Запасной аэродром

Усть-Ордынский аэропорт превратился в развалины

Возникший на волне развития советской авиации осенью 1938 года, Усть-Ордынский аэропорт прожил короткую, но интересную жизнь. Его строили как запасной и тренировочный порт от Иркутского аэропорта. Долгое время он был также отличной площадкой для тренировок военных летчиков, принимал на свою грунтовую взлетно-посадочную полосу все типы самолетов: турбинные, реактивные, поршневые. По десять военных самолетов Ту-16 и гражданских Ту-104 садились в Усть-Ордынском аэропорту. Он достойно выдержал колоссальную нагрузку 1989 года, в период реконструкции Иркутского аэропорта. Тогда практически все самолеты, кроме тяжелых Ту-154, принимали в Усть-Ордынском аэропорту. За сутки приземлялось до 70 бортов.

По словам бывшего начальника аэропорта Анатолия Еропова, у Усть-Ордынского аэропорта было одно преимущество: здесь часто была хорошая погода. Причина — отсутствие крупных водоемов. Когда глубокой осенью Ангара начинала туманить и Иркутск полностью закрывался, на помощь приходил аэропорт Усть-Ордынского. Всего 15 минут — и самолеты из Иркутска уже приземлялись в поселке. В 1960-х годах даже шли разговоры о том, чтобы перенести Иркутский аэропорт в Усть-Ордынский. Приезжала комиссия, но не решилась дать добро на этот проект, поскольку поселок от города находится слишком далеко.

Аэропорт поселка в свое время считался уникальным благодаря своей централизованной заправке, которую разработал Анатолий Еропов. Он вспоминает, как однажды приземлился в поселке ленинградский Ту-104 и командир экипажа, ожидая, как обычно, топливозаправщик, очень удивился, когда ему сказали, что здесь заправляют самолеты на заправке. «Даже в лучших аэропортах страны нет централизованной заправки!» — не удержался ленинградский летчик. Всего за одно лето под руководством Анатолия Еропова построили эту заправку. Она прослужила аэропорту 36 лет, до самого закрытия. Также благодаря Анатолию Еропову была построена кочегарка на территории аэропорта и проведено нормальное отопление в аэровокзале, гостинице, гараже. Летчики были довольны таким преобразованием.

— Раньше в гостинице было девять печей, которые топились дровами и углем. Вы можете себе представить, что это такое — топить углем в помещении? Ведь это постоянная копоть, гарь. Летный состав не мог нормально отдохнуть в гостинице. С этим нужно было что-то срочно делать, — говорит Анатолий Еропов.

Но больше всего благодарностей Анатолий Еропов получил от простых жителей округа за рейс Усть-Орда — Улан-Удэ. За 7 рублей 50 копеек можно было через 30 минут оказаться в Бурятии. Этот рейс был настолько популярен, что совершал вылеты восемь раз в неделю. Кассу из автовокзала тогда перевели в аэропорт. По словам Анатолия Еропова, мера оказалась необходимой по двум причинам: во-первых, пассажирам было неудобно покупать билеты в другом конце поселка, а во-вторых, кассиры автовокзала задерживали продажу билетов, стараясь сбыть их по блату. В итоге самолеты улетали полупустыми. После перевода кассы в аэропорт такой проблемы больше не было.

— Наш аэропорт считался еще и самым зеленым, самым чистым местом в поселке. Жители приходили сюда не только за билетами, но и чтобы просто погулять в сквере, поболтать в беседках. Все на территории аэропорта делалось с душой, чтобы удобно и красиво было, — говорит Анатолий Еропов. Его супруга Галина Еропова добавляет, что другие с работы все себе домой тащили, а муж, наоборот, из дома на работу. Вот так он любил свой аэропорт. Анатолий Еропов имеет почетное звание «Ветеран труда» — золотой фонд Аэрофлота, звание ветерана Аэрофлота, он также награжден медалью в честь столетия со дня рождения Ленина. За отлично организованную работу в 1989 году ему без очереди разрешили приобрести легковой автомобиль.

Тяжелые времена для аэропорта наступили, по словам Анатолия Еропова, в годы перестройки. По сути, это было начало заката Усть-Ордынского аэропорта. Стоимость билета на рейс до Улан-Удэ вскоре подскочила до 400 рублей, что привело к резкому сокращению пассажиропотока. Не хватало топлива, запчастей. Вскоре из-за кризиса встали самолеты в Улан-Удэ. Содержать убыточный аэропорт Иркутск не захотел и передал его в 1997 году в округ. Тогда все уже понимали, что это, скорее всего, конец. Лишь Анатолий Еропов до последнего боролся за родной аэропорт.

— Я не мог смириться, что аэропорт закрывают. Три раза обращался к Валерию Малееву, главе окружной администрации тех лет. Помощь так и не пришла. Иркутский аэропорт тоже не поддержал меня. Я уверен в том, что аэропорт нужно было законсервировать до лучших времен, по крайней мере можно было использовать здание аэровокзала, вовремя его ремонтируя. Оно ведь было в хорошем состоянии. А теперь все разрушено. Душа болит у меня до сих пор, это точно, — не скрывает своей горечи Анатолий Еропов.

Сегодня еще на подступах к зданию бывшего Усть-Ордынского аэровокзала видно, что оно безвозвратно утрачено. Из боязни, что крыша там может в любой момент обвалиться, нет желания заходить внутрь. Гостиница аэропорта, где когда-то с комфортом отдыхали летчики, превратилась в трущобы. На обширной территории бывшего аэропорта повсюду лежит мусор.

Анатолий Еропов поделился и еще одной своей бедой. Из-за переживаний по поводу закрытия аэропорта он сильно заболел. Сейчас он инвалид второй группы. Никто о нем не вспоминает. Недавно супруга Галина ездила в Иркутский аэропорт сдавать документы на получение материальной помощи — в совет ветеранов и профком. Ей сказали, что денег нет. Как оскорбление прозвучала фраза председателя профкома, что комитет обязательно выделит пять тысяч на похороны.

— Председатель профкома даже не спросил, как у Анатолия здоровье, — говорит с сожалением Галина Еропова. — Ведь он здесь, у нас, когда-то чай пил. Меня это очень задело.

Люди, отдавшие лучшие свои годы аэропорту, оказались за бортом, словно списанные. Не случайна оброненная Анатолием Ероповым фраза о том, что плохо себя ведет областной аэропорт: даже в День авиации — тишина, ни строчки...

Метки:
baikalpress_id:  37 516
Загрузка...