Юлия Сонголова

Единственный педагог Бохана, обучающий детей игре на национальных инструментах

Многие боханцы, особенно бывшие учащиеся педагогического училища, помнят имя педагога — организатора первого в районе оркестра бурятских инструментов Еремея Еремеевича Буяева. Еще в шестидесятые годы он сумел объединить своих лучших учеников, привил любовь к национальной музыке, научил их и нотным премудростям, умению работать в большом коллективе. Со временем оркестр распался, но его участники до сих пор предпочитают прекрасные звуки домры и чанзы другим инструментам. Среди них и Юлия Сонголова, педагог отделения национальных инструментов детской школы искусств Боханского района.

Когда восемь лет назад Юрий Курочкин, композитор и педагог музыкальной школы, решил организовать оркестр национальных инструментов, Юлия Сонголова поддержала его, понимая, что коллектив станет продолжателем традиций того педучилищевского оркестра, многим давшего возможность не забыть свои корни. Филолог училища душой и сердцем болела за сохранение национального языка и культуры, которые стали многими забываться.

Выросшая в семье известного в округе учителя-родноведа Ильи Максимовича Антропова, обучающего азам родного языка и музыки школьников Осинского района, она с детства мечтала стать работником культуры. Но случай привел ее сначала в педагогику, затем заставил стать родноведом. А уж потом, когда и не собиралась что-то менять в жизни, — музыкантом, знакомящим с чудными звуками национальных инструментов. Как был собран состав оркестра, как репетировали долгими вечерами, как заказывали инструменты даже в Монголии — это особая история. Главное — оркестр работает и после смерти его основателя, теперь уже под руководством педагога ДШИ Геннадия Гапоненко. И звучат в нем ятаг, иочин, морин-хуур, чанза, чанза-прима, шанз, лимбэ. Для обучения будущего состава оркестра шесть лет назад было создано отделение национальных инструментов с единственным педагогом, ведущим в оркестре основную партию на чанзе-приме.

— Какое-то время успевала совмещать работу в педучилище и школе искусств, — смеется Юлия Ильинична. — Потом все же музыка и оркестр перевесили.

В первые годы работы отделения приходилось проводить разъяснительную работу с родителями. Показывать, как звучит тот или иной инструмент. Ведь и мамы, и малыши зачастую не представляли, что такое чанза или домра. Сейчас они на вопросы о выборе инструмента отвечают, как и ученица четвертого класса Лера Сулейманова, просто: «Понравилось, как звучит». А звучит единственная в школе чанза действительно красиво. В прошлом году у Юлии Сонголовой был первый выпуск. И хотя ни Кристина Манжиханова, ни Эллина Сушкина не собираются связать свою дальнейшую жизнь с музыкой, их владению инструментом может позавидовать и музыкант-профессионал.

В пяти классах отделения насчитывается десять учеников, и, как утверждает педагог, все отличаются музыкальными способностями и усидчивостью, из инструментов предпочитают чанзу, а музыку — национальную.

— Мы создали детское отделение оркестра, куда вошли практически все мои ученики, — рассказывает педагог. — Ребята отнеслись к этому очень ответственно, много времени проводили на репетициях. А на отчетном годовом концерте оркестра зрители уже слушали Лену Степанову, Вику Бадрянову, Милу Бураеву.

Какую музыку играют дети? Ту, что написал Юрий Курочкин. Ту, которую подбирал для первого оркестра педагог педучилища Петр Хамутаев. Ту, что предлагали своим слушателям композиторы, положившие начало научной классификации бурятской музыки. Это мелодии, которые слушали и будут слушать благодарные зрители на концертах оркестра и в районе, и в округе, и в области.

Метки:
baikalpress_id:  37 678