Село одной вдовы

В Гаханах чтут традиции своих предков и собирают народный фольклор

Неподалеку от Баяндая расположено большое село Гаханы. Вот только название это, скорее, условное. Центральная деревня зовется Бадагуй, вокруг нее рассыпаны селения Маралтуй, Эдыгей и Малой. Так повелось с незапамятных времен, когда эти населенные пункты еще были улусами. В каждом из них жил свой род. Вместе жили дети, родители, старики. До сих пор в некоторых усадьбах сохранились старинные юрты, которыми местные жители пользуются до сих пор. В них уютно, прохладно и всегда свежо. Как говорят жители, юрта — это главное в их имениях.

Пять братьев, пять улусов

В Эхирит-Булагатском районе также есть свое село Гаханы, вот только от баяндаевского оно заметно отличается. Если первое представляет собой цельное хозяйство, где все дома расположены довольно компактно и подразделяются только по улицам, то село, расположенное в Баяндаевском районе, раздроблено на несколько частей. Со стороны это выглядит как несколько отдельных маленьких деревень, сосредоточенных на отдельных пригорках и равнинах. Однако все вместе они имеют одно название — Гаханы.

Школьники не раз проводили исследовательские работы по своей малой родине, сопоставляли сведения, собирали легенды. В одной из таких работ — ученицы Ирины Бардановой — описано, что село Гаханы сложилось из четырех улусов: Бадагуй, Эдыгей, Маралтуй и Молой. Согласно старинной легенде, Гахан — это имя женщины, которая родила и одна воспитала пятерых сыновей. Ее муж ушел на войну с инородцами. Была великая битва, в результате которой образовалась котловина и появилось озеро Нухэ-Нуур, что в переводе с бурятского означает «озеро-яма». С этой войны муж не вернулся домой, оставив Гахан вдовой. Одна, с большими трудностями поднимала она своих детей. Женщина была великой охотницей, рукодельницей: выделывала шкуры добытых зверей, шила из них одежду.

Когда сыновья выросли, они расселились, и каждый образовал свой род: Маралта (переводится как «олений охотник»); Бадар, Молой, Шэпхэр («унавоженное место»), Бадагы. Последнее, предположительно, переводится как «маленький» («баа»). Возможно, он был младшим среди братьев. Жители и сейчас живут родовыми семьями, по три-четыре поколения. В советское время, в связи с укрупнением, Бадараг и Шэпхэрэг переселились с насиженных мест в более крупные улусы, многие представители мужского пола выехали со своих родовых мест, а женщины вышли замуж. Теперь они приезжают в свои родные места только для того, чтобы покапать, совершить молебны. Один из существующих сегодня улусов — Эдыгей — является родственным Гаханам. Полагают, что Эдыгей не был сыном Гахан, но считался родственником ей. Существует версия, что он был братом мужа. У него был еще один брат — Онгой. Как сказано в легенде, в результате несчастного случая или других обстоятельств Онгой убил своего брата Эдыгея. После этого он был вынужден оставить родные места и переселиться подальше, на север («хойшоо»). С тех пор бытует мнение, что нельзя оттуда брать жену или выходить замуж, так как будет кровосмешение. Потомки Эдыгея навсегда остались в этих местах и являются одной из составляющих Гаханов.

От несбывшихся желаний остались котлованы

История этих мест довольно похожа на все остальные. Каждый временной период оставил на нем свой отпечаток. Когда-то здесь было отделение большого и известного совхоза «Баяндаевский». В Гаханах располагались три фермы, в каждой из которых находилось по 500—600 голов крупного рогатого скота, 10—11 отар овец и свыше 100 лошадей. Все население работало в хозяйстве. Люди трудились добросовестно, дружно. Каждый год они снимали богатый урожай, были неплохие удои молока. Все поля вокруг селения были распаханы.

