С иврита — на русский

Уроженец Иркутска, ныне проживающий в Израиле, знаменитый шестовик Александр Авербух после долгого отсутствия приехал в родной город

В родном городе он не был восемь долгих лет. В последний свой визит Александр в статусе лидера израильской сборной (в эту страну не востребованный в России спортсмен уехал еще в 1999 году) готовился к пекинской Олимпиаде на стадионе, ставшем для него когда-то настоящей спортивной альма-матер, — на «Труде».

Кроме того, принял участие в самом звездном за всю историю проведения Мемориале иркутских легкоатлетов: за призы тогда боролись многие лидеры российской сборной, проводившей на берегах Ангары заключительный сбор перед отправкой в Поднебесную. Выиграл соревнования, которые были посвящены в том числе и памяти его отца и брата, одним удачным прыжком — на 5 метров 40 сантиметров. Увы, на главном старте четырехлетия дела не заладились: не сумев выполнить квалификационный норматив, он зачехлил шест на скромной для себя высоте — 5,45. А через год, в возрасте 35 лет, и вовсе заявил о завершении спортивной карьеры, став в итоге самым титулованным легкоатлетом в не избалованном большими победами Израиле. До него в этой стране никто не мог похвастаться тремя титулами чемпиона Европы и двумя наградами, привезенными с главных мировых турниров.

За время, прошедшее с момента нашего последнего разговора (документальным его подтверждением может служить статья «Иркутский израильтянин » в газете «Копейка» от 6 августа 2008 года), Александр в третий стал раз отцом, выучил иврит, всерьез занялся тренерской работой, продолжая династию, начатую когда-то его родителями — Валерием Иосифовичем и Сталиной Алексеевной.

Наша новая встреча состоялась на стадионе ИРНИТУ, во время все того же турнира памяти знаменитых легкоатлетов Иркутска. Уже четырнадцатого по счету. К сожалению, проблемы российской королевы спорта, начавшиеся после набившего оскомину допингового доклада Макларена, коснулись и соревнований в сибирской глубинке. Как оказалось, не только нашим спортсменам запретили выезжать на зарубежные состязания, но и иностранцам сейчас нельзя официально выступать на территории России. Международный статус иркутского турнира устроителям пришлось понизить до российского — на старт выходили в основном представители сибирских регионов. Таким образом, приехавшим на родину своего наставника, лучшим на данный момент ученикам Александра Авербуха под угрозой санкций пришлось отказаться от соперничества с российскими коллегами. Ограничились совместными тренировками...

Маленькая страна — маленькие стадионы

— Сейчас занимаюсь развитием легкой атлетики в Израиле, — начал свой рассказ Александр. — Работаю старшим тренером в двух клубах: один находится в Иерусалиме, другой — в Нетании, где я, собственно, и проживаю вместе с семьей. Кроме того, отвечаю за прыжки с шестом в рамках национального проекта развития женского спорта. Являюсь депутатом городского совета Нетании, заведую вопросами спорта. Эта должность общественная, никак не оплачивается. Решаем проблемы муниципалитета, можем вызвать на заседание любого чиновника, получить ответы на интересующие нас вопросы, выслушать предложения.

Нетания — один из самых развивающихся городов Израиля, от Тель-Авива 20 минут на машине. Основной упор делается на туризм. И немудрено — ведь он находится на берегу моря и по длине пляжной зоны превосходит все остальные города этой страны. Население Нетании порядка 200 тысяч человек.

Одна из главных проблем израильского спорта, по мнению Александра Авербуха, — отсутствие в стране такого статуса, как тренер. Люди, помогающие спортсменам добиваться высоких результатов, живут в основном за счет каких-то специальных проектов школ или же за счет абонентской платы, которую вносят родители за занятия детей в спортсекциях. Там, где есть массовость, это, возможно, и приемлемо. Но как быть с такими видами, где нереально набирать группы по 40—50 человек — например, те же прыжки с шестом?

— Помогают немного федерации, министерство, — поясняет Александр. — Однако этого недостаточно. Нужно решать проблему на государственном уровне. В целом же потенциал у спорта в Израиле очень большой. Это направление активно развивается не только в столице, но и в провинции. Так, в Нетании уже не первый год плодотворно работает Академия спорта имени Вингейта — единственная подобного рода спортивная структура в Израиле. Здесь обучается порядка двух сотен перспективных молодых спортсменов со всей страны.

Сейчас в городе строится небольшой, но очень уютный стадион с беговой дорожкой на 200 метров. Маленькая страна — маленькие стадионы. Таковы реалии. Земля уж больно дорогая. Подобные же спортсооружения возводятся в основном на землях возле школ. Решил директор развивать детско-юношеский спорт, как это было в нашем случае, нашел инвестора, началось строительство.

