Самоубийство иркутского подростка: почему он это сделал?

Волна подросткового суицида прошлась в 2014 году по всей России. Статистика говорит о постоянном росте самоубийств школьников в нашей стране, и Иркутск здесь не стал исключением.

Одна из последних трагедий произошла в городе в конце ноября: в 3 часа ночи 16-летний Костя Панин спрыгнул с пятого этажа дома на улице А.Невского. Сейчас следователи ищут возможные мотивы для совершения этого шага, но видимых причин пока не обнаружено. Отец десятиклассника уверен, что виновата учитель алгебры — в тот день после ее урока мальчик был расстроен, а ночью его не стало. В гимназии, где учился Костя, свое мнение на этот счет, а психологи уверены: у суицида всегда комплекс причин и несколько виноватых.

Понедельник, 24 ноября, ничем не отличался от других будних дней. Костя пришел из школы, родители вернулись с работы — совместный ужин, праздные беседы, телевизор.

— Жена легла чуть раньше спать, а я засмотрелся телевизор и заснул на диване, — рассказывает Сергей Панин, отец мальчика. — В начале второго Костя пошел на кухню, я проснулся и ушел в спальню. А в 5.30 в квартиру постучали.

Сотрудники полиции сообщили, что в подъезде произошло преступление: в больницу доставлен молодой человек с пробитой головой, спустя два часа он скончался. «Мы даже открывать не стали, сказали, что никого не вызывали, и отправились дальше спать. Еще старались тише говорить, чтобы Костю не разбудить», — вспоминает отец.

Утром в комнате у Кости зазвенел будильник, но он его не отключал, и мать пошла растормошить сына. В спальне мальчика не оказалось: кровать была заправлена, дверь балкона и створки остекления распахнуты. Женщина сразу поняла, что произошло…

Картину случившегося позже восстановили следователи — сосед снизу сидел ночью за компьютером и видел, как что-то пролетело вниз и ударилось о землю. Он выглянул, заметил человека и вызвал скорую помощь.

Костю доставили в 3-ю Кировскую больницу. Врачи сообщили, что он был жив еще два часа, но от удара разорвались внутренние органы — шансов на спасение у него не было. В 5 утра парень скончался, а в 5.30 в дверь Паниным уже стучали полицейские.

В больнице родителям сразу заявили: спайсы. «Накурился, захотел полетать, — предположил медперсонал. — Он нас раскидывал так, что вшестером не могли справиться». В морге объяснили, что силы появились от нестерпимой боли — это была агония.

— Спайсы мы сразу отмели, — говорят родители. — В жизни его не видели с сигаретой, никаких запахов никогда не было. Не из тех он был.

Медицинское заключение будет готово к концу декабря, никаких следов спайсов следователь в комнате подростка не нашел. Да и разве, прежде чем взяться за наркотики, удаляют свои страницы из соцсетей и стирают СМС в телефоне?

— На страницах одноклассников «Вконтакте» появились прощания с Костей, а в них всплыло упоминание особы женского пола, что не стоило так из-за нее, — рассказывает отец. — Мы подумали: девочка, неразделенная любовь… А потом оказалось, что ребята говорят об учительнице алгебры.

Родители знали, что у Кости проблемы с математикой.

Мальчик учился в классе с естественно-научным уклоном — все хорошо было с химией, биологией, но с алгеброй не справлялся: «Он жаловался, что не понимает, говорил, что не выносит этот предмет, а мы его успокаивали, мол, не так это важно — понимать алгебру. Говорили, что нужно хоть как-нибудь тройку получить, и все. Никаких упреков от нас не было, ЕГЭ мы его не пугали, в отличие от учителя». Отец убежден, что смерть сына — на совести учителя алгебры. К такому заключению его подтолкнула целая цепочка совпадений. 24 ноября Костю вместе с двумя такими же неуспевающими педагог вызвала к доске, выполнить задание до конца никто не смог. Одноклассники говорят, учитель снова отругала Костю и напомнила о ЕГЭ. Парень и раньше делился с другом, что «алгебраичка докапывается» до него больше, чем до остальных, считал, что она с неприязнью к нему относится.

— Костя рассказывал другу, что учительница говорила, будто он ничего не может и не умеет, что лучше бы он не пошел в 10-й класс. А когда он что-то решал, не верила, что он сам это сделал, говорила, что списал. Может быть, для других это не было давлением, кому-то такие слова не запали бы в душу, а для Кости они могли стать роковыми, — рассуждает Сергей Николаевич.