В конце 80-х образовался совхоз «Гаханский», вот только проработал он недолго. Постепенно скот стали сокращать, поля перестали обрабатываться, многие остались без работы. За время существования этого совхоза успели построить только несколько квартир, а мечтали обустроить центральную усадьбу, возвести контору, машинно-тракторный парк и т. д. Однако мечты остались мечтами. От планируемых к возведению объектов остались только котлованы, куда местные жители вывозят мусор, различные отходы.

Есть в Гаханах школа и медпункт. Неподалеку от этих объектов строится клуб. Сейчас, наблюдая за жизнью селения, многие ее жители только вздыхают и грустно кивают головой — жалеют об утраченном большом хозяйстве, когда все были заняты одной дружной работой. По словам Тамары Измайловой, трудились все весело, задорно, не покладая рук. Тамара Протасовна родилась в Маралтуе, там же окончила среднюю школу.

— К нам в то время приезжали учиться из Нуху-Нура, Кокорино и даже из Новониколаевска. Затем я продолжила обучение в Загатуе и после окончания уехала в Иркутск. Правда, не прошла по конкурсу и вернулась в родные места. Устроилась в наш совхоз «Баяндаевский», — рассказывает Тамара Измайлова. — Начинала поваром полевого стана. К нам в хозяйство приезжало много командированных: раньше на посевные, уборочные работы отправляли людей из различных иркутских предприятий.

После уборочной страды для тех, кто не поступил в учебные заведения, в 1966—1967 годах сформировали молодежную ферму. В ней содержали около 100 дойных коров, плюс был молодняк. Молодые люди набирались опыта и трудились до следующего поступления.

— Весело было работать. Все к чему-то стремились, старались выполнять работу честно, аккуратно, — продолжает повествование Тамара Протасовна. — Затем я так и осталась в родной деревне, вышла замуж, родила и воспитала с мужем троих детей. Уже заочно окончила институт, зоотехнический факультет, и продолжила трудиться в животноводстве. Начинала с доярки, а закончила бригадиром овцетоварной фермы. Сейчас населению особо работать негде, только в бюджетной сфере, на пилорамах и на фермах у других. Я думаю, что перспективы у нашего села нет. Даже воду нечем возить, только если кого-то просить...

Международный школьный «Огонек»

Однако не все жители разделяют такое мнение и считают, что их село будет жить и развиваться. По словам гаханцев, селение расположено очень удобно для содержания скота, поэтому в каждом подворье у населения имеется несколько десятков голов крупного рогатого скота. Животные пасутся организованно в стаде, однако и на ночь их никто не закрывает. Летом они кормятся самостоятельно. В этом году в этих краях удалась ягода: клубника, голубика, брусника и т. д. Кто-то за счет продажи ягоды умудряется собрать детей к школе.

Сегодня единственный центр села сосредоточен в школе. Учреждение находится в приспособленном здании. Некогда его строили под детский сад, затем уже передали школе. В будущем здесь планируют построить и детский сад, вот только когда, не знает никто. В прошлом году в школе насчитывалось 57 ребятишек, хотя в начале 90-х даже 140 детей казались малым количеством. Однако, как заверяют жители, прирост будет. Маленьких гаханцев здесь хватает. Дети славятся своими знаниями — особый упор в школе делают на знание точных наук, поэтому многие поступают в ИрГУПС, ИрГТУ, ИГМУ и т. д.

— В 2012 году в школу приобрели интерактивный комплекс. Обновили здание, сделали пристрой к столовой. Нам выделили морозильную камеру, электроплиту, электромясорубку. Столовая заняла первое место по району в смотре образовательных учреждений. Есть у нас и система видеонаблюдения. Маловато только компьютеров. Тех, что есть, не хватает, — рассказывает Дулма Урбаева, директор школы. — В нашем учебном заведении мы всегда делали уклон на знание родного языка. И даже когда это не было в моде, у нас это был обязательный предмет. Поэтому наши дети хорошо говорят на родном языке, знают обычаи, традиции, народные песни, благопожелания.

