Дочь ветерана пытается сохранить губернаторский подарок

Дом, построенный к столетию воина, требует капитального ремонта

Сохранить родовое имение своего отца, жителя села Тангуты Нукутского района Сергея Карнаухова, пытается его дочь Людмила Кондакова. Несколько лет назад ветерану ВОВ к столетнему юбилею тогдашний губернатор региона Александр Тишанин пообещал, что ему построят дом. Жилье начали возводить сразу после заявления Александра Тишанина. Вот только как выяснилось позже, работы выполнили некачественно. В холодное время внутри дома гулял ветер, в дыры между бревнами и потолком залетали воробьи, а крыша протекала. Сейчас Сергея Карнаухова уже нет в живых, однако перед смертью он завещал одной из шести дочерей сохранить дом, который с момента сдачи требует капитального ремонта.

Людмила Кондакова о доме своего отца иначе, кроме как со слезами на глазах, говорить не может. Ей до сих пор обидно, что Сергей Ильич и пожить-то в доме толком не успел. Даже летом в нем было слишком холодно. Ветеран только днем приходил туда почитать газету, подышать запахом свежесрубленного дерева, а затем возвращался в свой низенький, маленький домик. Возраст старой обители был практически равен возрасту ветерана. Однако в нем было всегда сухо и тепло.

Внешне губернаторский подарок выглядит вполне прилично и похож, скорее, на сказочный домик. Для сельской местности по тем временам он считался даже роскошным. Однако, как говорит Людмила Сергеевна, это единственное, что есть в нем замечательного. Судя по всему, строители очень спешили выполнить указание Александра Тишанина, поэтому возводили дом небрежно, со многими нарушениями.

— Между бревнами не было пакли. Пространство залили пеной, и то не везде. Через щели просвечивал свет с улицы, а сквозь дыры между стенами и потолком в дом залетали птицы, — рассказывает Людмила Кондакова. — Печка, и так выложенная толщиной в один кирпич, изначально была неправильно сложена. Дом без завалинок.

Несмотря на то что семья старалась все эти годы подлатать дом, жить в нем нельзя — стены постоянно промерзают, потолок покрылся черными пятнами, крыльцо заливает дождевой водой, а сам брус покрылся многочисленными трещинами. Все дочери ветерана уже на пенсии, и их доходов не хватает на то, чтобы отремонтировать дом.

— Мы за свой счет построили баню, пробурили скважину для воды, сменили электропроводку, сделали забор по периметру усадьбы, провели междомовые настилы. Это все, на что у меня хватило сил и средств. Я понимаю, что мы собственники жилья и сами должны заниматься домом, но уже нет никаких сил и средств. Из-за недобросовестных строителей жилье совершенно непригодно для проживания, и если его не ремонтировать, то оно и вовсе придет в упадок, — сокрушается Людмила Кондакова. — Сейчас там проживает моя дочь с мужем и внучкой. У малышки проблемы со здоровьем, больные легкие. В городе она находиться не может, а в деревне чувствует себя хорошо. Дети как могут ведут хозяйство.

По словам Людмилы Сергеевны, когда составлялась смета на строительство дома, она видела, что в ней указывалось также возведение бани, стайки и других надворных построек. На это, как заметила дочь ветерана, выделили один миллион двести тысяч рублей, а фактически после строительства дома, согласно смете, израсходовано чуть больше 700 тысяч рублей. Затем губернатор сменился, и дальнейшие действия по завершению объекта были приостановлены.

— Я хочу пробиться на личный прием к действующему губернатору, писала президенту. Один раз мне удалось поговорить с заместителем главы региона. После этого была создана комиссия от администрации Нукутского района, которая осмотрела дом и выявила многочисленные нарушения. В официальном письме от мэра Нукутского района Сергея Гомбоева было указано, что до 1 июля рабочие утеплят крышу, а все остальное — по мере возможности, когда будут средства, — говорит бабушка.

По словам Татьяны, внучки Сергея Карнаухова, свое обещание мэр выполнил, вот только крышу снова сделали некачественно — как оттуда все капало и бежало в дом, так до сих пор и продолжает течь.

— Папа перед смертью просил сохранить усадьбу, ведь там находится его старенький дом, в котором мы все прожили. Во дворе мы восстановили беседки. Нас в семье шестеро детей, и летом, поскольку места мало было в доме, все спали на улице, в таких беседках. Они со временем обветшали, их убрали, а на их месте построили новые. Стараемся, чтобы все оставалось так же, как было при нем. Но уже нет сил. Дом разрушается на глазах, а денег на него нет. Мы как можем поддерживаем его в порядке, но нужен капитальный ремонт. У меня кроме желания преобразовать старое подворье в новое, нет ничего. Потерять его будет крайне тяжело, ведь я обещала папе его сохранить. Остается только молиться...

Загрузка...