Две несгибаемые Веры

Небольшие деревни живут во многом благодаря женщинам старшего поколения

Если бы не представители старшего поколения, небольшие деревни Еленинск и Вершинск могли бы давно исчезнуть с карт Баяндаевского района. Помаявшись в городах, многочисленные дети возвращаются к своим матерям, которые по-прежнему не хотят покидать насиженные места. Так в населенных пунктах появляются новоселы, которые строят дома, заводят хозяйство.

Оптимизм и работа

Греясь на сентябрьском солнце, сидит на лавочке Вера Труфанова. Скоро
исполнится восемьдесят лет, как Вера Васильевна появилась на свет и впервые
увидела Еленинск. За свою долгую жизнь женщина выезжала за пределы района всего
несколько раз — в Иркутск и Улан-Удэ, передовых доярок возили на экскурсию в
Республику Бурятия.

— Не было причин ездить, да я и не рвалась. Рано вышла замуж, пошли дети — не
до путешествий было, — смеется Вера Васильевна. — Иногда думаю, а что было бы,
если б учиться поехала. Но тут уж, если в молодости судьбу не изменил, то потом
не получится. Вера Труфанова никогда не теряла оптимизма. Разменяла восьмой
десяток, а фигура как у молодой и на здоровье не жалуется. Лекарства в Еленинске
достать сложно, да Вере Васильевне они и не нужны. За всю жизнь она не выпила ни
одной таблетки.

— Единственное, что подводит — это ноги. Застудила, когда дояркой работала.
Тогда обуви не было, носили и зимой, и летом резиновые сапоги. Приматывали
портянки, так они за день примерзали к ногам, — говорит, поправляя выбившиеся
из-под платка косички, Вера Труфанова. — Тогда у нас был колхоз, людей жило
много. А сейчас осталось всего 26 дворов.

Вера Васильевна живет одна в крепком доме, которому, по самым скромным
подсчетам, исполнилось сто лет. «Купила его у деда Егора, как замуж вышла. А он
все стоит, меня переживет», — говорит она. Недавно двум улицам Еленинска дали
названия. Та, на которой живет Вера Труфанова, получила название выходца из этих
мест Юрия Птиченко, главного врача областной клинической больницы. Большинство
живущих на этой улице — родственники Веры Васильевны. Недалеко поселились сын и
дочка.

— Держим коров, сдаем мясо. Работа легкой не бывает — это что при советской
власти было, что сейчас. Проблема у нас с водой. Коров поим на речке, а для себя
берем из ключа, но зимой он, бывает, перемерзает. Мы-то, конечно, привычные. А
вот молодежи тяжело.

Гоголь такого не видел!

Зато удаленные от цивилизации места без телефонной связи полюбились
охотникам. Чего здесь только не водится! Много медведей, волков. Приезжают
пострелять и из области. Один из таких охотников установил между Еленинском и
Вершинском деревянного Будду.

— Сказал, что раз охотится в бурятских местах, то нужно почтить духов.
Мужчина не бедный, в Иркутске свой бизнес. В семье начались неприятности. Так он
у нас на охоте спасался, — говорит Вера Гоголь, жительница деревни Вершинск. —
Наш населенный пункт практически крайняя точка. Если взять чуть в сторону, то
можно попасть в Кырму, а если по прямой, то впереди только километры тайги.

Вера Гоголь приехала в Баяндаевский район из Винницы. В Сибирь переманил
дядя. Вышла замуж, привыкла да так и осталась. — Родилась я всего в двенадцати
километрах от тех мест, где Николай Гоголь жил. Так что, может, и родственники,
не проверяла. С детства нас на Украине приучали к работе, так что живу — не
жалуюсь, — говорит она.

Несмотря на солидный возраст в 76 лет, Вера Ивановна в одиночку держит стадо
в тридцать коров. Учит в Иркутске внучку, воспитывает внука, помогает детям.

— Всего у меня пятеро детей, часть живет здесь, а часть в Иркутске. В
Вершинске осталось всего пять домов, в них почти во всех родственники живут. Я,
когда в Иркутске гощу, думаю, может, в центр переехать, хватит работать. Но
поживу дней пять и начинаю собирать вещи. Не могу жить в четырех стенах, —
говорит Вера Гоголь.

Метки:
Загрузка...