Рисунки на память

Ирка и Лидочка сидят во дворе на скамеечке, едят мороженое и сплетничают. Им по двенадцать лет, но они в разные школы ходят. Ирка — в ту, которая рядом, через улицу, через дорогу, а Лидочку бабушка возит в центр города.

Лидочка только зимой переехала к ним во двор, ее бабушка к себе забрала, пока Лидочкины родители выясняют отношения. Это Лидочка Ирке сразу же все рассказала, как только они познакомились. Ирка тогда тоже на этой лавочке сидела, замерзла, но домой идти не хотелось — у матери гости, эти приставучие подруги: «Ирочка, Ирочка, скажи, а кем ты хочешь стать?», «Ирочка, Ирочка, правда, тете Свете этот красный цвет не идет?» Как к маленькой вяжутся. Ирка и пережидала во дворе, когда эти тетя Катя и тетя Света уйдут и детей своих приставучих заберут. Вот кто им сказал, что Ирке очень приятно возиться с такой малышней. У тети Кати и тети Светы — маленькие дети, мальчики-детсадовцы. Да им с Иркой и неинтересно, они любят вдвоем в войнушку играть, а Ирку заставляют им книжки вслух читать. Или еще раскраски мать достанет, и надо, чтобы Ирка им показывала, как акварельные краски разводить. А они все размажут, банку с водой перевернут, а Ирке потом все отмывать. И собака их Сонька этих пацанов не любит, сразу зубы показывает и рычит тихо, предупреждает, что может запросто цапнуть, а им все нипочем, вяжутся и вяжутся к Соньке. Поэтому Соньку приходится к соседке отводить. Она там сидит в прихожей у бабы Любы, на часы смотрит и вздыхает — за часовой стрелкой следит и ждет, когда эти гости уйдут. Но гости все равно ничего не замечают и не понимают, что собака нервничает, Ирка нервничает. А мама говорит Ирке, что та ведет себя неприлично. А эти гости еще долго могут сидеть, потому что у тети Кати — свекровка, и они все толкутся по выходным на одной кухне, и все всем мешают, поэтому тетя Катя берет своего маленького сына и уходит к кому-нибудь в гости, чаще всего к Ириной матери. Иногда получается, что на целый день. А Ирка старается улизнуть, она и с Сонькой долго гуляет, но Сонька — собака домашняя, не привыкла целый день во дворе болтаться. Тем более тогда зима была. Сонька погуляла с полчасика и начала лапы поджимать, показывать, что замерзла. А Ира не замерзла, что ли? Но все равно лучше во дворе мерзнуть, чем дома сидеть и слушать, как тетя Катя на свою свекровь жалуется, а тете Света — на мужа. Ирка не понимает, зачем жить так, что всем неприятно — свекровь тетю Катю не любит, тетя Катя не любит свекровь, а вот взяли и зачем-то квартиры поменяли, съехались, живут теперь все вместе и мучаются. Даже дачу продали, чтобы квартиру получить побольше. Ну и что толку — всем места все равно мало, все из дома бегут на все выходные, и все ругаются. А у тети Светы не ругаются, а молчат. Она рассказывает, что выходит, что они с мужем неделями не разговаривают. Тоже непонятно — зачем вместе жить? А Ирина мама однажды кому-то по телефону сказала: «Лучше вообще без мужика, чем с таким, как у Светы». Хотя тоже вопрос — лучше или хуже. Когда у них в доме дядя Костя жил, было тогда очень хорошо и всем весело. А потом приехала дяди Костина жена и забрала его, прямо за руку взяла и увела за собой. Пришла и сказала: «Собирайся, хватит уже, нагулялся». Это что, получается, дядя Костя у них тут почти два года гулял, что ли?

Так что когда к Ире во дворе подошла незнакомая девочка в белой вязаной шапке, расшитой синими снежинками, и почти сразу начала рассказывать, что ее мама с папой собираются разводиться, Ира сразу все хорошо представила. И свою маму, и дядю Костю с его женой, и тетю Свету с ее мужем-партизаном, который молчит неделями.

Сразу представила и пожалела Лидочку.

Ирке вообще интересно, что с людьми происходит, только если они не орут, как маленькие сыновья маминых подруг, и не вяжутся к собакам. Лидочка, наверное, сразу почувствовала, что Ирка добрая, и поэтому начала ей сразу все про себя рассказывать. Она потом часто к Ире приходила в гости. У Иры и мама такая — всех выслушает и сразу кормить начинает, крикнет: «Девчонки, сами поешьте, что в холодильнике найдете, а то мне некогда». Ирина мама работает переводчиком. Она раньше преподавала, а потом ушла. Почему, почему… Да потому, что там же как раз этот дядя Костя работает, в том институте. Так что все понятно — чувство гордости. Ирина мама тогда очень переживала, и перед соседями, наверное, стыдно было — та женщина, ну, дяди Костина жена, прямо на лестничной площадке же все устроила, прямо перед дверью. И так громко, что баба Люба дверь открыла, испугалась, и Сонька начала лаять, а баба Люба еще собаку увела к себе. А та женщина еще по квартире ходила и дяди Костины вещи собирала, и все спрашивала: «А где коричневый свитер, а где синий джемпер…» А Ирина мама молчала, и дядя Костя молчал, стоял, опустив голову. И та женщина говорила и говорила. Она, оказывается, уезжала на эти два года. А дядя Костя к ней все не ехал и не ехал. А у нее какие-то дела были в Москве, училась она там на кого-то. Такая женщина уже немолодая, а училась. Вообще непонятно. Это Ирина мама потом своим подругам рассказывала, поэтому Ира все и знала, а не потому, что ее мама с ней вдруг делиться начала. Мама тогда Ире только одно сказала: «Как же мне стыдно перед тобой, Ира. Не перед соседями, а перед тобой!» А Ирка встала столбом и даже постеснялась что-то ответить, ей хотелось тогда сказать, что ее-то как раз нечего стыдиться, пусть та тетка стыдится или дядя Костя этот, но Ирка молчала. Она долго потом жалела, что не смогла тогда маму успокоить, потому что видела же, как она переживает.

