Нам пишут

На адрес нашей редакции пришло письмо от И.М.Кудака, жителя села Первомайского Нукутского района. Через семь месяцев читателю нашей газеты исполнится 80 лет. За эти годы в его жизни было всякое. Мы решили привести выдержки из его письма: «Во время войны не воевал, потому что винтовка и вещмешок красноармейца времен ВОВ весили больше, чем был мой пацанский вес тела.

Хотя войну не нюхать приходилось, как некоторым моим ровесникам из Сибири, а
вариться в том котле вместе с мамой и младшим братом с первого до последнего дня
войны да еще плюс полторы пятилетки после Дня Победы. Несколько десятков их,
этих моих земляков-ровесников, встречал я в округе и области. Никто из них не
рвал рубах на грудях, тяня сам себя к трибуне, чтобы, толкаясь локтями, получить
возможность похвалиться своим прошлым в годы войны. Я имел возможность на своем
веку сличать настоящее с вымышленным, и меня до крайности выводил из нормального
состояния низменный порыв тех хвастунов, которые, будучи гораздо младше моих
ровесников, напролом лезли к обелискам павших в ВОВ и втискивались в ряды
настоящих ветеранов с орденами на груди.

Уже много лет я не хожу в День Победы на сельский парад. Я не вправе
кощунственно относиться к памяти действительно павших смертью храбрых в
прошедшей войне. А эти, на языке канцеляриста, еще долгие годы будут у трибун
рассказывать, как это они во время войны, стоя на дощатых ящиках-подставках,
точили на токарном станке в Иркутске патроны. Да еще девчонкой. Да еще из
таежной глубинки. А ведь были и настоящие герои. Молчат. Трактористки сельского
хозяйства Гергенова, Ефимова, Гамзуллина, Мутина и другие...» К сожалению, наш
читатель не написал своего полного имени. В письме он просит опубликовать свое
стихотворение. Мы поздравляем И.М.Кудака с предстоящим юбилеем и с радостью
выполняем его просьбу.

Прости

Как много в памяти осталось
Случаев страшных, роковых,
Что нашей Матери
касались.
Той Мамы — из сороковых.
Я об одном о чем-то помню.
А ты,
ровесник, о другом,
И все о Матери покойной,
О самом-самом
дорогом.
Да-а, опоздали лет на тридцать
С начала сказа обо всем,
Теперь
приходится смириться,
Что все с собою унесем.
Да не в утеху то
смиренье,
А как для совести укор,
Что не заметили старенья
Самих себя
мы до сих пор.
Так хоть теперь тебе, покойной,
А своего в конце
пути,
Молитвой молимся покорно:
«Прости нас, Мамочка. Прости.
За все
прости».

Метки:
baikalpress_id:  50 398