Выжил сам и помог другим

Сергей Ухалов чудом спасся и вместе с женой усыновил двоих детей

В восемнадцать лет Сергей потерял обе ноги и пальцы обеих рук. Но не отчаялся, нашел свое личное счастье — женился на красавице Зинаиде, получил права и организовал свое крестьянско-фермерское хозяйство. Семья Ухаловых усыновила троих мальчиков, причем детей брали именно с ограниченными возможностями. О своей жизни, по которой можно книги писать, супруги рассказали нашей газете.

В мокрой одежде на сорокаградусном морозе

Трагедия случилась, едва Сергей стал совершеннолетним. Он работал в лесу. Ехал вместе с напарником по замершей реке на тракторе. Вдруг машина провалилась под лед. Каким-то чудом Сергею с напарником удалось открыть дверцы трактора и выбраться из смертельной полыньи. Сорокаградусный мороз. Безлюдный лес. Ни трассы, ни тропинки, и километров сорок до ближайшего города. Кричи — никто не услышит. Что делать? Пошли в сторону города. Мокрая одежда, мороз... Надежды таяли с каждой минутой. Вечером сорокалетний напарник Сергея умер у него на глазах. Стоя.

А восемнадцатилетний парнишка еще двое с половиной (!) суток блуждал по лесу. Уже не осознавал, куда идет, зачем. Быль смешивалась с небылью, реальность — с фантазией. Начались галлюцинации. Сергею казалось, что он бригадир, что он главнокомандующий. Мерещились люди, тракторы, машины...

Сил уже не было, он слег. Но жить хотелось. Он кричал, звал на помощь — должен же хоть кто-нибудь услышать. За 6—8 километров этот зов услыхала бабушка, которая была со своими сыновьями на заимке. Потом она говорила, что крик был нечеловеческим. Поначалу пожилой женщине никто не поверил — кто может быть посреди глухого леса? Но потом все же люди вышли на поиски и набрели на замерзавшего парня.

Не сразу Сергей попал в больницу. Двое суток с него снимали валенки — они намертво примерзли к ногам, которые стали ледяными. — Когда пришел врач объяснить и убедить, что необходима ампутация ноги, я был готов уже на все. Очень его удивил, сказав: «Давайте сразу две отрежем, чтобы два раза не мучиться». Хотели ампутировать и две руки до локтя, но хирург настоял, чтобы экспериментально отрезать только пальцы. И руки начали заживать.

После такого люди восстанавливаются годами, а Сергею Георгиевичу хватило всего два с половиной месяца. Походка не выдает его. Те, кто не знает, что у него до колена протезы, ни за что не догадаются. У многих людей, потерявших части тела, остаются фантомы — полное ощущение того, что, к примеру, нога все еще на месте. Так же и у Сергея Георгиевича. Иногда простреливают, болят несуществующие ноги.

— Есть какая-то сила, которая спасает людей, — уверен мужчина. — Эта сила помогла мне выжить в той ситуации, смириться со своей судьбой. Недавно беседовал с молодым парнем. Он мне жаловался на судьбу — у него нет ноги. Говорит мне: «Вот у тебя все есть — жена, дети...» А я ему ответил: «Так кто тебе мешает жениться? У тебя ведь только одной ноги нет».

Семейное счастье двух авантюристов

Уже после трагедии Сергей встретил подругу детства Зинаиду. Они познакомились еще в Бодайбо, где родились и выросли, вместе играли, а бывало, и проказничали. Вспоминают, как однажды набрели на склад коньяка, удивились красивым, загадочным бутылкам, решили отведать таинственный напиток и пошли домой чуть выпивши. «Авантюристы мы, авантюристы», — характеризуют себя Ухаловы.

Эта черта характера помогла в перестроечные 90-е все бросить в родном Бодайбо, где Сергей Георгиевич до начала массовых сокращений работал заместителем директора по транспорту, и поехать в Иркутск. На рынке они побеседовали с людьми, расспросили, где можно купить жилье вблизи областного центра, и перебрались в Эхирит-Булагатский район. Здесь они основали крестьянско-фермерское хозяйство, взяли 45 соток земли — семья большая, работать приходится много.

— Всю жизнь мы хотели кому-нибудь помочь, — говорит Зинаида Васильевна. — Об этом только и мечтали.

