Анка с пунзелями

В Иркутске открыли ювелирную этномастерскую

Открытие ювелирной этномастерской в Иркутске: женщины, с трудом дождавшиеся окончания торжественных обрядов и речей, рассматривают украшения. Колец и сережек — образцов работы молодого ювелира Эдуарда Куклина — на всех не хватает, их бережно передают из рук в руки. Самые любопытные успевают устроить примерку, и присутствующие единодушны — ничто так не красит бурятских красавиц, как серебро и кораллы.

Эдуард Куклин, недавний выпускник Восточно-Сибирской государственной академии культуры и искусств, еще не привык к пристальному вниманию публики. Надетый по торжественному случаю национальный халат ему велик, атаки потенциальных клиенток отражать сложно. «Сколько будет стоить работа без цены материала?», «По моим эскизам возьметесь кольцо делать?» — напирают со всех сторон дамы. Эдуард улыбается, думает над ценой, уступает потенциальным заказчикам, послушно позирует перед телекамерой и внезапно воодушевляется, когда речь заходит о бурятских орнаментах.

— Каждая моя работа сделана на основе реально существовавшего национального украшения, — рассказывает ювелир и показывает на ансамбль цвета рябины. — Вот, например, с виду традиционное женское украшение западных бурят, но в нем используются облегченные материалы — имитация кораллов и мельхиор. Старинную чеканку по металлу заменили монетки образца 90-х годов — те же солярные знаки, символизирующие жизнь, изобилие и свет.

На столе Эдуарда Куклина среди инструментов лежит оплавленная столовая ложка. Одна из любопытствующих замечает ее и приходит в тихое восхищение: ну надо же, была мельхиоровой ложкой, а стала сережкой. Действительно, работает Эдуард практически с любыми материалами, но предпочитает все-таки серебро:

— Латунь и мельхиор нельзя расплавить полностью, золото слишком тягучее, а серебро становится мягким, как пластилин, и принимает любые формы.

Открытие ювелирной этномастерской стало возможным благодаря работе Бурятской национально-культурной автономии Иркутска при поддержке министерства культуры и архивов области. Выиграв грант, автономия закупила ювелирное оборудование: бензиновую горелку, бормашину, ультразвуковую ванну для очистки металла от примесей и приспособление для получения полусфер с завораживающим названием «Анка с пунзелями».

Мастер тоже нашелся быстро: у Эдуарда к этому моменту была степень бакалавра декоративно-прикладного искусства, специальность чеканщика художественных изделий и уже внушительный опыт. Во время учебы в университете он работал в Байкалмете — мастерской знаменитого бурятского ювелира Гэсэра Зодбоева.

Первый заказ у Эдуарда Куклина уже есть — хореографическому ансамблю «Ангара» для выступлений требуются восемь женских комплектов украшений и столько же мужских поясов. Для изготовления только одного комплекта понадобятся несколько дней медленной, кропотливой работы, а продублировать его семь раз сможет, наверное, только человек со стальными нервами.

— Терпение и еще раз терпение, — Эдуард раскрывает главный секрет ювелира. — Я с детства любил рисовать, участвовал в выставках Нукутского района с поделками из подручных материалов. Ближе к окончанию Тангутской средней школы мне в руки попала рекламная листовка лицея традиционных искусств народов Забайкалья № 38 села Иволгинск Республики Бурятия. Гобелен, резьба, чеканка — выбирай что хочешь. Поначалу даже не мог определиться, но, видимо, помог зов предков — все-таки у нас в роду были «белые кузнецы».

Одна из самых любимых работ Эдуарда находится в коллекции ректора ВСГАКИ — это ажурная шкатулка из мельхиора в виде юрты. Техника — филигрань, один из наиболее старинных и красивых видов художественной обработки металла.

— Жалко только показать не могу, у меня даже фотографии этой шкатулки нет. Пока работал над ней, забыл сфотографировать, а потом — не отбирать же ее назад! — улыбается Эдуард.

Метки:
baikalpress_id:  12 323
Загрузка...