Кто-то из ребят посоветовал родителям заглянуть в тетрадь по биологии Кости и посмотреть последние записи. «Биология в понедельник была четвертым уроком, сразу после двух алгебр. Биологию он любил и понимал, но лекция записана урывками, зато на полях какие-то странные рисунки. И это при том, что он не любил рисовать, и в других тетрадях ничего подобного не было». На картинках — монстры, человек, летящий к звезде, значок SS. Конечно, можно сказать, что такие художества есть у всех мальчишек, но не все при этом выбрасываются с балкона.

По словам родителей, Костя был очень чувствительным подростком и остро реагировал на замечания, хотя, став старше, уже виду не показывал.

«Мы никогда не кричали на него, даже голоса не повышали, потому что он сразу мрачнел, уходил в себя, — говорит мать мальчика Татьяна Геннадьевна. — Лицо закроет, отвернется — он с детства такой. Жили мирно: на дачу ездили, обсуждали что-то, к бабушке ходили, за покупками — обычная жизнь. И оценок с него мы не требовали. Я сама педагог и всегда объясняла, что важнее, чтобы в голове что-то осталось. Мы обсуждали, что ЕГЭ — не конец света и даже если не сдаст — проживем. Неужели ненависть к предмету, а вместе с тем антипатия к учителю так остро в нем сидели? Получается, мы совсем не знали его, нам казалось, что все идет естественным путем».

Костя был домашним ребенком: слушал музыку, смотрел телевизор, сидел за компьютером, общался с приятелями в скайпе, играл с папой в компьютерные игры.

— Конечно, мы волновались, что он все время дома, старались его отвлечь. И в последнее время случился сдвиг — приходили друзья, они вместе ходили в кино, в пиццерию, — вспоминает Татьяна Геннадьевна. — Казалось, ситуация меняется. И в школе дела шли хорошо, если не брать во внимание нелюбовь к алгебре. Мы вместе задания по литературе делали — он подходил, когда помощь нужна была, папа рисовать в средней школе помогал, еще что-то. Только с алгеброй помочь не могли.

После 9-го класса Костя хотел поступить в профучилище, но в итоге решили, что будет лучше окончить 10—11-й классы. В конце лета он сам начал сборы — позвал покупать костюм, тетради, канцелярию.

В последний вечер перед сном Костя сидел на кровати в своей комнате и смотрел телевизор. Когда Татьяна Геннадьевна зашла пожелать ему спокойной ночи и потрепала по волосам, парень сказал: «Отстань, мама». И женщина поспешила уйти, чтобы не досаждать сыну.

Ничего особенного в его поведении родители не заметили: «Наверное, он был грустным, но не грустнее обычного. Он ведь по характеру был такой — закрытый, спокойный, молчаливый».

Как говорят родители, Костя в тот вечер вообще не включал компьютер, хотя всегда вечера просиживал за ним, и никаких поломок или отключений Интернета не было. Свою страницу «Вконтакте» он, вероятно, удалил через мобильный телефон. Позже родители узнают, что один из друзей звонил Косте в три часа ночи, чтобы спросить, почему он «удалился», но парень на звонок уже не ответил.

Костя Панин учился в иркутской гимназии № 44. Это хорошая школа с сильным педагогическим коллективом, с массой внешкольных занятий. Обычно при подобных обстоятельствах педагоги отказываются идти на контакт с журналистами — выносить сор из избы, как правило, не принято. Но в этой гимназии с нами поговорили.

— Случившееся с Костей для всех нас   настоящая трагедия, — говорит Виктор Васильевич Панкрашин, директор. — Я недавно в гимназии и не знал Костю лично, но такая беда не проходит незамеченной. Очень болезненно переживают произошедшее одноклассники Кости, тяжело учителям — мы все скорбим.

На встречу с журналистом «Пятницы» пришли классный руководитель и учителя алгебры и ОБЖ. Начали с характеристики Кости — отзывы только хорошие, и не потому, что о покойниках иначе не говорят: не курил, всегда был опрятен, подстрижен, приходил на занятия без опозданий, уроки не прогуливал. С классом ладил хорошо, были у него и близкие друзья.

— Он был замкнутым и скрытным, но это особенности характера, — рассказывает классный руководитель. — Почему он это сделал, нам остается только догадываться. Назвать какую-то одну причину невозможно. Костю я знала очень хорошо — никакого срыва нами замечено не было. Любые проблемы с уроками, с учителями мы решаем сразу, но на Костю жалоб не поступало, и сам он не говорил о трудностях.