Известны Гаханы и своим ансамблем «Галхан» (по-русски — «Огонек»). Школьники побывали в Хакасии на международном детском фестивале интернациональной дружбы, а также во Владимире на всероссийском фестивале национальных культур «Содружество-2012». В этом году их пригласили посетить Польшу, Чехию и Австрию. Дети исполняли танцы, демонстрировали обряды.

— Мы участвовали в фестивале «Радуга России — 2013». Танцевали ехор, показывали обряд «Жених и невеста: сватовство». Нам очень понравилось и в Польше, и в Чехии, и в Австрии. Интересно было узнать, как там живут люди; осмотреть достопримечательности, прогуляться по городам, — рассказывает Василий Бадлуев, ученик 10-го класса. — На будущий год нас приглашают в Италию. Конечно, желание съездить есть, а там видно будет...

Столетние юрты

О незапамятных временах, когда все селения представляли собой отдельные улусы, напоминают старинные юрты, которые еще имеются в подворьях у некоторых жителей. Более того, они до сих пор служат своим хозяевам. Так, например, одна из них стоит у 82-летней бабушки Маруси Амшеевой. Старое строение долгие годы служит летней кухней. Все в нем сделано как положено.

— Летом здесь хорошо, прохладно. В жару спать хорошо — воздух чистый, сон крепкий. Когда я замуж выходила, юрта уже была. Думаю, ей уже больше 100 лет. Раньше очаг находился в центре юрты, дымоход уходил в крышу, пола не было. Затем сын поставил печку, в которой я пеку хлеб. Было устройство для приготовления тарасуна. Стены остались из тех же бревен. Они крепкие, надежные, столько лет стоят... Дверь тоже прежняя, — показывает свое уютное жилище баба Маруся. — Сейчас холодно стало, поэтому сплю в избе, а здесь днем нахожусь, отдыхаю.

Бабушка, несмотря на свой преклонный возраст, до сих пор сама доит корову, сепарирует молоко, готовит сметану, творог и арсу. Кроме того, она держит 10 баранов. По хозяйству ей помогают дети и внуки.

Желтые степи и чистая вода

Как рассказывают жители, есть в Гаханах и священные места, с которыми связаны различные предания.

Так, например, над селом возвышается священная гора Булгадай. Именно на ней ежегодно совершается тайлаган. Гора названа по имени человека из рода Шэпхэрэга, который совершал обряд поклонения духам о хорошем урожае, приумножении скота, благополучном годе и т. д. После его смерти гору стали называть Булгадайн-Хада. С тех пор на молебне обязательно должны присутствовать представители рода Шэпхэрэга. Как жертвоприношение приносят по белому барану от каждого из пяти аулов улуса, и должно быть не меньше девяти человек мужского пола.

Недалеко от Гаханов протекает река Айр. Когда-то это была полноводная река, несшая свои воды с севера на юг. Весной улус переезжал со всеми пожитками к ней, на летники, поскольку здесь были все условия для содержания скота: вода, богатые пастбища, простор. Травы этой долины отличаются особой питательностью, и мясо у животных получается более ценным. Жили предки в деревянных юртах, которые сейчас находятся в деревнях, во дворах у потомков.

В окрестностях Молоя протекает речка Хаара Уhан (в переводе — «чистая вода»). За ней расположена огромная поляна, очертаниями точно повторяющая человеческое сердце, что и дало ей название Зурхэн (в переводе — «сердце»). Летом она усыпана ягодами земляники.

Также украшением этих мест является Шара Хээр — Желтая степь. Принято считать, что свое название она получила от одуванчиков, которые произрастают на ней в огромном количестве.

— У нас все дружно живут, помогают друг другу, поддерживают. Скот держим, молоко сдаем, так что жизнь в нашем селении не замирает. Приезжайте, убедитесь сами, — приглашает жительница Гаханов.

Метки:
baikalpress_id:  36 632
Загрузка...