Самолет без хвоста, дом без крыши

В конце прошлой недели на одном из популярных городских порталов появилось фото военно-транспортного самолета Ил-76 с отломанным хвостом.

Снимок покалеченного самолета, расположенного на территории аэродрома бывшего ИВВАИУ, вызвал обсуждение. Кто-то из пользователей Сети предположил, что хвост запросто мог отвалиться от старости, а кто-то высказал догадку о том, что самолет пошел «под нож». Вторая версия и оказалась верной.

Один из Илов распилили

Сквозь брешь в бетонном заборе со стороны Ширямова аэродром бывшего ИВВАИУ выглядит тоскливо. Снег, асфальт, сиротливо стоящая летная техника и распиленный Ил-76 — обломки фюзеляжа, сломанные крылья, фрагменты кабины, колеса шасси… Груды металлолома — вот все, что осталось от крылатой машины. Ко вторнику военно-транспортный самолет был полностью распилен.

Напомним, что до последнего времени на территории учебного аэродрома ИВВАИУ стояло 15 единиц техники: грузоподъемные вертолеты Ми-6, остроносые тушки-бомбардировщики, работяга Ан-24, прозванный так за выносливость, неприхотливость и простоту в эксплуатации. Десять из них, согласно информации, не раз звучавшей из уст чиновников, еще в 2010 году были переданы в собственность региона. Тогда же, собственно, был создан и Музей авиации Иркутской области. В качестве государственного бюджетного учреждения музей был зарегистрирован в конце 2010 года.

Однако если с техникой, как тогда казалось, вопрос был решен, то с площадкой под экспозицию — нет. В итоге три года музей представлял собой пару кабинетов в одном из офисных зданий с несколькими сотрудниками в штате. В январе 2014 года музей как госучреждение был ликвидирован.

В пресс-службе правительства области пояснили, что к распиленному самолету Ил-76 регион не имеет ни малейшего отношения. Равно как и к другим самолетам, расположенным на территории учебного аэродрома. Оказывается, официально ни одна из 15 оставшихся авиамашин (часть техники ушла в распил сразу после ликвидации ИВВАИУ) в собственность региона не поступала.

Техника с историей

Об уникальности и исторической ценности отдельных экземпляров летной техники ИВВАИУ мы писали неоднократно. Ми-6 — самый грузоподъемный вертолет Советского Союза, «гагаринский» МиГ-15 УТИ — один из первых советских реактивных истребителей, знаменитый «Гаккель III» — воздушное судно, спроектированное гениальным конструктором Яковом Гаккелем. У каждой стальной птицы, принадлежавшей некогда Иркутскому авиационному училищу, есть своя история и свои заслуги. Что касается Ил-76, то таких самолетов до последнего времени на территории аэродрома оставалось два. Про один из них несколько лет назад офицер Геннадий Вирейкин, в прошлом начальником группы авиационного оборудования учебного аэродрома, рассказывал:

— Это наш первый разведчик из семейства военно-транспортных Илов — Ил-76ПП, некогда сплошь напичканный локаторами, тарелками и прочим радиотехническим оборудованием. Его еще называли поставщиком помех. Пролетая в небе, эта мощная машина глушила на земле буквально все сигналы. Даже радио в квартирах давало помехи.

К слову, именно в салоне Ил-76, согласно масштабному плану развития Музея авиации Иркутской области, у которого, как оказалось, не было не только земли, но и самих самолетов, должен был разместиться современный демонстративный кинозал.

Что же послужило причиной распила одного из двух военно-транспортных Илов и какова судьба остальной крылатой техники, расположенной на территории аэродрома? Ответа на этот вопрос нам найти не удалось.

Стены есть, а крыши нет

Не менее безрадостно обстоят дела и на территории самого военного городка. Проблемы все те же — неубранный снег, отсутствие освещения, бездомные собаки, гололед. Дополняют картину развала и бесхозяйственности учебные корпуса, частично оставшиеся на зиму без крыши.

Напомним, что весной текущего года дело сдвинулось с мертвой точки — после шести лет обращений, совещаний, переговоров, проект открытия в стенах училища кадетского корпуса был одобрен, а 82 объекта ИВВАИУ переданы в собственность региона. Однако каких-либо позитивных перемен в жизни военного городка вслед за этим не последовало. Единственное — в августе, в преддверии выборов, в корпусах главного учебного здания закипели ремонтно-реставрационные работы. Сотрудники подрядной организации сняли кровлю, разобрали полы, вывезли мусор. Однако в октябре из-за приостановки финансирования и отсутствия проектной документации работы по восстановлению здания прекратились. Рабочие ушли с объекта.

— Было плохо, а стало еще хуже, — говорит генерал-майор авиации Александр Барсуков. — Согласитесь, несерьезно — шаг вперед, пять назад.

Разделяет негодование экс-начальника ИВВАИУ и Мария Ступина, председатель региональной общественной организации «Крылатая слава России».

— Никаких перемен к лучшему, на мой взгляд, не наблюдается. В части уличного освещения, уборки снега и других наболевших проблем городка ровным счетом ничего и не изменилось. А за учебные корпуса досадно. Учитывая суровую сибирскую зиму и наш резко континентальный климат, думаю, стены без крыши долго не простоят.

Между тем известно, что финансирование работ по восстановлению зданий бывшего ИВВАИУ осуществлялось за счет частных средств. Помощь в реализации проекта оказывала компания «Ростех». В настоящий момент, по информации пресс-службы областного правительства, ведутся переговоры о дальнейшем сотрудничестве с корпорацией.

— Я полагаю, нет оснований считать, что проект по созданию кадетского корпуса так и останется нереализованным. Да, смена власти в регионе, похоже, внесла свои коррективы. Но, думаю, в скором времени все устаканится и работы по восстановлению зданий продолжатся, — уверен полковник Михаил Лайков, в прошлом начальник факультета авиационного оборудования ИВВАИУ. — Что касается корпусов, оставшихся без кровли, то в сравнении с многолетним периодом запустения и регулярными пожарами, думаю, это не самое страшное, что с ними случалось.

Метки: Жизнь, Иркутск