Что касается обвинений в адрес учителя алгебры, то тут педагоги и вовсе разводят руками: «Да, алгебру он не любил — это всем было понятно, но конфликта с учителем не было. Посмотрите его оценки: итоговая в 9-м классе — 4. В этом году есть и 3, и 4, и 2, но это обычная практика даже для способных к алгебре детей. У нас в школе есть психологи, которые встречаются с учениками, проводят мероприятия, и у нас был прецедент — выявили способного на суицид ребенка. А в Косте ничего подобного замечено не было. Его класс был назван благополучным в этом смысле. Более того, в 10-м классе Костя стал меняться — он даже начал тянуть руку на уроках, чем нас очень порадовал».

Тяжелее всего в этой ситуации, пожалуй, учителю алгебры — в ее адрес прозвучало очень серьезное обвинение.

— Я взяла этих детей, когда они были восьмиклассниками. Мы третий год вместе, я их всех люблю, и отношения у нас хорошие.

Естественно, есть рабочие моменты: могу строго сказать, могу поругать, но никаких конфликтов у меня с детьми не было и нет. Костя Панин учился на 3 и 4. Бывали иногда двойки, но их я ставлю всегда карандашом и даю возможность исправить.

В тот день трое мальчиков, в том числе Костя, выполняли задания у доски. Все сделали только наполовину — дальше решение пошло неверно, потому что никто не выучил нужную формулу. Учитель сама завершила начатое, объяснила еще раз тему. Дети подтвердили, что теперь все ясно, и обещали исправиться — в журнал были выставлены тройки.

— Да, я регулярно напоминаю, что впереди ЕГЭ и нужно быть собранными, но трагедии я не делаю и уж точно не пугаю этим, — уверяет учитель. — Это подтвердят и сами ученики. Я посвящаю им много времени, остаюсь после уроков. И Костя приходил, когда готовились к ГИА в 9-м классе. То, что он не любил алгебру, я знала и лишний раз не вызывала его к доске.

Обвинения, прозвучавшие от отца, педагог воспринимает болезненно, но стойко: «Я никогда не видела папу Кости, ничего о нем не слышала. Костя не упоминал о нем, что странно. Я никогда не вызывала родителей в школу, потому что в этом не было необходимости

— Костя учился вполне удовлетворительно. Откуда взялись обвинения? Оттого что мальчик не любил мой предмет, а заодно, может быть, и меня?»

— Вы не учитываете еще вот чего: у нас в гимназии дети в обиду своего не дадут, — включился в беседу учитель ОБЖ. — Если бы они заметили несправедливое отношение к Косте, об этом уже знали бы и педагог, и классный руководитель. Они подходят и говорят об этом открыто: вы были слишком строги, вы перегнули…

Учителя говорят, что много думают о трагедии, но не находят ответа на один-единственный вопрос: «Почему?»

— Мы спрашивали детей… В тот день они вместе с Костей уходили после уроков. Говорят, что смеялись, им было весело, Костя был спокойный и нормальный. Однако он это сделал.

Понять, почему происходят подобные трагедии, мы попытались вместе с психологом-консультантом, сотрудником кризисного центра для женщин и детей «Мария», членом общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги Светланой Павловной Хановой.

— В каждой трагедии есть комплекс причин, которые приводят ребенка к исполнению его мыслей о суициде. Есть такое понятие «cуицидальная готовность», то есть где-то внутри у человека есть скрытое намерение совершить самоубийство при определенных обстоятельствах.

Подростковый возраст — это возраст самоопределения. Человек задумывается не просто о том, кто он, но и о том, кто он в этом обществе. Становится очень важным, как оценивают его в обществе. Круг общения у подростка, так называемая референтная группа, — друзья, компания, школа, родители. Чувствительность к оценке этими людьми возрастает многократно. Плюс подростковые акцентуации характера, то есть какие-то личностные черты выходят на первый план. Это может быть чрезмерная веселость, демонстративность, патологическое упрямство, реакции эмансипации, девиантное поведение, агрессивность, субдепрессии и депрессии, пессимистичность и т. д. Явление это временное — если внешняя среда будет спокойной, здоровой, то через какое-то время эта «бурлящая» черта уравновесится с остальными. Но если нет, то любое минимальное давление может привести к решающему шагу: не посчитались с его желаниями, указали на недостатки, строго спросили, заговорили о сомнительном будущем и т. д.

Немаловажный фактор — у подростка нет осознания конечности жизни. Это особенность возраста. К тому же у них по-особому протекает депрессия — внешне ребенок этого может не демонстрировать, но подсказками являются предметы, появляющиеся в квартире, картинки в соцсетях и т. п., которые воздействуют по принципу 25-го кадра, что, собственно, и может служить одной из причин суицидальной готовности.

