Белый бизнес

Владельцы коров рассказали, как выгоднее продать молоко

В конце апреля жители Иркутска заметили, что на прилавках магазинов стало значительно меньше молочной продукции. Если главный продукт — молоко — еще можно было купить без проблем, то с творогом и сметаной возникли трудности. И только на Центральном рынке такой проблемы не существовало никогда — именно сюда съезжаются все сельхозпроизводители. Поэтому каждый день на рынке можно приобрести вкусную сметану, творог и домашние сыры. Правда, реализовывать свою продукцию таким способом могут только жители ближайших районов, остальные вынуждены сдавать молоко сборщикам. Какой из этих методов наиболее выгоден, рассказывают сами производители.

Зимнее молоко вкуснее

Молочный отдел рынка всегда пользуется популярностью. Каждый день здесь можно
приобрести молоко, сметану, творог, масло и сыр. У каждого из продавцов есть
свои постоянные покупатели, которые знают, в какие дни приезжает их проверенный
временем продавец, и спешат именно к нему. Качество молочной продукции проверяют
здесь же, в лаборатории. Особым спросом у любителей молочного пользуется
продукция из Эхирит-Булагатского района. Этот район Усть-Ордынского округа
расположен совсем рядом с Иркутском. Только из одного села Алужино на рынке
каждый день торгует по два человека. У селян существует свой график, кто и по
каким дням выезжает в город торговать. Схема отлажена, поэтому споров не
возникает. К перекупщикам алужинцы никогда не обращаются.

— Молоко у сборщиков стоит 15 рублей за литр. Летом оно еще дешевле, а
сметану или творог на рынке можно продать за 300—400 рублей, — приговаривают
продавцы.

Ия Алагуева, жительница Алужино, 20 лет торгует на рынке. В ее подворье пять
дойных коров. Этого вполне хватает, чтобы два раза в неделю, в выходные,
выезжать на Центральный рынок для продажи своей продукции. Как рассказывает Ия
Викторовна, летом, как правило, надои больше, поскольку скот целый день пасется
на пастбищах, питается свежей травой. В это время одна корова дает около восьми
литров. Зимой же объем молока сокращается до четырех-пяти литров с коровы. Но
зимой молоко жирнее — в это время животные получают дополнительную подкормку,
дробленку.

На селе без домашней живности не прожить. Поэтому у многих в подворьях
имеется по нескольку десятков голов крупного рогатого скота. Фермеров как
таковых в Алужино немного, в основном люди занимаются личным подсобным
хозяйством. У каждой семьи есть свои сельхозпаи, поэтому основа для сенокоса
есть. Однако этого корма на весь год не хватает, поэтому дополнительные корма
местные жители покупают в соседнем населенном пункте. Кроме Центрального рынка
торгуют жители и на Свердловском рынке, а также остановке «Волжская» и т. д.
Продавцы строго соблюдают все требования, у каждого есть санитарные книжки и
ветеринарные свидетельства о качестве продукции.

Почти иркутяне

По словам Олега Ихынырова, главы администрации МО «Алужино», единственная
проблема, которая возникает традиционно каждую весну, — это поиск пастухов. Не
каждый соглашается все лето до поздней осени в любую погоду каждый день, без
выходных, с утра и до позднего вечера пасти скот. А найти нужно четырех
работников. Как правило, на такую тяжелую работу идут одни и те же, не
понаслышке знающие, что это такое. В Алужино два стада, 600 голов.

Как говорит Лариса Сандакова, жительница Алужино, им очень повезло, что они
живут близко от Иркутска — всего в 70 километрах. Реализовывать свою продукцию
им намного проще, чем жителям других районов. В подворье у Сандаковых 18 дойных
коров.

— Каждое утро встаем в 6.00 и проводим весь день во дворе. Домой возвращаемся
уже к 21.00, после дойки. Еще ведь надо и молоко просепарировать, и творог
сварить, а это не такое уж простое дело, как кажется на первый взгляд. Немного
передержишь, и творог может кислым получиться, с горчинкой. За всем нужен
пригляд, — говорит Лариса Васильевна. — Хлопот много. Вот, например, в прошлом
году трава была плохая, микроэлементов не хватало. Мы селен телятам давали
дополнительно, коров подкармливали зимой микродобавками. Стараемся держать
качество продукции. Есть у нас свои секреты приготовления и творога, и сыра.

