Русская сказка с неизвестным финалом

Отец шестерых детей мечтает построить часовню и вырезать из кедра икону Богородицы

Лучшим мастером по дереву Сергея Стальманского признают не только в родном Табарсуке, но и во всем Аларском районе. По всей деревне можно встретить наличники и ворота, выполненные в фирменном стиле Стальманского: сказочные кони, морские животные и лебеди. В работах — сказка, а в жизни проблемы: работы нет, шестерых детей нужно кормить и поднимать на ноги. Но, несмотря на сложности, есть в жизни этого русского мастера мечта — построить кедровую часовню рядом с деревенским кладбищем, чтобы каждый мог зайти и помолиться за упокой душ всех усопших, когда-то живших в этих местах.

Чудо на Крещение

Сергей Стальманский готов пешком уйти к алтайским мастерам, чтобы перенять у них искусство строительства церквей. — Часовню срубить — это вам не сарай сделать, — говорит мастер по дереву.

А зародилась мечта с чудесного события, которое случилось с главой семьи Стальманских более десяти лет назад. — Была крещенская ночь, и я пошел на родник набрать святой воды. Зачерпнул ведра, поднял голову да так и застыл — передо мной был лик Христа. Когда пришел в себя, скорее домой побежал, даже ведра бросил. С тех пор в честь чудесного события хочу срубить часовню. Вот только денег нет.

Чтобы добыть средства, Сергей пошел по дворам, но вместо денег получил насмешки. Правда, идея пришлась по душе жителям соседнего Могоенка. Но тут мастер пошел на принцип и рубить часовню отказался: — Сначала должен поставить там, где родился, — говорит Стальманский. «Не получается пока с часовней — сделаю икону», — задумал недавно столяр. Но и тут возникла загвоздка — все знакомые люди, умеющие рисовать, отказываются изобразить лик Богоматери, считая это для непосвященных в иконопись делом опасным и небогоугодным. Прообраз уже найден, в доме хранится икона-образец, купленная в церкви. Сам Сергей некрещеный, но верить в Бога это ему не мешает. — Да я бы давно покрестился, да вот денег нет, — говорит он. — Думаю, Бог меня за это простит. Намерения мои искренние, и он это видит.

Дробина-мастер

Божественным промыслом считает Сергей все хорошее, что происходило в его жизни: рождение детей, полученное мастерство или, например, счастливое избавление от смерти. Происшествие, из-за которого аларский мастер получил прозвище Дробина, случилось еще в его юности. — В Аларском районе много охотников, вот и мы с друзьями в старших классах любили походы в лес. Однажды по дороге решили прокатиться с горки. Я с подружкой скатывался с горы, а мой приятель стоял внизу с ружьем. Вдруг ему пришло в голову побаловаться и нажать на курок — приятель думал, что ружье не заряжено. Одноклассницу спасла шапка — тридцать дробин вошло ей неглубоко под кожу, а мне вот достались всего два заряда, зато рана была серьезная. Пришлось везти в Черемхово делать операцию. Одну дробину достали, а вторую врачи решили не трогать. Так с тех пор и привязалось ко мне это прозвище, — улыбается Сергей.

Резьбой по дереву Дробина занялся давно, а научил его дед, приехавший из Запорожья. Несмотря на фамилию Криворучко, Дмитрий Яковлевич умел делать из дерева такие вещи, которые и не снились современным краснодеревщикам. Видимо, от деда с его южным темпераментом достался в наследство Сергею Ивановичу непростой стиль с завитками, кружевом и мифическими животными.

Сейчас резьба по дереву стала единственным доходом семьи. Колхоз, процветавший еще несколько лет назад, после смены руководства закрылся. Оксана, работавшая там дояркой, и Сергей — между прочим, высококлассный тракторист с двадцатилетним стажем — остались без работы. Чтобы прокормить детей — Мишу, Веру, Зину, Сергея, Ваню и Нину, — глава семьи в сезон ездит на заработки. В этом году, например, был в Осинском районе.

На жизнь Стальманские не жалуются — случались и более тяжелые времена. Как-то, чтобы обуть детей к школе, пришлось заколоть корову, но просить помощи у государства им в голову не приходило.

— Да, сложностей много, но нельзя им поддаваться, — говорит Сергей и, подумав, добавляет: — Кто знает, всякое ведь в жизни бывает. Может быть, еще увижу я Алтай, научусь строить храмы, возведу часовню, и в нашей деревне жизнь наладится.

Метки:
baikalpress_id:  13 870