10 лет без болезней

Баяндаевские ветеринары работают по ночам и собираются строить новую станцию

СПМК, сельхозтехники, сельхозхимии, заготконторы... Многие привычные в советское время учреждения исчезли из жизни людей, живущих сельским хозяйством. Ветеринарная служба выжила — хороший ветврач в деревне, как и десятилетия назад, ценится очень высоко. В Баяндаевском районе работают 32 ветеринарных врача. Во многом благодаря их стараниям в районе вот уже десять лет не было зафиксировано ни одного случая инфекционных болезней у животных.

Коровы — они ласку любят

Путь до ветеринарной станции известен всем жителям Баяндая. В поселке, где практически в каждом дворе держат по несколько голов крупного рогатого скота, ветеринар — это настоящий домашний доктор, от действий которого зависит достаток всей семьи. Сейчас у ветеринаров начинается горячая пора: люди несут на проверку туши животных, которых пришлось забить на мясо. Начался отел коров, а посему часто приходится выезжать на вызов по ночам.

— Основные клиенты ветеринаров — частники, а раньше работали с колхозами и совхозами. За день приходилось находить общий язык с десятками коров и овец. Конечно, у частников скотина чаще всего лучше ухожена — хороший хозяин знает, что вложенные средства вернутся к нему с процентами. Животные — они ведь как люди, любят ласку и внимание. У каждой коровы, к примеру, свой характер. За столько лет чего только не насмотрелась! Всю жизнь ветеринаром отработала. Работа раньше была физически сложная — сразу мускулы накачала. Косы у меня после выпуска были ниже пояса, а теперь от них, как и от прежних времен, одни воспоминания остались, — говорит Людмила Абыкова, ветеринар Баяндаевской ветстанции.

Ветеринарная станция может похвастаться несколькими молодыми и перспективными специалистами. Один из них Александр Мухинов.

— Ну и зима выдалась! То ветер дует, то морозы на несколько недель прижмут — тяжело пришлось не только людям, но и домашним животным, — говорит Александр. — Падежа удастся избежать хозяевам, которые заранее побеспокоились о запасе корма. Понадеявшиеся на то, что сена удастся купить поближе к весне, могут потерять часть поголовья.

— Для того чтобы работать качественно, необходимы определенные условия. Вот уже несколько лет мы работаем на полной самоокупаемости, — продолжает Александр Мухинов. — Провести проверку молока и мяса, выявить заболевания, приобрести медицинское оборудование — на все это требуются деньги. Два года назад удалось закупить необходимое современное оборудование. Самая большая проблема на сегодня — отсутствие необходимого станции помещения. Летом начнем строительство нового здания, которое появится рядом со старым помещением.

Ветврач, сыщик и мотогонщик в одном лице

Между самыми крайними точками МО «Нагалык» Тыпхысыром и Вершинском десятки километров по пыльной дороге, а на подъездах в старинному Тыпхысыру и вовсе нет трассы. Зимой здесь непролазные снежные заносы, весной — распутица. Сельскому ветеринару Эмме Тудаевой знакома каждая кочка на этом маршруте — в 90-е годы она выезжала на вызовы на мотоцикле «Урал».

— Бросишь аптечку в коляску — и вперед, — вспоминает ветеринар. — Несколько раз в распутицу пришлось даже верхом до фермы добираться. Попросила у знакомых парней коня. Они до последнего не верили, что я с ним справлюсь, — скакун, наверное, сноровистый был. Может, конь руку ветеринара почувствовал — хорошо себя вел. Я гордо еду верхом, а парни вслед смотрят и не верят.

Рабочий стаж Эммы Тудаевой — двадцать лет. С легкой ностальгией она вспоминает работу в Баяндаевском овцекомплексе: сначала врачом, потом заведующей — вплоть до закрытия в 98-м. Пять тысяч овец не давали скучать молодому специалисту.

— Это сейчас для профилактики чесотки достаточно одного укола, а раньше, чтобы обработать небольшое стадо, нужно было потратить целый день, — рассказывает Эмма Тудаева.

Гексахлоран (он отличается четким запахом плесени) смешивали с таким же жутко пахнущим креолином, наполняли этой смесью 15-метровую ванну глубиной до двух метров и через нее прогоняли животных. Купать овечек часто нанимались подростки, их задачей было окунуть каждую с головой в зловонную жижу.

— На лечение и профилактику уходило гораздо больше сил и времени, зато работал овцекомплекс. Шерсть тюковали и отправляли в Улан-Удэ на обработку. Сейчас, когда ухаживать за животными намного проще, поголовье сокращается, фермы нерентабельны, а пакля дороже шерсти, — говорит Эмма Тудаева.

Прием Эмма Тудаева ведет на дому, как и многие сельские ветеринары в округе. На вызовы выезжает практически круглосуточно, причем на собственном транспорте. Стационарных телефонов в Нагалыке нет, только таксофон, а сотовая связь работает лишь на пригорочке. Поэтому дистанционную консультацию врач проводить не может.

В ведении Эммы Тудаевой 2300 голов КРС, 400 лошадей — по количеству скота на одного хозяина МО «Нагалык» бьет все рекорды. А уж сколько кошек и собак, за здоровьем которых хозяева часто следят как за собственным, никто и не считает. Владельцы самых больших подворий Шапхаровы и Мандархаровы — самые частые клиенты Эммы Тудаевой. Биркование, получение паспортов КРС, клеймежка, плановые исследования и прививки входят в повседневные заботы сельского ветврача.

— Иногда приходится делать мелкие операции, но условий для этого нет никаких — на частном подворье сложно организовать стерильность, да и состояние инструментов оставляет желать лучшего, — говорит ветврач. Гости из других районов округа и Улан-Удэ удивляются: в Нагалыке у каждой коровы есть бирка в ухе.

— Очень удобно скот искать по биркам. К соседям в огород забрела чужая буренка, они номер бирки посмотрели — и сразу ко мне. По моим бумагам вычислили хозяина и вернули пропажу. Когда я после школы поступать поехала, твердо решила: буду милиционером. Но не той улицей, видимо, пошла и подала документы на ветеринара. А с такой работой иногда и лечение, и частный сыск совмещать получается, — смеется Эмма Тудаева.

Загрузка...