставки для производства специфичных продуктов добираются на внешнем рынке. Соответственно, с точки зрения обеспеченности сырьем проблем нет и быть не может.

— В принципе мы можем обойтись только отечественным сырьем, но пострадают некоторые деликатесные виды продукции.

На вопрос, реально ли нарастить объемы продукции в связи с запретом ввоза импортных колбас, ветчины, окороков, Иван Виниченко ответил утвердительно. Особенно это касается сырокопченых колбас. В начале этого года, например, комбинат начал выпускать свои сыровяленые колбасы — «Милано», «Верона», «Парманелло».

— Мне очень жаль граждан, которые не могут обойтись без хамона, но в реалиях не такая уж и большая часть населения приучена к этому деликатесному продукту. Эту истерию больше раздувают СМИ и столичные потребители.

Генеральный директор легендарного Усольского свинокомплекса Илья Сумароков пояснил, что предприятие использует только свою свинину, но говядину, которая в общем объеме составляет 17%, приходится покупать за счет госрезерва.

Есть еще один продукт, может быть, не основной, но всеми любимый. Мороженое. По словам генерального директора фабрики «Ангария» Юрия Федонова, в основе производства лакомства — продукция местных поставщиков. Это касается и молока, и масла. Глазурь приходится везти из-за границы, но на фабрике есть запасы, и до конца сезона их должно хватить.

Теперь что касается возможного повышения цен. По словам Сергея Каракича (ЗАО «Иркутский хлебозавод»), здесь все зависит от естественных монополий: от электричества, воды, тепла, транспорта. Если цены на все это устоят, то и хлеб не подорожает.

— Цены росли и в то время, когда все было спокойно, до всяких санкций и запретов. Так что не надо на этом спекулировать.

По мнению Ивана Виниченко (мясокомбинат «Иркутский»), повышение цен неизбежно, поскольку сегодня Россия не обеспечивает себя полностью говядиной и свининой. По оценкам эксперта, в самое ближайшее время произойдет незначительное повышение цен на продукцию из мяса, примерно на 10%.

Не исключает возможности роста цен и Илья Сумароков (Усольский свинокомплекс). По его словам, прежде чем вводить эмбарго, нужно было подумать, как покупатель отнесется к этому. Нужно четко знать, сколько всего мы производим и сможем ли удовлетворить потребность на 100%.

— Сейчас мы не можем аплодировать этим мерам, избытка не будет. И те, кто говорит, что сами себя обеспечат, мягко говоря, лукавят. Я не думаю, что из-за эмбарго у российских производителей появятся преференции. Здесь нужна поддержка государства. А за счет повышения цен пострадают люди. Вот я представляю, что будет, когда придут наши 12 тысяч покупателей, а мы поднимем цены — да они нас проклянут! Мы дорожим своими покупателями. Их доверие — наша главная ценность.

Что говорят люди о запрете на ввоз импортных продуктов

Кирилл Леви, заместитель директора Института земной коры СО РАН по науке, доктор геолого-минералогических наук, профессор, член корреспондент РАЕН:

«Меня и моего холодильника санкции никак не коснулись, мне на них плевать. Я никогда не роскошествовал, не покупал сверхдорогие продукты в магазинах, напротив, всегда предпочитал отечественные товары, ведь в них меньше всяких вредных добавок. Так что все, что мне нужно, я и теперь смогу купить в магазине. Скажу больше, я принципиально за ответные санкции нашей страны. Таким образом у нас высвободятся деньги, которые пойдут на развитие нашего сельского хозяйства. Скоро зима, посмотрим, как ЕС еще запляшет, когда холода придут!»

Юлия Янькова, начальник отдела метеопрогнозов Иркутского гидрометцентра:

«Скорее всего, мою семью санкции не коснутся. Как правило, мы покупаем продукцию отечественного происхождения. Если говорить о продуктах питания, то стараемся брать те, которые изготавливают в Иркутской области. В последние годы Евросоюз и США накладывали на нашу страну множество санкций, думаю, мы должны были дать им ответ и дали его. Решение руководства нашей страны я поддерживаю».

Сергей Шмидт, историк, преподаватель ИГУ, политолог, известный блогер-тысячник:

«Любое перестраивание взаимоотношений на мировом уровне скажется на повышении цен. Надеюсь только, что оно не будет истерическим, не выйдет за рамки ожидаемой инфляции. Вряд ли это скажется на качестве продуктов от отечественных производителей. Окорок Усольского свинокомплекса, на мой взгляд, вкуснее, чем европейская колбаса. Какая-то часть прорех будет закрыта отечественным производителем, но большая часть — импортным: Китай и Латинская Америка.

Вообще, руководство страны ввязалось в серьезную политическую игру с непредсказуемыми результатами, от катастрофы и поражения до куша во внешнеэкономических отношениях. На мой взгляд, этот риск неоправдан — надо было еще лет 10 потерпеть, а потом уже бросать вызов международной политической действительности».

Любовь Решетник, эксперт-диетолог минздрава Иркутской области, заслуженный врач РФ:

«Раньше мы покупали итальянский и испанский салат руккола. Теперь придется обходиться без него, но не думаю, что для нашей семьи это будет серьезным огорчением. Считаю, что руководству нашего государства обязательно нужно было ввести запреты на ввоз иностранной продукции. И это не демонстрация силы, а достойный ответ странам Евросоюза и США. Россия не маленький мальчик, которого можно ставить в угол».

