На уроки в купеческий дом

Потомок капсальского кулака Хадеева рассказывает об истории уникального здания

21 июля в Капсале пройдет празднование 150-летия местной школы. История столетнего дома, где до сих пор идут занятия, очень необычна. Оказывается, одна из самых старейших школ округа располагается в здании редкой архитектуры. А предки владельца дома до сих пор хранят уникальные воспоминания о прошлом.

Капсальский купец

Первая школа в Капсале была основана в 1862 году — это было инородческое
(бурят тогда называли «люди иного рода») приходское одноклассное училище. В
начале XX века, с установлением советской власти, училище преобразовали в
трехкомплектную начальную школу. Разместили ее в настоящем купеческом доме
капсальского кулака Василия Хадеева (Худи). Дом был построен сто лет назад
настолько добротно, что современные дети и сегодня получают в нем среднее
образование. Так, в прошлом веке история школы тесно переплелась с историей и
судьбой знаменитого рода Хадеевых, о которой из первых уст нам рассказал
73-летний правнук кулака Борис Алексеевич Хадеев, живущий в Иркутске.

— Девять поколений рода Хадеевых до советского времени были богатыми.
Биографию моего прадеда по отцовской линии Василия Худи я изучал по подаренной
мне книге об округе. В ней сказано, что он служил головой Капсальского
инородного права, был крупным многопрофильным предпринимателем: имел почтовую
станцию, для обслуживания которой нанимались лошади, писари, стряпухи. Надо
сказать, это было выгодное дело, поскольку на каждую пару лошадей казна платила
1800 рублей прогонных денег. А с 60-х годов XIX века он занимается торговлей, за
что его записывают в купцы II гильдии. В эти же годы он с купцами Дашиновым и
Бунаевым строит винокуренный завод. Также прадед был рыбопромышленником — вел
омулевый промысел на судах, снастями и припасами. В Иркутске он имел две
торговые лавки — бакалейную и мясную. По примерным подсчетам, на его банковский
счет поступало до ста рублей в месяц.

В самом Капсале про купца Хадеева никогда не забывали и продолжают передавать
о нем из поколения в поколение любопытные факты. Например, капсальцы говорят,
что коров у Василия было столько, что при выгоне стада из загона последние
коровы выходили тогда, когда первые уже скрывались из виду; лошадей тоже было
много — запрягали по 70 голов. На работу купец брал лишь тех, кто хорошо кушает:
ставил чашку саламата перед работником, и если тот съедал, то, значит, и
работать мог много. Кроме того, говорят, что Худи занимался солью — добывал ее в
районе Балхана (солянки) и продавал.

Дом с иркутским мотивом

С такими доходами и благосостоянием купец Василий Хадеев мог за- просто
позволить себе жить в хоромах, что он и сделал: построил себе в улусе Бадыр (что
был рядом с Капсалом за рекой) два красивейших дома по проекту профессионального
архитектора. Для этого пятьдесят подвод возили отборнейший лиственничный лес из
Красного Яра.

— В архитектуре обоих домов присутствуют явные иркутские мотивы, — говорит
Борис Хадеев, сам архитектор по образованию. — Смею предположить, что
проектировал их иркутский архитектор Разгильдеев. Дом, в котором сейчас школа,
был большой. В детстве маленького меня отправляли сюда на голодный военный
период, еще застал убранство дома таким, каким оно было при прадеде. Помню трюмо
с зеркалами, русскую печь с темно-зелеными изразцами, в которой готовили
стряпухи, еще были буддийский молитвенник, бельгийское оружие, стояли модерновые
ширмы с резьбой по дереву, на доме были точеные балясины. В одноэтажной части
дома был большой зал с трехметровыми потолками, на второй половине дом был
двухэтажным, на втором этаже размещалась веранда с окнами из цветного
венецианского стекла. Из этого окна жене Василия Матрене Марковне доводилось
отстреливаться от нападения банды Кочкина.

В этом доме выросло несколько поколений рода Хадеевых. У купца Василия и его
жены Мады родились двое сыновей — Кирилл и Борис, именно им перешли в наследство
два отцовских особняка: тот, где сегодня расположена школа, достался Кириллу,
второй дом, очень схожий по архитектуре, был отдан Борису — теперь здание стоит
в Усть-Орде, и занимает его областной центр народного творчества. В советское
время такое богатство доставило немало трудностей сыновьям купца, особенно
Кириллу, поскольку Борис Васильевич рано ушел из жизни и не дожил до
мучительного процесса раскулачивания. Кирилла Васильевича же в 1931 году сначала
раскулачили, а затем арестовали, приговорив к лагерям со ссылкой в Нарымский
край. В этот момент, вероятно, в 1932 году, его особняк и был передан под школу
— его разобрали по бревнышку, перевезли в Капсал и снова собрали. Отсидев пять
лет, Кирилл Васильевич вышел на свободу, но затем снова был приговорен — ему
вменяли контрреволюционный заговор.

Известно, что умер он в 1945 году в лагерях. Его внук Борис Алексеевич
пытался найти о нем хотя бы справочную информацию в ФСБ, но там никаких данных
не дают, хотя дед был реабилитирован. Династию Худи продолжил сын Кирилла
Алексей, родившийся в 1907 году (по паспорту в 1901-м), который, со слов его
сына Бориса, всю жизнь проработал бухгалтером в Иркутске. — Основным увлечением
отца было коллекционирование книг качественного советского издательства с
лучшими иллюстрациями.

Жена Алексея Кирилловича была очень энергичной женщиной: она была дочерью
купца Ертаханова из Хатар-Хадая, бывшего батрака, занимавшегося опасным ремеслом
— он перегонял скот через Байкал, где на очередном перегоне его и убили.
Выносливость и трудолюбие были основными ее чертами: мать пятерых детей держала
скот в предместье Рабочем в Иркутске, умела косить, стоговать, ремонтировать
машины, ее называли «бурятка, у которой много детей».

Картина из детства

Потомок капсальского купца Борис Хадеев по профессии стал
художником-архитектором. Чтобы сохранить память о детстве и купеческом укладе
своих предков, он нарисовал необычную картину «Свадьба около дома». В центре
изображен тот самый прадедовский особняк — можно разглядеть три стены дома,
веранду с венецианским стеклом, слева от дома идет бурятская борьба, перед домом
капсальцы танцуют веселый ехор, под навесами, которые традиционно накрывались
чистыми половиками, сидят гости. — Наверху на тройке мчится жених с невестой, на
которую прыгают друзья жениха: их задачей было на ходу остановить повозку, за
что им доставалось от ямщика, хлеставшего не только лошадей, — рассказывает
Борис Алексеевич. — После такой забавы все проходили за стол и получали
угощения.

На этой картине местность изображена так, как было во времена прадеда
Василия. Работа величиной в один квадратный метр висит в квартире архитектора, и
ее мало кто видит. Борис Алексеевич предложил на встрече с главой администрации
Василием Шадриным сделать из дома-школы музей, пристроив к особняку несгораемый
блок, а в старом корпусе сделать музей капсальского быта, ведь этот дом является
настоящим памятником бурятской архитектуры. Но, как ответил руководитель
муниципального образования, пока, к сожалению, это невозможно. Хотя не
исключено, что когда-нибудь купеческий дом перестанет быть
школой.

Метки:
baikalpress_id:  37 943