Супруги с хозяйством управляются вдвоем. Хорошего работника, как говорят они,
найти непросто. Пробовали взять одного, приезжего, но он долго не проработал,
такой труд оказался ему не по силам. Как вспоминает Лариса Сандакова, разводить
хозяйство они начали с 1997 года. Сначала работали в местном совхозе
«Муринский». Супруга трудилась бригадиром фермы и управляющей отделением. Родные
дали четыре головы крупного рогатого скота, затем появилось потомство, и
постепенно подворье стало увеличиваться. Для обновления крови хозяева меняют
породу. Поголовье получается более крупное и выносливое, да и молока коровы дают
побольше.

— Главное, чтобы кормовая база была хорошая. Со временем взяли кредит,
приобрели трактор и сельхозтехнику — грабли, косилки. Свой пай косим, сеем
зеленку и дополнительно закупаем дробленку. Основные затраты идут на корма, —
рассказывает Александр Андунович. — Работы много, а вот с реализацией становится
сложно. Многим не по карману молочная продукция. К нам ведь много приходит
пожилых, а у них, сами понимаете, какая пенсия. Бабушки жалуются, вздыхают. А
что сделаешь? Приходится только руками разводить. Берут по полкилограмма сметаны
и творога. Молодежь плохо покупает — все калории подсчитывают. А вот семьи с
маленькими детьми — наши основные клиенты, они охотно берут творог.

Ользоновское молоко идет на завод

В соседнем Баяндаевском районе картина по реализации молочной продукции
совсем иная. Жители поселка Ользоны свое молоко сдают перекупщикам, те же в свою
очередь увозят его на Баяндаевский молочный завод.

— Сельское хозяйство — вещь невыгодная. Это, скорее, метод выживания. Кто
старается, тот живет. Я в этом году закрыл свое фермерское хозяйство. Для того
чтобы поучаствовать в какой-либо программе, нужно подготовить ряд документов. А
когда этим заниматься? Все внимание и время уходит на подворье. Теперь у меня
просто личное подсобное хозяйство, — говорит Геннадий Бадуев, житель Ользон. — А
работать руками мы привычны — у нас в семье всегда было большое хозяйство.
Правда, в советское время родители держали столько скота, сколько было можно, а
затем постепенно увеличивали поголовье.

Некоторое время Геннадий проработал в Иркутске, а в 1998 году решил вернуться
в родное селение и заняться сельским хозяйством. Сначала получил субсидию по
безработице, добавил свои сбережения, помогли родители — и купил местный крупный
рогатый скот. Потихоньку поголовье прирастало. В прошлом году в подворье у него
насчитывалось более 30 голов, сейчас на 10 меньше. Сократить его пришлось из-за
нехватки кормов.

— Раньше мы возили молоко на Центральный рынок Иркутска и в другие
микрорайоны. Была слаженная работа. Но это отнимает очень много времени. Всего
не успеть, поэтому пришлось выбирать: или возить, или производить. Когда
несколько лет назад открылся молокозавод в Баяндае, брат занялся приемкой
молока, и все жители стали его сдавать. Это намного удобнее, поскольку большие
объемы возить в областной центр невыгодно, да и, пока довезешь молоко в город,
оно может скиснуть, — рассказывает Геннадий Бадуев. — В Ользонах восемь семей
держат по 20 голов скота, в день сдают по 80 литров молока. Такое количество в
городе нереально продать. А здесь сдал на завод — и все, все надои реализованы.

У Геннадия Бадуева в день выходит около 100 литров молока. — Основная
проблема в том, что, для того чтобы молоко сохранить, его нужно вовремя
охладить, иначе закиснет. Если делать сметану, то сепараторы просто не выдержат
такой нагрузки. Для того чтобы приготовить творог, его нужно еще сварить. Это
тоже время. Поэтому всем выгодно сдавать обычное молоко — это быстро и удобно.
Конечно, если сравнивать с прямой продажей на рынке, то напрямую торговать
выгоднее, но в нашем случае это выходит затратно. Каждый ищет, как ему удобнее и
надежнее: продавать самому или сдавать приемщику. Мы выбираем второе, — поясняет
хозяин.

Метки:
baikalpress_id:  18 045
Загрузка...