Родной как иностранный

В Иркутском дацане прошли первые уроки бурятского языка

Коренное население Иркутской области — буряты — постепенно забывает родной язык. Многие с детства знают только русский, и даже те, кто изучал бурятский в школе, с переходом во взрослую жизнь перестают на нем общаться. Уже сейчас бурятский язык внесен в список в ЮНЕСКО как вымирающий, а ученые-филологи с тревогой сообщают, что к середине XXI века носителей языка может не остаться. К счастью, в нашем регионе до сих пор находятся энтузиасты, которые делают все, чтобы сохранить и возродить языковое наследие коренного населения. Так, в конце прошлой недели в Иркутске прошли первые занятия по бурятскому языку для всех желающих. Основная цель организаторов курсов — научить родной речи иркутских школьников, чтобы они могли передавать свои знания следующим поколениям.

Хобби — спасение языка

— Забыть можно шапку, куртку… Но если мы забываем язык, то утрачиваем культуру и менталитет, — говорит филолог Дарима Жамбалова, возглавившая новые курсы при Иркутском дацане. — Ведь язык — это душа народа, без него мы просто растворимся в этом мире.

По образованию Дарима — учитель бурятского языка и литературы. В свое время она окончила бурфак ИГУ, однако первое время преподавала русский язык, а потом, уйдя в журналистику, поднимала на газетных страницах проблемы межэтнических, культурных отношений между представителями разных национальностей.

Дарима родилась в Забайкальском крае. Рассказывает, что ее родители — чистокровные буряты, однако у них сложились разные отношения с родным языком. Отец, например, вырос на станции Гыршелун Хилокского района, где проживало в основном русское население. Соответственно сам он говорил только на русском. Мама Даримы, наоборот, на родном диалекте изъяснялась без труда, поскольку выросла в бурятской деревне Токчин Агинского округа.

— Однако у себя дома мы разговаривали только на русском языке, я до школы вообще не понимала по-бурятски, — рассказывает Дарима. — Помню, слушала соседей и спрашивала маму: «А на каком языке разговаривают эти люди?» Все поменялось, когда мы переехали в Агинский округ и я окунулась в языковую среду: уже к окончанию школы мне было комфортнее говорить на бурятском, чем на русском.

В прошлом году Дарима Жамбалова переехала в Иркутск. Здесь, по ее словам, у нее начался культурный голод. Ведь она убедилась в том, что, хотя в областном центре проживает много бурят, национальная культура здесь совершенно не развита. Недостаточно концертов, встреч, праздников. Даже Сагаалган (встреча Нового года по лунному календарю, которая в Бурятии является традиционным праздником и проходит с размахом) здесь почти не отмечается.

— Многие не знают родного языка и понятия не имеют, как его можно вы­учить, — продолжает Дарима. — Если в Усть-Ордынском округе его еще преподают в школах, то в Иркутске все ограничивалось курсами для взрослых, проводимыми на кафедре бурятского языка ИГУ.

Весной прошлого года в Иркутске организовали Союз бурятской молодежи. Молодые люди собирались вместе, решали актуальные вопросы или просто знакомились и общались — но преимущественно по-русски.

Дариме, которая стала активным членом организации, ее соратники предложили начать курсы креативного бурятского.

— На занятиях было очень весело, — с улыбкой рассказывает Дарима. — Мы разучивали слова, разговорные фразы, пели народные песни, играли. Однажды я дала задание, чтобы каждый приготовил бурятское национальное блюдо. И на следующей встрече мы ели позы, боовы — бурятский хворост, и пробовали тарасун — национальную водку на молоке.

Уроки Дарима проводила бесплатно, для нее занятия стали любимым хобби, которому она посвящала свободное время.

