Ремесленное училище давало стране минометные снаряды и детали для «катюш»

Бывшее ремесленное училище (сейчас это техникум машиностроения) работало на оборону еще в Первую мировую: в 1915 году здесь выпускали револьверные станки для вытачивания шрапнели.

Во время Гражданской здесь стоял корпус белочехов. С начала Второй мировой ученики и мастера перешли на суровые производственные нормы военного времени. Производили болванки для минометных снарядов и даже, как говорят старики, детали для «катюш».

— У нас нет подтвержденной информации о «катюшах». Но выпускники рассказывали, что однажды их вызвал директор и таинственно сказал: «Будем выпускать детали для «катюш».

Смотритель музея Светлана Кустова показывает заржавленную головку болванки для снаряда, которую ученики нашли, копаясь на заднем дворе.

— А вот такие вещи точно у нас делали.

Музей техникума богат — так же, как богата сама история этого учебного заведения, построенного на деньги купца-мецената Трапезникова.

История училища, предназначенного для того, чтобы дать образование мальчикам из беднейших семей, началась в мирные времена. Устав его был утвержден в 1871 году. В училище обучали на сапожников, столяров и плотников, затем построили небольшую кузницу и медно-литейную мастерскую, потом — слесарную. Преподаватели приезжали из лучших российских университетов. Первая мировая поставила училище на военные рельсы — здесь изготавливали станки для вытачивания шрапнели, а правое крыло городская дума забрала под военный госпиталь. Революция и Гражданская война ликвидировали его, в 1918 году детей распустили.

Через четыре года училище открылось вновь, теперь в статусе рабочего техникума. Техникум «переделывал» беспризорников и детдомовцев в токарей и столяров — на другие специальности попросту не было учителей, война повыкосила мастеров. Постепенно жизнь наладилась, техникум повысили до профессионально-технической школы.

Открыли тракторное отделение, где готовили специалистов для села. Набирали девушек, правда на мужские специальности. Появились специальности фрезеровщика, модельщика, литейщика.

— Литейные печи сохранялись еще в шестидесятых годах. Выпускали до 20 станков в год — не только для СССР, но и для зарубежных друзей, например для Кубы.

Постепенно ведущим направлением стало токарное дело — школа стала фабрично-заводским училищем при новом машиностроительном гиганте, заводе им. Куйбышева, который выпускал драги, дробилки для золотодобывающей промышленности, вагонетки.

К началу Великой Отечественной ФЗУ полностью жило по распорядку завода.

Ребят-выпускников торжественно провожали на большое производство, где они за настоящими станками ковали социализм. В 1941-м здешняя жизнь текла еще в мирном русле, хотя порядки и дисциплина ужесточились.

«За самовольный уход и нежелание учиться учащегося Торбеева Григория Иннокентьевича исключить и дело передать в прокуратуру для привлечения к судебной ответственности…» — подобные приказы то и дело встречаются в отчетных книгах училища (они еще хранятся как действующие документы — до истечения срока в 75 лет, потом будут списаны и уйдут в музей техникума). В чем же провинился мальчик Торбеев?

«Учиться труду не хотел, хулиганил, организовывал притон ночлега в уголках училища. Последние предупреждения бросить шалости и приступить к учебе не подействовали…» Приказ датируется январем 1941 года.

 В 1942 году студенты и преподаватели перешли на военное положение. 4—6 месяцев ребят обучали теории, а затем — практика у станка, практически сразу переходящая в военный труд.

— Здесь выполняли военные заказы, которые поступали через завод им. Куйбышева.

В начале войны в Иркутск к «куйбышевцам» был эвакуирован Краматорский машиностроительный завод.

Предприятие стало выпускать минометы и снаряды.

Ученики ФЗУ, мальчишки, на плечи которых во время войны свалилась неподъемная ответственность, не всегда могли справиться с этим грузом. Кто-то был в силах. «Мне посвящались большие плакаты при входе в цех: «Гвардейцу тыла Большешапову Г.П., дающему 500% нормы, привет! Я работал одновременно на трех станках…» И таким вручали за доблестный труд билеты в театр или пару валенок. А кто-то, как Гриша Торбеев, был исключен и предстал перед прокурором.

— Они, полуголодные, сильно уставали. А ведь еще нужно было заниматься обязательной военной подготовкой и физвоспитанием — в свободное от работы и учебы время. От группы к группе переходило Красное знамя «За лучшие показатели в военно-физкультурной работе».

Ребята, достигшие призывного возраста, в течение военных лет покидали стены училища, им на смену приходили новые ученики-рабочие. Уходили на фронт и юные выпускники. Герой Советского Союза Владимир Давыдов, выпускник училища, успевший поработать пару лет на большом производстве, мечтал стать разведчиком. Попал в разведроту, погиб в Крыму. Герой Советского Союза летчик Анатолий Шаманский и Григорий Баламуткин, ушедшие отсюда на фронт, остались живы, довоевали.

Именем Давыдова назван переулок в Иркутске, недалеко от училища. Его имя носит и сам техникум машиностроения — бывшее ФЗУ. В учебном цехе, где он учился, над его станком после войны повесили именную табличку: «Здесь учился Герой Советского Союза». Она украшает зеленую цеховую стену и по сей день. А станки давно поменяли как морально устаревшие…

baikalpress_id:  100 804
Загрузка...