У нее есть родной сын Николай от первого несложившегося брака. Совместных детей в семье не было, но Ухаловы не отчаялись и решили усыновить малышей, от которых отказались родители. Причем трудностей Сергей и Зинаида не боялись. В этой семье знают: активно жить можно и с ограниченными возможностями. Да и семейное тепло творит чудеса. Антону было почти два годика, когда его усыновили. На тот момент он не ходил и не разговаривал. Вскоре догнал своих ровесников. — А младший сын, Сережка, должен был попасть к нам. Это просто какая-то судьба! — уверена Зинаида Васильевна.

С улыбкой она вспоминает, как однажды наткнулась на объявление в иркутской газете о том, что трехпалый мальчик ищет родителей. С этого дня газетные строчки не выходили у женщины из головы, и через неделю Ухаловы поехали в Иркутск за сыном. Оказалось, его биологические родители, благополучные люди, узнав об особенностях ребенка, специально приехали в Иркутск, чтобы родить ребенка и оставить его. Шестимесячный Сережка осознанно смотрел на новых маму и папу, как будто хотел поблагодарить их, но не мог.

Сейчас Сережа перешел в четвертый класс. Он учится в школе на одни пятерки, занимается в театральном кружке, не по годам сообразительный и развитый мальчик. На Новый год он играет Деда Мороза, в школьном театре ему досталась роль очень трогательного медвежонка. Сережа старается шестью своими пальчиками все делать так, будто у него их все десять. Когда что-то не получается, мальчик расстраивается, но все же стоит на своем. Это очень волевой и целеустремленный ребенок.

Доброту понимают не все

Ухаловы воспитывали всех детей как родных, долгое время не говорили им о том, что они приемные. Но соседи «помогли» и сообщили всю правду Антону. На тот момент ему было 14 лет — самый пик переломного возраста. Были и крики, и истерики — мальчик хотел найти и наказать свою нерадивую мать.

— Решили и младшему сыну рассказать — пусть лучше от нас узнает, — говорит Зинаида Васильевна. — Сережка послушал и горько вздохнул: «Мама, я ничего не понял, что ты сказала, но мне так грустно-грустно... А сейчас решил для себя: мои родители умерли, вы меня взяли к себе, а я вас никогда не брошу, никогда не оставлю». Говорим детям, что их родные — хорошие люди, просто они попали в сложную жизненную ситуацию, — мало ли что в жизни бывает.

С разными трудностями приходится сталкиваться Ухаловым. Находятся «доброжелатели», которые обвиняют их в том, что они живут на детские деньги. Привыкнуть к таким нападкам невозможно, они всегда больно режут по сердцу.

— Если бы мы ребенка кормили и одевали только на эти 4 тысячи, он у нас был бы полуодетый и полуголодный, — говорит Зинаида Васильевна. — Еще и кучу справок, документов собрать нужно. У нас благополучная, непьющая семья. Первого сына мы брали еще в советское время, тогда не было такой бюрократии. Достаточно было знать, что семья не пьет, не надо было собирать кипу документов. Сегодня нас проверяют, с нас спрашивают по полной программе. Замучаешься по кабинетам ходить. А когда выпивающие люди своих же детей-внуков на опеку берут, с них не могут взять никаких отчетов.

«Побольше бы таких мужчин!»

Всего, что есть у Ухаловых, они добились своим трудом и своими силами, без всякой помощи. Разводили коров, свиней, овец и гусей. Но сейчас дети выросли и пошли другой дорогой — не хотят заниматься хозяйством. — Мы ко всему в жизни относимся философски: если что-то не идет — значит, не нужно туда лезть, не твое это, — замечает Сергей Георгиевич. — Сейчас делаем капитальный ремонт дома. Он у нас совсем старенький, меняем там все.

Сергей и Зинаида каждому своему ребенку накопили на дом или квартиру. Сейчас Николай трудится стропальщиком на заводе в Ангарске, Антон живет и работает в Иркутске, у каждого есть жилье. Дети вышли в самостоятельное плавание.

Несколько лет назад Ухаловы хотели открыть семейный дом, чтобы помочь как можно большему количеству детей. Обратились с этой идеей к одному из чиновников. Тот желание их похвалил, обещал узнать, с чего начать, как правильно все оформить, но даже не позвонил...

Сергей Ухалов без единого пальца на руках смог получить права. Это далось непросто — два года понадобилось, чтобы доказать различным комиссиям, что он может управлять автомобилем. Есть у него и разрешение на оружие.

— Побольше бы таких мужчин! Тогда мы совсем по-другому жили бы, — говорит Зинаида Васильевна. — Он заботливый, не пьет, не курит. Каждой женщине пожелала бы такого мужа!

Загрузка...