Здоровая психика взрослых включает естественную защиту — они предпочитают думать, что все хорошо, отодвигают «намеки» на депрессию ребенка и не занимаются его психологическим состоянием, не пытаются понять, заговорить на серьезные темы. К психологам обращаются единицы. А собственная психика у ребенка еще не способна справляться с внешними атаками и еще только учится адекватно справляться с внутриличностными конфликтами — кто я? Куда иду?

Не забывайте о влиянии компьютеров и телевидения. Безусловно, важно, чем занят ребенок, что он смотрит, но есть еще один факт — чрезмерная стимуляция визуального канала восприятия информации посредством просмотра компьютера возбуждает не только кору головного мозга, но и нижележащие отделы головного мозга, в том числе отвечающие за инстинктивное поведение. При этом отсутствие тактильного контакта ведет к сенсорной телесной депривации, когда человеку попросту не хватает телесного контакта.

Стоит добавить, что в подростковый период меняется образ тела и образ своего Я, поэтому так важен телесный контакт, который подтверждает присутствие ребенка в этом мире.

Необходимо ставить границы на просмотр ТВ и гаджетов и своим примером показывать, что, например, 30 минут достаточно. Во многих семьях вечер выглядит так: совместный ужин, и каждый к своему экрану. А нужно учить детей выговариваться; заниматься с ними совместными делами — мыть полы, гулять, перебирать крупу, стряпать печенье; учиться совместному переживанию эмоций — как положительных, так и отрицательных; ограждать от негативного настроения в семье — обсуждений кризиса, например. Семья — первый учитель по умению переживать стрессы.

Помните, подросток — это все еще ребенок, который требует особого внимания и особой защиты! Проблема нарастает годами — нужно вовремя начать корректировать.

Иллюстрации: 

Иркутский десятиклассник Костя Панин был добрым и вечно улыбающимся — так на своей странице в соцсети написал один из одноклассников. Все близкие Кости ждут ответов на свои вопросы. Возможно, их даст следствие
Иркутский десятиклассник Костя Панин был добрым и вечно улыбающимся — так на своей странице в соцсети написал один из одноклассников. Все близкие Кости ждут ответов на свои вопросы. Возможно, их даст следствие
Это скриншот личной страницы Кости Панина в популярной соцсети «Вконтакте». Четвертого сентября парень прошел тест и его результат опубликовал на стене: «Взгляд на жизнь пессимистичный, особенности характера — угрюмый, недостаток — склонность к депрессиям» и т. д. Есть мнение, что возможность самоубийства — это врожденная данность, болезнь, отклонение. Это зреет в некоторых людях до той самой пиковой поры. Психологи говорят, что суицидальная нацеленность заметна, что знаки обязательно есть и очень важно родителям, учителям, окружению вовремя увидеть и правильно истолковать
Это скриншот личной страницы Кости Панина в популярной соцсети «Вконтакте». Четвертого сентября парень прошел тест и его результат опубликовал на стене: «Взгляд на жизнь пессимистичный, особенности характера — угрюмый, недостаток — склонность к депрессиям» и т. д. Есть мнение, что возможность самоубийства — это врожденная данность, болезнь, отклонение. Это зреет в некоторых людях до той самой пиковой поры. Психологи говорят, что суицидальная нацеленность заметна, что знаки обязательно есть и очень важно родителям, учителям, окружению вовремя увидеть и правильно истолковать
Это комната Кости. В ту роковую ночь он не расстилал постель и не ложился, сидевшим на кровати его последний раз видела мама. «Вот как было тогда, так все и осталось, — говорит Татьяна Геннадьевна. — Он любил сладости — на столе осталась пачка печенья. Вместе с отцом они участвовали в акции и ходили получать эти рождественские тематические стаканы». Плакаты на стенах, телевизор, компьютер, модный телефон — все, что нужно современному подростку, у Кости было. Одного не хватило — сил поделиться своей непосильной ношей
Это комната Кости. В ту роковую ночь он не расстилал постель и не ложился, сидевшим на кровати его последний раз видела мама. «Вот как было тогда, так все и осталось, — говорит Татьяна Геннадьевна. — Он любил сладости — на столе осталась пачка печенья. Вместе с отцом они участвовали в акции и ходили получать эти рождественские тематические стаканы». Плакаты на стенах, телевизор, компьютер, модный телефон — все, что нужно современному подростку, у Кости было. Одного не хватило — сил поделиться своей непосильной ношей
baikalpress_id:  101 060