Кумыс никому не нужен

Единственная кумысолечебница Восточной Сибири может закрыться навсегда

Единственная кумысолечебница Восточной Сибири находится на грани закрытия. Вот уже несколько лет санаторий «Аларь» не принимает пациентов — нет денег. В первый год вынужденного простоя работники еще ставили закваску на следующий сезон, рассчитывая, что лучшие времена не за горами. Но, видимо, эти времена так и не настанут. Одиннадцать человек из оставшегося штатного персонала стараются сберечь имущество лечебницы. Каждое лето делают небольшой косметический ремонт, убирают территорию. Когда-то наполненная жизнью здравница сегодня похожа на мертвый город: наглухо закрытые двери, заколоченные окна, сквозь которые видны чистые шторы. Казалось бы, хуже уже некуда, но две недели назад в лечебницу приехали новые хозяева — представители Иркутского областного противотуберкулезного диспансера — с новостями, которые не пришлись по душе работникам санатория.

Баторовскую рощу вырубают

История санатория «Аларь», больше известного как кумысолечебница, началась в 1925 году. После Гражданской войны и всеобщей разрухи в стране возникла острая необходимость в лечении туберкулезных больных. Место для будущей здравницы было подобрано очень хорошо — Баторовская роща сама по себе, без всякого кумыса, может оказывать помощь в лечении легочных заболеваний. В течение последующих десятилетий здесь была поставлена на ноги не одна сотня пациентов. 2200 гектаров соснового леса в наши дни, как и санаторий, находятся в плачевном состоянии. Ежедневно из рощи нелегально вывозятся вековые сосны. Это место — священное для многих бурятских родов, лес здесь официально защищен федеральным законом, в 2005 году Баторовская роща признана особо охраняемой территорией. Жители муниципального образования неоднократно обращались к властям с просьбой принять срочные меры, но пока их слова не были услышаны.

— Невозможно смотреть на то, как вырубают нашу рощу, — вздыхает глава МО «Аларь» Александра Батаева. — Всем нам тяжело пережить и закрытие находящейся в роще кумысолечебницы, но здесь мы даже не можем пытаться предпринимать какие-то шаги, ведь после объединения области и округа санаторий был передан на баланс Иркутского областного противотуберкулезного диспансера.

По словам Александры Батаевой, недавно в село приезжал представитель диспансера. После этого визита у людей, ратующих за открытие санатория, не осталось на это никаких надежд.

Мед для больных

Особенно расстроилась главный врач кумысолечебницы Елена Ильинична Бадашкеева. Именно ее муж Трофим Бадашкеев в далеких 70-х был назначен директором санатория. При его руководстве здравница пережила свои золотые годы — был построен кирпичный корпус, новые дома для сотрудников в небольшом поселении Улзет, появилась пасека. Больных кормили медом даже зимой, ослабленные болезнью пациенты набирали в весе по десять килограммов.

Потом супруги уехали в Боханский район, а затем вернулись в ставшие родными места. Уже после смерти Трофима Александровича, в 1993 году, Елену Ильиничну уговорили принять на себя руководство лечебницей. Видя разруху санатория, женщина решила согласиться, чтобы сохранить память о муже.

Невеселая экскурсия

Садясь в редакционную машину, чтобы съездить в кумысолечебницу, Елена Ильинична говорит, что в очередной расстроится: — Каждый раз, когда смотрю на когда-то процветавший санаторий, сердце кровью обливается, но и не смотреть не могу — все же где-то глубоко в душе тлеет небольшая надежда, что кто-нибудь обратит на нас внимание.

От Алари до кумысолечебницы 7 километров. Сразу после выезда из села Елена Бадашкеева начинает печальную экскурсию.

— Здесь была конюшня, а вот здесь стояла пасека. Несколько домов в Улзете уже нет. А вот здесь были столбы с электролиниями — украли, хотя они были уже вкопаны. Несколько лет лечебница без электроэнергии — долги за свет после объединения никто не хочет оплачивать. Сейчас в штате кумысолечебницы числятся одиннадцать человек. Люди стараются уберечь имущество, но уследить за всем невозможно. Тем более что ключей от лечебницы нет даже у Елены Ильиничны. Главный корпус, столовая, помещение, где больным разливали кумыс, — все под замком. А ведь совсем недавно зимой здесь лечились взрослые, а летом приезжали дети, у которых была выявлена положительная реакция манту. Специально для того, чтобы уследить за неблагонадежными пациентами (не секрет, что туберкулезом часто болеют социально неблагополучные граждане), Елена Ильинична даже сделала в 90-е перепланировку комнат.

— Раньше в одной палате находилось по десять человек, я сделала по четыре — так мне легче было уследить за взрослыми мужчинами. Порядки у меня были суровые, так что больные слушались. Летом здесь весело — мы старались разнообразить досуг ребятишек, возили их в Черемхово на карусели, в зоопарк, устраивали мероприятия.

В последние годы работы лечебница функционировала только летом, но все равно продолжала жить полной жизнью. Летом в колхозах и фермерских хозяйствах брали в аренду кобылиц. В конце сезона после последней дойки убирали кумыс на закваску. Кстати, доить кобылиц и делать напиток было нелегко, секреты знали лишь две женщины, работавшие в лечебнице. Одна из них сейчас трудится медиком в Алари, а другая уехала в Иркутск нянчиться с внуками.

Целебное шампанское

Подобных мест, где можно поить больных кумысом, в России мало. Раньше были в Новонукутском, Бурятии и Аларском районе. Сейчас ближайший к нам находится в Башкирии. Больные, пытающиеся вылечиться от туберкулеза, отмечают, что кумыс в Аларском районе был гораздо лучше башкирского. Качество напитка улучшали солончаки, которые есть в Алари. Для хранения такого кумыса подходили только стеклянные бутылки, но даже они иногда не выдерживали и лопались. Пробки для бутылок заказывали на рудоремонтном заводе в Свирске, а нитки — на фабрике в Черемхово. В стаканах напиток шипел и пенился, за что больные ласково называли его целебным шампанским. Для взрослых и детей были свои нормы — маленьким пациентам полагалась половина бутылочки.

Попробует ли кто-нибудь еще аларский кумыс? Вопрос пока открытый. — Сейчас идет процедура реорганизации лечебницы, после окончания оформления всех необходимых документов будет решаться судьба санатория. Пока конкретного решения по этому вопросу не вынесено, и работники могут не опасаться увольнения, — говорит Михаил Кощеев, главный врач Иркутского областного противотуберкулезного диспансера. Между тем за девять месяцев этого года заболеваемость туберкулезом в Иркутской области повысилась на 9%. Выявлено 2383 новых случая, из них 95% — туберкулез дыхания, треть — в открытой форме. Об этом 2 ноября на расширенном заседании коллегии Роспотребнадзора сообщил руководитель ведомства Алексей Пережогин.

Как передает пресс-служба территориального управления Роспотребнадзора, в Усольском, Чунском, Осинском, Тулунском, Эхирит-Булагатском, Катангском районах региона показатели заболеваемости в полтора-два раза превышают областные. Материально-техническая база противотуберкулезных учреждений по-прежнему остается на низком уровне.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments