С геранью на подоконнике

Профессор Светлана Тимофеева убеждена, что правильно подобранные комнатные растения способны качественно улучшить атмосферу в помещении

Вращающийся сад от «Фольксваген», 15-квартирный экодом в Гамбурге со стенами-аквариумами, внутри которых помещены микроводоросли, живые шторы китайского дизайнера Ли Фань, невероятные вертикальные сады француза Патрика Бланка, зеленая инсталляция в международном аэропорту Эдмонтона, автобусы, салоны которых украшены комнатными растениями, коврики из мха для ванной комнаты, висячие мини-сады в одном из торговых центров Праги, умные горшки с автополивом, ионизаторы воздуха с фитонцидами, гидропонные установки для выращивания овощных и зеленных культур на подоконнике и еще многое-многое другое... Когда слушаешь заведующую кафедрой промэкологии и безопасности жизнедеятельности ИРНИТУ доктора технических наук Светлану Семеновну Тимофееву, не покидает ощущение, что тебе пересказывают какой-то научно-фантастический роман.

— Все реально! — почти обижается на данное замечание профессор. — Все это существует на самом деле. И название этому имеется — медико-экологический фитодизайн. Направление сейчас очень активно развивается на Западе. Мы же, как всегда, в числе догоняющих. Впрочем, ситуация в скором времени, очень надеюсь, может кардинально измениться. В принятой недавно концепции развития России до 2030 года в числе основных областей развития названы и биотехнологии. 

Путь в большую науку для Светланы Тимофеевой начался более тридцати лет назад, когда она, в ту пору молодой специалист, в результате исследований вдруг обнаружила феномен, услышав о котором, видные ученые того времени со словами «Этого не может быть!» просто развели руками.

— Занималась я тогда разными экспериментами в области использования водных растений для очистки сточных вод, рассказывает Светлана Семеновна. — Изучала сбросы различных водоемких предприятий Иркутской области — целлюлозно-бумажного и горно-обогатительных комбинатов, трикотажных фабрик, молокоперерабатывающих заводов и многих других. В лабораторных условиях мы выделяли токсикант, а потом смотрели, с какой скоростью растения их нейтрализуют. Задача — понять механизм и сроки вывода вредных компонентов, находящихся в сточных водах. В итоге получили парадоксальный, как тогда казалось, результат. Наши подопытные растения вдруг начали с большим удовольствием «кушать» цианид, который образуется после выщелачивания руд на золотодобывающих комбинатах и считается мощнейшим ядом. Они не только не погибли, но и начали цвести буйным цветом. Я кинулась к нашим иркутским светилам, мне сказали: «Не верь глазам своим...»

Но я девушка смелая и упорная: поехала в Москву, к академику Бронштейну. Он поначалу тоже решил, что я спятила. Потом подумал и решил более детально разобраться в этой теме. Я организовала ему в столицу доставку элодеи канадской — а именно об этом растении шла речь. Для нашего региона, надо сказать, это весьма неполезный вид. Родом он из Северной Америки, а в наши края его, видимо, завезли аквариумисты. Кто-то забросил растение в байкальские воды, где оно начало активно размножаться. Мощные заросли были в дельте Селенги, в Чивыркуйском заливе, на Малом море. Я собирала элодею в Ангаре и самолетом отправляла в Москву. Там моя ассистентка обнаружила в ней фермент, который превращает вредные цианиды в незаменимую аминокислоту — аспарагин. То есть нам удалось показать, что в природе существуют механизмы, с помощью которых токсичные вещества преобразуются в полезные аминокислоты. 

Мы поселили наш канадский сорняк в шлаконакопители, куда сбрасывается отработанная на горно-добывающих предприятиях вода, и он начал «жевать» цианид. Подобные живые очистные сооружения внедрили на Ангренском золотодобывающем руднике, на Текелийском свинцово-цинковом и Нерчинском полиметаллическом комбинатах.

 А совсем недавно метод опробовали и на Самарте — Холбинском руднике компании «Бурятзолото»...

За тридцать с лишним лет работы в ИРНИТУ из-под пера теперь уже профессора Тимофеевой вышло 350 научных публикаций, получено 110 патентов. Сейчас главным направлением ее работы является биоремидиация — «комплекс методов очистки вод, грунтов и атмосферы с использованием метаболического потенциала биологических объектов: растений, грибов, насекомых, червей и других организмов», как гласит Википедия.

— Область применения обширная, и, чтобы обо всем рассказать, одной статьи точно не хватит, — поясняет Светлана Семеновна. — Вот, видите несколько стопок на столе? Это все курсовые и дипломные работы моих студентов. Есть весьма любопытные исследования... Остановимся, пожалуй, на медико-экологическом фитодизайне — тема чрезвычайно интересная и очень популярная в мире.

Со школьной скамьи все мы знаем, что растения вырабатывают кислород и поглощают углекислый газ. Но, как выяснилось, они способны еще и очищать воздух. Причем определенные виды отвечают за разные типы загрязнений. Помните, что стояло на подоконниках у наших родителей? Герань и фикус там были обязательно. Эти растения, как показали исследования, обладают мощными поглотительными свойствами — даже по отношению к тому же формальдегиду, который выделяется из мебели и отделочных материалов, применяемых при горячо любимом многими евроремонте.

