Медные трубы музыкантов из Олонок

Единственный в округе оркестр духовых инструментов нуждается в помощи

Над берегом Ангары в старинном селе Олонки духовой оркестр звучал еще в довоенное время. Точную дату его рождения и имя организатора олончане уже не помнят, зато все знают, что традиции оркестра возродил в семидесятые годы директор сельского Дома культуры Виктор Чумаков, когда-то, еще школьником, выдувавший на трубе бравурные марши. Первый концерт новоявленного оркестра состоялся в 1973 году. И уже через пять лет коллектив, в который входили и взрослые, и дети, сумел получить звание народного.

«Он у нас единственный!» — гордились оркестром окружные власти, присвоив ему в год тридцатилетия статус губернаторского, подарив автобус и дав возможность заказать концертные костюмы и приобрести новые инструменты. Никому не хотелось, чтобы олонский оркестр постигла участь осинского или усть-ордынского: они распались, едва начав работу, из-за отсутствия руководителя, сумевшего не только собрать, но и сплотить музыкантов. Зрители любовались и умилялись видом убеленных сединой ветеранов и серьезных младшеклассников, едва заметных из-за пюпитра, — коллектив всегда был разновозрастным. Каждый год в него вливалось до полутора десятков школьников, но через пару месяцев постоянных репетиций оставалось двое-трое новичков, самых упорных и самых влюбленных в звон медных труб.

Чумаков, заслуженный работник культуры РФ, почетный гражданин Усть-Ордынского округа, обучал ребят не только нотной грамоте, но и умению общаться, становясь наставником не только в музыкальном мире. Он умел замечать все: старенькую курточку, уже не греющую на морозе, плохое настроение из-за семейных проблем, школьные неудачи. И помогал по мере возможностей. Особенным стал для него день, когда в оркестр пришел сын, пятиклассник Георгий.

День смерти Виктора Чумакова стал днем траура не только для олончан, многие из которых были когда-то его учениками и стали профессиональными музыкантами. Любители духовой музыки задумались о дальнейшей судьбе оркестра, предрекая ему вторичный период забвения. К счастью, на смену отцу пришел сын. Наверное, он верил тогда, что народный коллектив нужен и округу, и району. Со временем оптимизм, увы, стал угасать. Труба Чумакова звучит все печальнее.

— Отношение к оркестру изменилось не в лучшую сторону, — вздыхает Чумаков-младший. — Хотя еще выделяются деньги на приобретение инструментов. За последние годы купили две трубы. Но минусов в жизни оркестра намного больше, чем плюсов. Это и мизерная зарплата руководителя, вынужденного подрабатывать в свободное от репетиций время, и выезды на концерты и районные мероприятия, когда мальчишкам выдают по 50 командировочных рублей, которых хватает разве что на шоколадку, и переодевание в черные парадные смокинги в холодном автобусе. Это все чаще возникающее недовольство родителей, встречающих дома своих уставших и голодных музыкантов. Старые нотные тетради, отсутствие специальной аппаратуры. И самое главное — на этом фоне угасающий интерес к оркестровой духовой музыке юных олончан. Обычно говорят: язык музыки понятен всем. Но когда поймут музыкантов, руководителя, душой болеющего за коллектив? Ведь единственный в округе оркестр духовых инструментов может исчезнуть безвозвратно.

Метки:
baikalpress_id:  14 050
Загрузка...