Открыть люк помог какой-то парень...

Житель Эхирит-Булагатского района, проявивший мужество при авиакатастрофе в Иркутске, до сих пор не получил награду

Катастрофа случилась 9 июля 2006 года. Тогда пассажирский самолет компании «Сибирь», прибывший из Москвы в Иркутск, не сумел остановиться на взлетно-посадочной полосе, пробил бетонную стену и врезался в расположенные неподалеку гаражи. Из 203 человек выжило всего 79. Среди них был и наш земляк, житель Новониколаевска Алексей Чечулин, с женой Ольгой. Накануне печального юбилея мы поговорили с Алексеем о том жутком испытании, которое пришлось пережить ему и его супруге.

Хорошо, что пристегнулись

Алексею Чечулину было тогда всего 22 года, его жене и того меньше — 18 лет. Молодой человек только окончил ИВВАИУ. Воспользовавшись правом на бесплатный проезд по стране, молодая семья военнослужащего отдохнула в Сочи и возвращалась домой. О том, что случилось в самолете, Алексей вспоминает неохотно. Говорит: «Зачем все это?» Не самые приятные моменты жизни...

Долетели до Иркутска, пошли на посадку. Внешне все было в порядке. Командир воздушного судна, пилот первого класса Сергей Шибанов доложил диспетчеру об успешной посадке. Раздались традиционные для таких моментов аплодисменты. Но молодой офицер Алексей Чечулин, окончивший авиационное училище, услышал: что-то в звуке садящегося самолета не так. Сказал Ольге, чтобы пристегнулась, и сделал то же самое. Спустя несколько секунд самолет понесло, он стал неуправляемым. Все, кто был непристегнутым, улетели вперед. Времени думать, что нужно делать, не было. Алексей с Ольгой принялись искать выход. Все вокруг горело, плавилось. Приходилось дышать едким дымом — черный пластик капал на кожу. Из постановления о прекращении уголовного дела следует: «В средней части воздушного судна пламя достигало трех метров, хвостовая часть фюзеляжа зависла над зданием, огонь был внутри фюзеляжа, он распространился к хвостовой части на площади 100—200 квадратных метров».

Буквально на ощупь Алексей отыскал запасной люк, принялся его открывать. Руки его практически горели, волосы воспламенялись. Дождь из пластика усилился, дышать стало невозможно. Это был ад. Люди сгорали заживо. Еще минута, и было бы поздно. Но Алексей сумел вовремя открыть спасительный люк. Его жена и еще три человека спрыгнули на гаражи, уже потом Алексей выбрался сам. Через несколько секунд раздался мощный хлопок — самолет взорвался. Еще немного, и их бы не было...

Уже потом бортпроводница авиакомпании Виктория Зильберштейн, организовавшая эвакуацию людей, в программе «Пусть говорят» скажет, что открыть люк ей помог какой-то парень. Это и был наш Алексей Чечулин. Люк стал дверью в жизнь еще для 20 пассажиров авиалайнера. В то утро не смогли найти выхода, надышались едким дымом, потеряли сознание и заживо сгорели 123 человека. Среди них было 13 детей. В больницах города скончались два человека. Все они находились в первом отсеке и в кабине пилотов.

Погиб командир самолета Сергей Шибанов. Ушли из жизни начальник Управления ФСБ Иркутской области Сергей Коряков, дочь писателя Валентина Распутина Мария. Перелет стал роковым и для наших земляков — заместителя главы администрации округа Натальи Суборовой, которая возвращалась из рабочей командировки, в ходе которой она добивалась финансирования строительства социального объекта в округе. Погибли начальник окружной ГАИ полковник Петр Ербанов и его супруга Земфира Ивановна, которые летали в Москву на съезд сотрудников милиции. Поначалу молодая семья Чечулиных не осознавала масштабов катастрофы — сказалось шоковое состояние. Пришли в квартиру, которую снимали в районе аэропорта. Стало трудно дышать, откашливались чернотой, гарью. Пришлось обратиться за медицинской помощью — Алексей и Ольга лежали в больнице целый месяц. И им, можно сказать, крупно повезло. Ольга так и говорит мужу: «Ты мне жизнь спас».

Дома родные увидели экстренный выпуск новостей, где сообщили, что выжило всего 70 человек. Сотовой связи в деревне не было. Брат Алексея съездил на гору, поймал связь, дозвонился. Лишь после этого родные смогли вздохнуть спокойно.

Суды, суды, суды...

После аварии началась настоящая судебная эпопея, ведь говорили, что всем пострадавшим выплатят компенсации. На деле тратиться никто не хотел. Как это часто бывает, пообещали и забыли.

Возбудили уголовное дело по части 3 статьи 263 Уголовного кодекса РФ («Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта»). Следствие должно было ответить на вопросы, кто виноват и что случилось с самолетом. Были две главные версии. По одной версии, аэробус был технически неисправен, по другой — причиной аварии стала ошибка пилотов. На этом настаивал и Межгосударственный авиационный комитет. Однако выяснилось, что командир A310 Сергей Шибанов, несмотря на нелетные условия — дождь и мокрую полосу, — безукоризненно посадил самолет.

Расследование длилось более двух с половиной лет, установлена основная причина аварии: левый двигатель авиалайнера, вместо того чтобы затормозить, включился на взлетный режим. По сути, самолет начал взлетать, и остановить мощную стартовую силу не могли даже тормоза. Виной всему, как установила комиссия, была ошибка в конструировании двигателя. Выяснилось, что производителем запчастей была американская компания. Пострадавшие пассажиры и семьи погибших подали на фирму иск в суд. Чтобы добиться правды, потребовалось немало слез и нервов. Дважды уголовное дело закрывалось из-за «отсутствия состава преступления». Ответственность по-прежнему списывалась на «непроизвольные ошибочные действия экипажа воздушного судна», тем более что никто из экипажа не выжил. В итоге свою помощь пострадавшим предложили лондонские адвокаты, и только благодаря их действиям виновных удалось привлечь к ответственности.

Почему нет награды?

Незаметно пролетело пять лет. Семьям погибших и потерпевших выплатили-таки денежные компенсации. В то время как стюардесса Виктория Зильберштейн была награждена медалью «Спешите делать добро», орденом «За отвагу», знаком отличия Иркутской области, региональной наградой «За смелые и решительные действия при спасении людей в экстремальных условиях» и премией «Человек года» в номинации «Мужество», смелый поступок нашего земляка так и не был отмечен. Кстати, судьба не раз испытывала Алексея на прочность. Спустя два года после трагедии он участвовал в разрешении грузинско-осетинского конфликта. Сейчас проходит службу в Липецке. Надеемся, что в отношении Алексея Чечулина справедливость восторжествует. Несколько лет назад в молодой семье появился первенец. Мальчишка подрастет и узнает: его папа — смелый человек. Но подтверждения тому, что житель Новониколаевска совершил мужественный поступок, до сих пор нет...

Загрузка...