— Несмотря на эпоху глобализации, мы не должны забывать свои корни, предков, — говорит она. — Молодежь сейчас считает, что можно прекрасно обойтись без знания бурятского, ведь гораздо престижнее и выгоднее знать, к примеру, английский и китайский. Но нельзя рассуждать о родном языке с точки зрения практичности или популярности, это неправильно. Да, его знание вовсе не обязательно, но с другой стороны — это наше национальное самосознание. Недостаточно оберегать традиционные особенности и культуру без сохранения языка. Недавно я общалась с доктором филологических наук, доцентом кафедры бурятского языка Татьяной Тагаровой. Она рассказала, что ученые из Бурятии пришли к неутешительным выводам: уже через 30 лет на бурятском языке будут говорить единицы, а потом он и вовсе сохранится лишь на бумажных носителях. Ну а кто, если не наше поколение, попробует это предотвратить? Во всяком случае, я хочу попытаться.

Сродни иностранному

В декабре занятия в союзе пришлось прекратить, так как у студентов началась сессия, а у взрослой аудитории — отчеты на работе. Но уже в январе к Дариме обратился настоятель Иркутского дацана Биликто Батоев. Он предложил ей вести курсы бурятского языка при дацане.

— Одна из задач, которую поставили передо мной, — говорит Дарима, — подготовка иркутских школьников к фестивалю бурятского языка, который проходит в Иволгинском дацане, в Улан-Удэ. В нем регулярно участвуют десятки команд из Улан-Удэ, районов Бурятии, Забайкальского края, Иркутской области. Однако школьников из Иркутска там никогда не было по простой причине: буряты, проживающие в Иркутске, не знают своего языка.

В прошлую субботу в культурно-образовательном центре при дацане уже прошли первые уроки.

Занятие для детей пришлось отложить из-за морозов, однако для взрослых состоялось по расписанию. В числе первых слушателей, кстати, не только представители бурятского народа.

— Среди моих знакомых много бурят, — рассказал иркутянин Александр Носырев, который в этот день также сел за парту. — Все они говорят по-русски, а я вот их язык не понимаю. Поэтому я давно уже хотел выучить бурятский и рад, что появились такие курсы.

Как объясняет Дарима Жамбалова, занятия будут проводиться для разных групп — для детей до 10 лет, для подростков и для взрослых. Поскольку даже среди последних мало кто знает родной язык, преподаваться он будет как иностранный. Шаг за шагом, начиная с изучения алфавита и местоимений, заканчивая особенностями диалектов, здесь будут узнавать новое и вспоминать забытое — например, слова, услышанные в детстве.

— По грамматике и произношению бурятский сложнее русского, — отмечает Дарима. — В алфавите 36 букв, и каждая согласная в отдельных случаях проговаривается по-особому. Чтобы овладеть им, надо обладать музыкальным слухом, поскольку это очень певучий язык. А еще в бурятском много диалектов. Я сама не все знаю, поэтому не могу утверждать, что знаю язык в совершенстве. Но надеюсь, что мне будут помогать.

Действительно, вокруг Даримы Жамбаловой собирается группа единомышленников. Преподаватели из числа одногруппников бурфака готовы делиться знаниями бесплатно. Историки пожелали рассказать о жизни бурят в Иркутской области. Представители дацана будут читать лекции о буддистской культуре.

Чтобы помочь быстрее овладеть родной речью, преподаватели намерены проводить народные игры, разучивать песни. В планах — ознакомительные поездки в соседние регионы, встречи с народными умельцами.

— Когда я встречаю своих земляков из Агинского округа, — говорит Дарима, — то сразу перехожу на бурятский. Ведь любому человеку очень хочется поговорить на родном языке. В Иркутске же носителей языка мало, поэтому у курсов есть еще одна задача — создать языковую среду, в которую могли бы погрузиться представители бурятского народа.

На курсы при Иркутском дацане записалось около 30 человек, в том числе 10 детей. В скором времени здесь закупят учебники и мультимедийную аппаратуру. Сейчас ламы составляют толковый словарь, куда будут занесены все диалекты бурятского языка.

— Мне хочется приобщить к нашей культуре как можно больше людей, — говорит Дарима Жамбалова. — Если благодаря нашим курсам хотя бы два человека заговорят на бурятском, это уже будет достижением.

Все желающие записаться на курсы бурятского языка в Иркутске могут обращаться к Дариме Жамбаловой по телефону 8-950-127-28-96.

Загрузка...