Взрослые вообще странную жизнь ведут. И почему они злые такие? Вот даже Лидочкина бабушка. Ирка так со своей собакой Сонькой никогда не разговаривала, чтобы кричать. И Ирка однажды пришла к Лидочке позвать ее гулять, в дверь позвонила, а Лидочкина бабушка дверь открыла и сразу так спросила грубо и голосом злым: «Тебе чего?» А Ира развернулась и пошла по лестнице вниз сразу, отвечать ничего не хотелось, объяснять, кто она и зачем пришла. Вот в дверь пнуть очень хотелось или бабке этой нахамить в ответ, какую-нибудь грубость сказать. А Лидочка все слышала. Но не вышла, сказала, что бабушка очень из-за развода переживает, поэтому и ведет себя так почти со всеми. Так что к ним уже и не ходит почти никто. Даже соседи поздороваются и мимо идут. Ира этого вообще не понимает — ну расстраиваешься ты, переживаешь, а зачем на чужих детей-то бросаться? Зато Лида к Ире часто ходила. Ира ее сразу на кухню вела чай пить или кофе, и бутерброды с колбасой — сколько хочешь. А Лидочка говорит, что бабушка ей кофе не разрешает пить, говорит, что вредно, сама пьет только чай, слабый-слабый. А колбасу бабушка не покупает, говорит, что тоже вредно. А Ириной матери готовить некогда, поэтому они купят колбасу и едят ее, хоть пять раз в день. Яичницу еще жарят. Макароны варят, сыру потом в макароны натрут и едят макароны с сыром. А что, вкусно. Ира пробует хозяйничать, но у нее не очень получается. Хотя на уроке домоводства она все делает правильно, ее даже учительница хвалила, когда они однажды суп, рассольник, варили. А домой Ира пришла, повторить решила, а все получилось не так, как надо — крупа перловка очень жесткая, мясо не сварилось, а картошка, наоборот, как пюре. Даже Сонька не стала есть, хотя Сонька ест почти всю человеческую еду. Ей специальную кашу еще может сварить соседка баба Люба, под настроение. Вот так почти у всех всегда — все ждут, когда у них настроение хорошим станет. Но Ира и сама такая. Даже если это уроков касается или уборки в квартире. Может кучу дел переделать, только когда настроение есть. А если нет настроения — она даже посуду мыть не хочет. Но мама ее никогда не ругает. Смеется только и говорит, что мы с тобой, Ирка, какие-то совсем неправильные хозяйки. Все у нас раскидано, даже приличного обеда никогда нет.

А Ирке нравится, как они живут.

Собака есть? Есть. И книжки мама всегда покупает, какие Ирка попросит. И краски дорогие, и кисточки. Ирка рисовать любит, дядя Костя говорил, что у Ирки способности, обещал даже ее в художественную школу отвести, работы показать. Но не собрался — жена его забрала, и он, наверное, сразу забыл и про художественную школу, и про Ирку. А самой идти и показывать свои рисунки Ирка стесняется. Ей кажется, что одного желания маловато, нужен талант. А какой у нее талант? Вот то, что она Соньку очень похожей рисует или своих одноклассников, так это баловство одно. А Лидочка взяла у нее несколько рисунков и сказала, что она покажет их маминой подруге, настоящей художнице. Ирка ждала, ждала, а Лидочка потом уехала, не смогла попрощаться, пришла, когда Ирки дома не было, ей потом соседка баба Люба сказала, что приходила Лидочка попрощаться. Ирка даже набралась смелости и пошла к Лидочкиной бабушке, а бабушка не стала кричать, а только сказала, что Лидочка уехала вообще в другой город. А в какой — не сказала. Адрес Лидочкин Ирка постеснялась спросить.

А потом уже зима была, от Лидочки пришла открытка. «Дорогая Ира! Поздравляю тебя с Новым годом и желаю тебе хорошего здоровья и отличной учебы. Твои рисунки я показала маминой знакомой, она сказала, чтобы ты ей обязательно позвонила, а я телефон потеряла. А сейчас нашла, ты ей обязательно позвони, у тебя есть способности. А твои рисунки я оставила на память». Ирка позвонить долго не решалась, а потом пришли мамины подруги тетя Катя и тетя Света, мама им все рассказала. Они взяли и позвонили той художнице, а потом отнесли Иркины работы. Ирку приняли в художественную школу прямо посреди учебного года. Особенно понравились портреты Соньки, где она смотрит так серьезно своими «человеческими» коричневыми глазами, хвост еще такой пушистый, как у лисы. И еще один, Ирка назвала его «Портрет моей подруги». Ирка там Лидочку нарисовала такой, какой первый раз ее увидела — в белой вязаной шапке, расшитой синими снежинками. Лидочка сидит на лавочке, и снег падает, падает.

baikalpress_id:  94 073