С помощью сомнительных схем вырубаются сотни гектаров тайги

Если взглянуть на снимки Иркутской области, полученные со спутника, то в лесной зоне заметны многочисленные проплешины.

Это результат деятельности черных лесорубов, нередко работающих с ведома и согласия чиновников, которые, согласно должностным инструкциям, этот лес должны охранять. Следователь по особо важным делам СУ СК России Виктор Михнюк рассказал газете «СМ Номер один» о том, как вырубаются зеленые легкие Иркутской области.

В кабинете Виктора Михнюка висит огромная лесная карта Иркутской области. На протяжении нескольких последних лет он расследует должностные преступления, связанные с лесной отраслью.

— Лес — это живая экосистема, которая иногда болеет. Древесину можно сравнить с фруктами или овощами, которые зреют в течение некоторого времени, — образно рассказывает следователь о жизни деревьев. — Сроки тут, конечно, другие. Сосна, например, спеет 101 год. По истечении этого срока ее можно добывать.

Если пожилую сосну вовремя не срубить, ее начинают заселять стволовые вредители, гнилостные грибки. Больная сосна заражает другие древостои. Чтобы этого избежать, в лесу нужно своевременно проводить санитарно-оздоровительные мероприятия.

— То, что отмечено на карте белым, — это эксплуатационные леса. Там разрешено заготавливать древесину, — следователь Виктор Михнюк указывает на светлые пятна. — Но бывают леса других категорий. Они несут защитную функцию, их рубить нельзя. На карте они обозначены цветным. Вот орехопромысловая зона, водоохранная, нерестоохранные полосы, городские леса.

В традиционно лесных районах — Осинском, Жигаловском, Балаганском — запасы эксплуатационного леса, естественно, давно уже истощены. И лесозаготовители устремляются в охранные зоны.

— В защитных лесах можно проводить лесозаготовку в одном-единственном случае — при проведении санитарно-оздоровительных рубок, — говорит Виктор Михнюк. — И что делают лесники? Десятками, сотнями гектаров оформляют здоровый лес больным. Лесозаготовители собирают пакет документов о том, что лес перестоявший, что он гниет, полон вредителей. После оформления необходимых документов на территорию заходит мощная техника и вырубает здоровые зеленые деревья.

В производстве Виктора Михнюка находится дело по обвинению начальника Усть-Удинского лесничества Юрия Титова в превышении должностных полномочий. Будучи начальником еще богатого лесом Усть-Удинского лесничества, он помог некой фирме оформить санитарные рубки. В результате было выкошено 83 гектара защитных лесов. Лесному фонду РФ был причинен ущерб свыше 170 млн рублей.

Что же касается лесозаготовителей, то они вышли сухими из воды — весь пакет разрешительных документов у них имелся в наличии.

«Как так могло случиться?» — спросит читатель.

— Распоряжением Агентства лесного хозяйства Иркутской области была создана комиссия для проведения лесопатологического обследования. В ее состав вошли четыре человека: лесники и лесопатолог — лесной врач, — рассказывает подробности усть-удинской истории Виктор Михнюк. — По приглашению Юрия Титова комиссия прибывает в Усть-Удинский район, чтобы провести лесопатологическое обследование. Акты санрубки у Титова уже готовы, членам комиссии только остается их подписать. Но специалисты упрямятся: «Может, сначала съездим на место?» Начальник лесничества вывозит лесников и лесного врача на деляну. Специалисты удивлены: «Зачем нас сюда привезли? Лес зеленый, молодой…» Принципиальные лесники наотрез отказываются подписывать документ о вырубке. Титов пишет служебную записку на имя тогдашнего руководителя Агентства лесного хозяйства Владимира Шкоды. Смысл записки сводится к следующему: вы отправили ко мне плохую комиссию, а мне нужна хорошая. В итоге выходит распоряжение об изменении состава комиссии, в которую входят уже другие люди. Так появляется акт о санитарной вырубке, подписанный некими лесниками Раскиным, Крысом и лесопатологом Ткачом.

Усть-Удинский нерестоохранный лес начинает косить лесовалочная машина, которая за 12-часовую смену заготавливает порядка тысячи кубов. Это порядка 70—80 лесовозов. За 10 дней мощная машина вырубила 83 гектара. Оставшийся лес спасло только то, что на реке закончилась навигация и лес стало невозможно сплавлять. Вырубку было решено возобновить к лету, но не удалось — в мае началась доследственная проверка. В отношении Титова было возбуждено уголовное дело, древесина была изъята.

Стали разбираться, и выяснилось, что Раскин и Крыс хоть и поставили свои подписи, но должностными лицами не являлись. Их автографы в документах веса, по сути, не имели, так что отвечать за должностные преступления они не будут. Что касается лесопатолога Ткача, то он внезапно ушел на срочную службу в армию…

В настоящий момент в Голоустненском, Черемховском, Братском лесничествах расследуются уголовные дела, похожие на усть-удинское.

— Санитарные рубки — это бич последних лет. Они повсеместно используются в качестве механизма узаконивания рубок ценных и защитных лесов, — говорит Виктор Михнюк. — В Иркутской области эту схему использовали практически все лесничества. Под видом санитарных рубок вырубается здоровая древесина, которая могла бы расти и расти, препятствуя обмелению рек, Байкала и другим негативным факторам.

Чтобы вырубить лес, оформленный больным, нужно заплатить 100—110 рублей за кубометр. Когда эта древесина идет на экспорт, ее минимальная стоимость составляет от 3,5 тысячи рублей за куб. Доход получается колоссальный.

В течение года следователь Виктор Михнюк расследовал дело Артемия Касьянского, замначальника Усольского лесничества. Ущерб от незаконных вырубок, которым поспособствовал Касьянский, составил, по мнению следствия, более 10 млн рублей.

В мае Усольский городской суд вынес приговор — 70 тысяч рублей штрафа. А учитывая, что замначальника Усольского лесничества во время расследования дела находился в СИЗО, суд вообще освободил его от наказания.

А 17 ноября прошлого года следственный отдел по г. Усолью-Сибирскому выявил факт получения взятки. С суммой в полмиллиона рублей был задержан начальник Усольского лесничества Андрей Сазоненко.

Сейчас Виктор Михнюк расследует дело, возбужденное в отношении экс-заместителя руководителя Агентства лесного хозяйства Иркутской области Владимира Данишека. Он курировал направление санитарных вырубок и подписывал самый главный документ — план-корректировку, после чего в лес незамедлительно заезжала техника. Дело Данишека было выделено из усольского производства. Заместитель руководителя агентства, по мнению следствия, был осведомлен, что лесопатологическое исследование проводилось с многочисленными нарушениями, но ставил в документах разрешительную резолюцию.

Иллюстрации: 

В поисках сырья для пилорам лесозаготовители осваивают новые территории. Наличие охранного статуса леса их не смущает.
В поисках сырья для пилорам лесозаготовители осваивают новые территории. Наличие охранного статуса леса их не смущает.
Следователь по особо важным делам Виктор Михнюк по ниточкам распутывает махинации в лесной отрасли.
Следователь по особо важным делам Виктор Михнюк по ниточкам распутывает махинации в лесной отрасли.
baikalpress_id:  102 921
Загрузка...