Мы, студенты и сотрудники кафедры, провели большую работу: оценили профессиональные риски работников социальной сферы — медицины и образования. Оценили  условия труда более чем на 1200 рабочих мест, замерили химический состав воздуха, исходя из этого подсчитали профессиональные риски, ранжировали их.

Результат неутешительный — проблема стоит очень остро. Решить же ее можно очень просто: на помощь придет медико-экологическоий фитодизайн. 

С министерством труда мы проводили совещание, где с нами согласились, что предложенная нами технология самая простая и вполне реализуемая. У меня студентка написала дипломную работу на эту тему — в ней подробно расписано, какие растения необходимы в детсадах, школах, вузах. Во всех аудиториях нашей кафедры я уже заставила подоконники нужными растениями. Вот у меня на входе в кабинет висит огромный плакат, на котором представлены главные чистильщики воздуха. Каждый может прочитать, что это драцена, фикус, спатифиллум, сциндапсус золотистый, хлорофитум, плющ, шеффлера, хризантема... И это, конечно, только часть списка.

Сейчас и у нас в стране входят в моду давно востребованные за рубежом аэрофитомодули, композиции из растений — поглотителей вредных веществ. Появилось целое направление в строительстве и дизайне — так называемые вертикальные сады. В Европе их можно увидеть повсеместно: в аэропортах, гостиницах, торговых центрах. А в Индии, например, еще 15 лет назад построили дом, в котором находится 45 тысяч (!) растений, и все это время его жильцы обходятся без системы вентиляции...

В области биотехнологий Светлана Семеновна знает буквально все и готова рассказывать об этом часами. Самых разных идей у нее в голове миллион! Ими она щедро делится со своими студентами. Сейчас вот искренне переживает за многообещающий, по ее словам, проект, который пытаются реализовать две студентки 4-го курса — Валерия Северина и Наталья Федотенко: «Фитотехнологии для очистки сточных вод гостиниц на берегу Байкала». Его цель — предотвратить сброс загрязненных вод в озеро. Предусмотрено два этапа очистки. Сначала стоки попадают в гидроизолированный искусственный водоем, где очищаются при помощи микробиологического препарата «Доктор Робик».

Далее вода самотеком уходит в биоплато, где с оставшимися вредными примесями начинает работать уже коренной житель Байкала — харовая водоросль.

— Как показали наши исследования, все вредные моющие вещества (ПАВ), нефтепродукты, формальдегиды, тяжелые металлы нейтрализуются почти под ноль, а сульфаты, магний, кальций остаются, — показывает график Валерия Северина. — Пить такую воду, конечно, нельзя, однако поливать ею тот же огород вполне допустимо. Самое же главное, что в Байкал перестают поступать загрязняющие его вредные выбросы.

— На молодежном форуме «Байкал-2020» мы представили наш проект, но в число номинантов он пока не попал, — продолжает Наталья Федотенко. — Тем не менее нынешним летом собираемся его продолжить на острове Ольхон, где уже достигнута договоренность с руководством одной из турбаз.  

А тем временем Светлана Тимофеева уже вынашивает новую идею. 

— А не заняться ли нам ставшей в одночасье знаменитой спирогирой, — рассуждает она, — на предмет использования ее в парфюмерной промышленности?..

Студентка 4-го курса кафедры промэкологии и безопасности жизнедеятельности ИРНИТУ Наталья Федотенко занимается проектом «Фитотехнологии для очистки сточных вод гостиниц на берегу Байкала». Его цель — предотвратить сброс загрязненных вод в озеро
Студентка 4-го курса кафедры промэкологии и безопасности жизнедеятельности ИРНИТУ Наталья Федотенко занимается проектом «Фитотехнологии для очистки сточных вод гостиниц на берегу Байкала». Его цель — предотвратить сброс загрязненных вод в озеро
Студентка 4-го курса кафедры промэкологии и безопасности жизнедеятельности ИРНИТУ Валерия Северина: «Как показали наши исследования, все вредные моющие вещества (ПАВ), нефтепродукты, формальдегиды, тяжелые металлы нейтрализуются почти под ноль, а сульфаты, магний, кальций остаются. Пить такую воду, конечно, нельзя, однако поливать ею тот же огород вполне допустимо
Студентка 4-го курса кафедры промэкологии и безопасности жизнедеятельности ИРНИТУ Валерия Северина: «Как показали наши исследования, все вредные моющие вещества (ПАВ), нефтепродукты, формальдегиды, тяжелые металлы нейтрализуются почти под ноль, а сульфаты, магний, кальций остаются. Пить такую воду, конечно, нельзя, однако поливать ею тот же огород вполне допустимо
В области биотехнологий профессор Светлана Семеновна Тимофеева знает буквально все. Своими идеями она щедро делится со своими студентами
В области биотехнологий профессор Светлана Семеновна Тимофеева знает буквально все. Своими идеями она щедро делится со своими студентами
Загрузка...