Татьяна Бачина, заслуженный работник культуры РФ, директор ангарского Дворца культуры «Нефтехимик», депутат Думы Ангарска:

«Как говорил Петр I, «наши союзники — армия и флот», другие страны могут нам помогать только тогда, когда им самим это выгодно. Так что я поддерживаю наши санкции, пора прекращать это безобразие. Я бы пошла еще дальше и запретила пропаганду западной жизни, которую навязывают нашим детям по телевизору. Все эти мультфильмы, типа «Монстр хай», не учат хорошему. Я знаю, моя внучка их смотрит! Что касается продуктов продовольствия с Запада, то их отсутствие на магазинных полках на моей семье никак не отразится. Когда американцы бывают у нас в гостях, они много кушают и удивляются, почему мы, имея свои замечательные, здоровые продукты, завозим американские, вредные, генномодифицированные и т. п.

Герман Струглин, начальник отдела информации и общественных связей ГУ МВД России по Иркутской области:

«Точно могу сказать, что мою семью эти санкции не коснутся. Конечно, иногда мы употребляем продукты иностранного происхождения. Но я уверен, что в любом случае им можно будет найти достойную альтернативу. Я доверяю руководству нашего государства и полностью поддерживаю его решение».

Геннадий Гущин, актер, режиссер, заслуженный артист России:

«Критиковать власть тут бессмысленно. Это данность. Я понимаю, что цены на продукты будут расти, а ассортимент — сокращаться. Мы вообще не избалованы, но очень любим, например, норвежскую форель. Если ее запретят ввозить — придется заменить хариусом, тоже, к сожалению, недешевым. Вместо пармезана и моцарелллы придется переключиться на алтайский сыр. Хотя и его цена, наверное, поползет. Но лишить детей возможности есть сыр — глупо. Вряд ли людям, которые сами принимают эти санкции, придется отказаться от пармезана, в первую очередь это отразится на народе».

Ася Хабардина, архитектор, сотрудник Центра сохранения культурного наследия:

«Моей семьи в целом запрет пока не коснулся. Однако, даже несмотря на то, что Сибирь живет в основном за счет китайского импорта, со временем это отразится на всех нас, так как неизбежно подорожают те группы товаров, ввоз которых запрещен. Поэтому эти меры кажутся мне не совсем адекватными — от них могут пострадать простые люди».

Марина Токарская, художественный руководитель Иркутской областной филармонии:

«В рационе моем нет ничего, от чего тяжело было бы отказаться. Прогнозировать, что как-то изменится цена — не могу, потому что не специалист. Мне проще и интереснее рассуждать и разбираться в музыке, чем в экономике. Поэтому просто буду ждать, наблюдать, как изменится наше положение. Надеюсь, что если изменения и произойдут, они не очень ударят по кошельку простых людей. И, конечно, было бы здорово, если бы это способствовало развитию местных производителей — сельскохозяйственного, агропромышленного комплекса, молочного производства. Хотя прямой связи я лично не вижу — может повернуться как угодно.

Юрий Щербаков, младший научный сотрудник Института геохимии СО РАН:

«Пока распродаются ранее завезенные в Россию товары, влияние запрета незаметно. В будущем, на мой взгляд, санкции обязательно скажутся — на ассортименте, к примеру, сыров и фруктов. А ведь иногда хочется поэстетствовать и позволить себе голландских сыров, к примеру. Мне кажется, что эти меры — скорее обмен плевками между Россией и ЕС, чисто популистские акции, чем серьезный политический шаг, ведь доля европейскогоэкспорта продовольствия в Россию не играет большой роли».

Равиль Рахматуллин, заведующий объединенной геомагнитной обсерваторией, старший научный сотрудник, кандидат физико-математических наук Института солнечно-земной физики СО РАН:

«Думаю, что раз нас начали ограничивать, мы вправе ответить своими санкциями, все честно. Лично я неудобств по этому поводу пока не почувствовал, но с профессиональной точки зрения изменения уже заметил.На днях вернулся из Москвы с научного международного симпозиума, в нем участвовали ученые из Франции, Англии, Голландии, Японии, Китая, Америки, но последних было в сравнении с прошлыми годами немного, не всем разрешили присутствовать на симпозиуме. Поэтому обмен информацией получился не такой полный, как обычно, к сожалению. И это не может не тревожить».

Максим Христюк, экономист:

«Я пока не успел ощутить запрет на себе, но переживаю, что могут вырасти цены на продовольствие вследствие вновь созданного дефицита. Ибо я эти овощи и фрукты покупаю (яблоки, морковь, картофель), и рыбу, кстати, тоже. Мне не кажется, что эти запреты — демонстрация силы, скорее они напоминают детскую обиду, а не серьезное решение. Вообще, я негативно отношусь к таким мерам, от них пострадают все участники рынка — от европейских честных фермеров до наших желудков».

Материалы в тему: 

В Нижнеудинске на отца и сына напала собственная собака

В Нижнеудинске 3 октября 2013 года в дежурную часть отдела полиции по Нижнеудинскому району поступило сообщение от местного жителя о том, что на него с сыном напала собственная собака. Как сообщает пресс-служба ГУ МВД России по Иркутской области, животное сорвалось с привязи во дворе частного дома и...
baikalpress_id:  97 156