Матерый волкодав

Чтобы изловить волков в Баяндаевском районе, Юрий Сокольцов привез три мешка эксклюзивных капканов

Каждую зиму Баяндаевский район страдает от волчьих стай. Особенно достается северным населенным пунктам. Там зверь и летом не стесняется выходить из леса, а в холода волчий вой будит людей каждое утро. В январе большая стая поселилась недалеко от Нагатая — небольшой деревни, за которой начинается густая сибирская тайга. Местные жители обеспокоены, ведь хищники — реальная угроза для деревенских буренок. На выручку пришел Юрий Сокольцов — лучший охотник, специализирующийся на волках.

Борьба за охотника

Мэр Баяндаевского района Анатолий Табинаев не скрывает своей радости: «Сам Сокольцов приехал! Он точно всех волков переловит». Сокольцов в охотничьих кругах человек известный. Несмотря на солидный возраст — 76 лет, мужчина с азартом выходит в тайгу, в одиночку ночует в лесу даже в самый лютый мороз, а главное — знает все повадки умных хищников.

В Баяндаевский район Юрий Афанасьевич приехал по старой памяти. Не охотился в этих местах уже десять лет, но знает, что без добычи не останется. Работает он по договору с Иркутским управлением охоты. Добраться до северной территории охотнику помог водитель маршрутного такси Владимир Бурзанов, у него Юрий Сокольцов и остановился. Вот только с первого дня у волкодава возникли проблемы. Сломался снегоход «Буран», на котором в день можно объехать несколько десятков километров, а пешком охотиться на волка, который в день преодолевает по сотне километров, бессмысленно.

«Буран» пообещало прислать руководство Баяндаевского района. Новая техника как раз поступила на ветстанцию. Пообещали выделить и сто литров горючего.

— За такого охотника нужно бороться, ведь у него своя технология ловли. Он волков добывает благодаря своему изобретению, — говорит мэр района.

Изобретение с именем

Так что это за загадочное изобретение? Несмотря на морозный день, посмотреть на добытчика и узнать его методы борьбы с волками выехали журналисты. Юрий Афанасьевич оказался на месте — пытался реанимировать старенький снегоход. Весть о подходе новой техники обрадовала волчатника.

— Думал уже, что придется ни с чем уезжать. Подвел двигатель китайского производства. А теперь, конечно, останусь. Поживиться тут есть чем, в окрестностях деревни бегают пятьдесят хищников, — говорит Юрий Сокольцов.

Так точно и быстро определить масштабы предстоящей ловли Юрий Афанасьевич смог благодаря опыту. К охоте его пристрастил отец. Жили Сокольцовы в Тугутуе Эхирит-Булагатского района. В семье было десять детей, Юрий самый старший. Поэтому после седьмого класса ему пришлось бросить школу и пойти работать, чтобы помогать семье. Но желание учиться осталось. Смог экстерном получить среднее образование и выучиться на охотоведа. Куда только не забрасывала жизнь Юрия Сокольцова! Работал в Катанге, Кызыле, Красноярске. Женился и в 70-х вернулся в родной Усть-Ордынский. Работать доводилось не только по специальности — охотоведом, но и плотником. Но свое главное увлечение — охоту — не бросал никогда.

— Когда в первый раз вышел на охоту, выдали мне капкан № 7. Толку от него мало — капкан не может полностью прижать здоровую лапу зверя, а только ломает ее. Волк отгрызает поврежденный сустав и вырывается на свободу, — говорит Сокольцов.

Юрий Афанасьевич решил усовершенствовать ловушку. Корпел над изобретением долгие годы — и вот в начале двухтысячных получил патент. А в 2011 году вышел на новый этап — охотнику дали патент мирового уровня. Вот только толку от такого признания мало.

— В России, насколько мне известно, сейчас не работает ни один завод по производству капканов. Конечно, потом опомнятся, начнут делать, возможно и про мое изобретение вспомнят, но, наверное, будет это нескоро. А пока приходится самому мастерить, — говорит он.

Капканы охотник делает из железа. Вместо зубьев в нем небольшие отверстия, которые не дают зверю вырваться. Технология работает таким образом, что, попадая в ловушку, хищник не ломает лапу, даже шкура остается абсолютно целой. Перед охотой Сокольцов обязательно вываривает капканы, чтобы полностью уничтожить запах человека. После этого дотрагиваться до них можно только в рукавицах. Для нагатайских волков охотник привез три мешка ловушек.

— Вся надежда на Сокольцова. Волки житья не дают. Выходят выть на закате и на рассвете, — говорит местный житель Виктор. — Хищники ничего уже не боятся, окружают коров и оттягивают их в лес. Выходить на них с ружьем бесполезно. Волка подстрелить трудно, но даже если повезет с одним, ситуацию это не изменит. Надеемся на капканы.

«С волками я говорю по-волчьи»

В капкан Юрий Сокольцов не кладет никакой приманки. Волк попадется и без этого.

— Волка называют умным зверем, но нужно понимать, что это не ум, а животный инстинкт. Разумом обладает только человек. Поняв логику волка, охотник легко может его поймать. А вот предугадать действия охотника зверь не в силах, — говорит Сокольцов.

Выходит в лес охотник один. С собой на случай ночевки берет палатку, широкие самодельные лыжи, ружье, небольшую печку и... ванну. — Ванна годится и для того, чтобы в ней разделывать добычу, и для того, чтобы на ней спать. Сверху кладу широкие доски, ложусь, рядом ставлю печку. Зимой тепла в палатке хватает часа на два. Потом приходится просыпаться, разжигать огонь заново, пить чай. И так всю ночь, — описывает охотничий быт Сокольцов.

Свои знания охотник передает начинающим охотоведам. Дети и внуки интереса к ловле пока не проявляют. Только беспокоятся за добытчика. Особенно тревожится жена Антонина Ильинична: как он там, в лесу? Но Сокольцов с волками давно нашел общий язык. Иногда волки подходят совсем близко к палатке. Вой, по словам охотника, стоит жуткий. Но Юрий Афанасьвич, столько лет проведший в тайге, не боится. Начинает разговаривать с хищниками на их языке. — Вою по-волчьи, — улыбается Юрий Афанасьевич. — За жизнь выучил, как воет самка, как — самец, как — матерый вожак. Люблю сбивать волка с толку. Начинаю выть, как вожак, и по звукам слышу, что звери теряются. А значит, поймать их будет значительно проще.

Метки:
baikalpress_id:  37 851