Немка из бурятской деревни

Лидия Кемлинг-Яцун прошла немецкий плен, лесоповал и нашла счастье в деревне Мурино

Жизнь Лидии Яцун, в девичестве Кемлинг, напоминает большой, но страшный роман. Русская немка с Украины в годы войны оказалась с семьей в гонениях, прошла через голод, холод и большую нужду, потеряла многих близких, была репрессирована и сослана в деревню Мурино, что в Эхирит-Булагатском районе. Здесь она трудилась не покладая рук и обрела свое женское счастье. Сегодня Лидия Адольфовна по-прежнему полна сил, заботится о своих детях, внуках и правнуках, вот только о том страшном времени она до сих пор не может забыть и вспоминает его с прежней болью в сердце.

Тихая деревня

Лидия Адольфовна Яцун вот уже 57 лет живет в деревне Мурино. Сейчас здесь
находится всего 13 жилых дворов. Однако, по словам пенсионерки, много лет назад
населения в деревне было значительно больше. В одном доме проживало по четыре
семьи, и в каждой из них воспитывалось по 5—7 ребятишек. В Мурино работала своя
больница, а также аптека, начальная школа. Раньше здесь находилась опытная
станция Пивоварихи. Жители дружно сеяли хлеб, занимались сельским хозяйством.
Вокруг Мурино простирались сенокосные поля.

Сегодня здесь работает ОПХ «Элита». При въезде в деревушку сразу бросается в
глаза сельхозтехника: трактора, сеялки, комбайны. Поля по-прежнему
обрабатываются, засеваются, и, как с гордостью говорит баба Лида, хозяйство
работает на 100 и даже 200%. Правда, с приходом зимы объем работ значительно
сокращается, поэтому многие местные в поисках лучшей доли разъехались по городам
и весям. На сельхозпредприятии трудятся только двое местных. Старожилов в
деревне также не осталось, только Лидия Адольфовна да еще одна бабушка, Ольга
Степановна. Есть несколько молодых семей, занимающихся личным подсобным
хозяйством.

Единственное преимущество, которое видят селяне в своем немногочисленном
составе, заключается в том, что здесь нет воровства и пьянок. Такая вот тихая,
спокойная деревушка. За продуктами жители ездят в соседний поселок Захал.
Правда, бабе Лиде не приходится выезжать — все необходимое ей по первому звонку
доставляют дети. Бабушка держит куриц, а раньше вместе с мужем и детьми держала
и крупный ророгатый скот, и свиней, и птиц.

По словам Лидии Яцун, хозяйство разводить здесь можно и нужно — пастбища
большие и плодородные. Даже дождь знает свое время и приходит вовремя. — Урожай
здесь — необобраться. Главное не лениться, ведь все зависит от собственного
труда, — отмечает баба Лида.

Оказались врагами народа

Лидия Адольфовна с родителями, братьями и сестрами жила на Украине, в
Житомирской области, в немецкой общине. Когда началась война, всю их большую
семью сначала угнали в плен в Польшу, а затем в Германию.

— Мне тогда восемь лет всего было. Немцы таскали нас везде. Жили как
придется. Родители работали сутками. Когда наши пришли в Берлин, мы плакали от
радости и надеялись, что наконец-то вернемся домой. Но только повезли нас не
домой, а в Вологду — на лесоповал. Оказалось, что мы стали фашистами, врагами
народа и предателями. Там похоронили двух моих сестер, они умерли от голода.
Питались объедками и чем придется, — вспоминает с болью баба Лида. Затем семья
переселилась в Казахстан. Маленькая Лида работала нянькой у чужих людей, затем
дояркой. В Мурино девочка с семьей переехала к брату Эмилю, который находился
здесь на спецпоселении. Он приехал сюда сразу из Вологды, где трудился на
лесозаготовке. В Мурино к тому времени уже было много немцев, говорили в
основном на своем языке. Все были невольниками, работали где придется не
покладая рук. С 14 лет юная Лида пахала наравне со взрослыми. Трудилась на
прессовке, обрабатывала на полях картофель, турнепс и т. д. Затем работала
вместе с напарницей на пасеке. В совхозе держали более 100 пчелосемей. В сезон
мед качали два раза, с каждого улья выходило по 10—20 килограммов.

В Мурино она познакомилась со своим будущим мужем, сыном бывшего кулака. Его
родители оказались ссыльными с Украины. Отец работал агрономом, вот и сын пошел
по его стопам. Федор Иванович более 40 лет проработал управляющим совхоза
«Дзержинск». Как вспоминает бабушка, за все долгие трудовые годы он отдыхал
только две недели.

— Раньше одна улица была от совхоза «Дзержинск», а вторая от совхоза
«Первомайский». И назывались они так же. Когда муж умер, в его честь улицу
назвали. Правда, я об этом узнала случайно. Руководитель сельхозпредприятия
«Элита» хорошо относится как к своим работникам, так и к нам, пенсионерам.
Всегда поможет и с дровами, и с мукой, и с другим. Но мне помощь не нужна — дети
заботятся. Они меня слушаются во всем. Голос у меня до сих пор командирский, еще
успеваю командовать ими, — смеется Лидия Адольфовна.

«Немкой родилась, немкой и умру»

Дети из родительского дома разъехались по разным городам: старший сын живет в
Братске, второй — в Иркутске, дочь — в Нижнем Новгороде. Но к своей маме они
частенько приезжают в гости. Есть восемь внучат и восемь правнуков. Старшему
внуку уже 38 лет, а самому маленькому правнуку четыре года. С внуками бабушка
тоже активно общается, часто к ней обращаются за советом. Когда все собираются,
то и в доме не помещаются.

— Я уже и забыла свой родной язык, немецкий. Пока мама была жива,
разговаривали с ней. Муж украинец, а дети все у нас русскими записаны. Вот
теперь и не знаю, кто я: то ли немка, то ли украинка, то ли русская, — с улыбкой
рассказывает Лидия Адольфовна. — Когда паспорт меняла, меня спросили, кто я по
национальности. Вот тогда я и решила: раз родилась немкой, немкой и умру. Как
прожила эту жизнь, один только Бог знает. И все равно мне многие завидуют,
говорят: «Дети золотые». У нас так было заведено, что они меня до сих пор только
на «вы» называют, а вот внучата уже на «ты», по-русски воспитаны.

Как признается Лидия Яцун, о самых страшных годах своей жизни она старается
не вспоминать — нелегко это. — Мы прошли все: и голод, и холод, и страшную
нужду. Долгое время питались чем придется, собирали объедки, ели все подряд и
ничем не травились. Видимо, война всех закалила, сделала более выносливыми,
стойкими к невзгодам. Столько всего пришлось вытерпеть! И ничего, живем
потихоньку. Мне жаловаться не приходится, меня окружают заботливые дети, внуки и
правнуки. И все же, несмотря на страшные, тяжелые годы, могу сказать, что я
счастливая.

Метки:
baikalpress_id:  18 183