И еще. Завоевавшая бронзовую медаль на Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро дзюдоистка Ярден Джерби живет и занимается в Нетании.

«Мы хотим всем рекордам...»

Официально спортивную карьеру он завершил в 2009 году, после Маккабиады (есть такие всееврейские игры, проводимые раз в четыре года). Статей, посвященных «последнему прыжку Авербуха» и «ушедшей эпохе», в израильских газетах тогда было много. Тем удивительнее, что сообщений о другом значимом событии — возвращении чемпиона в сектор для прыжков в 2013 году — даже во Всемирной сети найти крайне затруднительно.

— Четыре года не тренировался, а тут вдруг решил тряхнуть стариной на очередных Маккабианских играх, — вспоминает Александр. — Ставил задачу скромненько прыгнуть на пять метров. В итоге же удивил всех, и в первую очередь самого себя: взял 5.15 и занял первое место.

Меж тем личное достижение Авербуха — 5 метров 93 сантиметра. Надо ли говорить, что это официальный рекорд Израиля, который побьют еще не скоро. Если, конечно, Александр Валерьевич (или Алекс, как его называют в Израиле) сам в ближайшее время не воспитает себе преемника.

Кто знает — возможно, таковым окажется Рой Кистенбаум, один из тех спортсменов, кто отважился отправиться вместе со своим тренером в далекую Сибирь. 18-летний парень, который год назад и до трех метров не допрыгивал, сейчас уже вплотную приблизился к отметке 4.00.

— Результат пока невысокий, — соглашается наставник, — но динамика весьма приличная. К тому же перед Роем сейчас стоит конкретная цель. В будущем году ему предстоит идти в армию, и, чтобы получить там статус спортсмена, а стало быть и возможность тренироваться, выезжать на сборы и соревнования, ему необходимо показать результат в районе 4.50. Так что будем стараться... А там, глядишь, и до пяти метров недалеко.

Хорошие перспективы и у Ноа Толедо — единственной представительницы прекрасного пола в небольшой делегации. Ей также 18 лет, и она уже завоевывала золотые медали и юношеского, и юниорского первенства Израиля. А в этом году заняла четвертое место, соревнуясь со взрослыми на чемпионате страны. Ее рекорд — 3 метра 60 сантиметров. Возможно, кому-то из российских коллег он покажется весьма скромным, но мы пока только в начале пути... Сейчас примериваемся к высоте 4
метра. Рекорд Израиля меж тем 4 метра 3 сантиметра.

Еще один наш попутчик — Цур Либерман. Он чистый прыгун в высоту, ему 22 года. Потенциал очень хороший. Три года назад на Маккабиаде он завоевал бронзовую медаль. Личный рекорд на данный момент — 2 метра 16 сантиметров.

Кстати, все ребята приехали в Иркутск за собственные деньги. Я же официально нахожусь в отпуске. На отдых служащим в Израиле дают не так много времени — 8 календарных дней плюс пару выходных.

Среди прекрасных дам

— Будет время — напишу трактат по женской психологии, посвященный вопросам воспитания представительниц слабого пола и общения с ними, — с улыбкой обещает Александр. — Так уж получилось, что и по работе приходится большей частью заниматься с девушками, и дома одни девчонки — жена и три дочки.

Младшей, Анастасии, семь лет, и она уже настоящая фотомодель: один раз пригласили сняться для рекламы, и пошло-поехало. Сейчас у нее уже больше 20 фотосессий. Главное, что ей это очень нравится — позировать, когда фотографируют, делать прически, одеваться в красивые наряды. 13-летняя Диана раньше занималась большим теннисом, а сейчас решила уйти в легкую атлетику. Причем выбрала вид, который мне, в бытность мою многоборцем (давно это было!), совершенно не нравился, — бег с барьерами. Ну не получался он у меня — в моем исполнении это были прыжки, а не бег. У дочки с техникой все в порядке (бабушкины гены работают!), да и занимается она под руководством хорошего специалиста. Старшая дочь Татьяна окончила школу, потом отслужила в армии — в Израиле, как известно, долг Родине обязаны отдать все без исключения граждане, независимо от пола. Сейчас работает в магазине.

Супруга Наталья нашла для себя занятие по душе: заведует оптовыми продажами в фирме, которая шьет вечерние платья и другую элитную одежду.

С русским языком в Израиле проблем нет — каждый 4—5-й говорит на нем. Есть русские телеканалы и радиостанции. Несколько лет, пока был действующим спортсменом, я вообще не особо заморачивался с изучением иврита. Потребность возникла, когда стал служащим. Ходил на курсы, однако основное обучение происходило в процессе общения с соседями, коллегами.

Поначалу этот язык казался очень трудным. Сейчас уже зачастую ловлю себя на мысли, что при общении с русскоговорящими мне приходится подбирать слова, переводя их в уме с иврита.

Метки: Спорт, Иркутск