Сибирячка из Литвы

Мария Афанасьева предпочла зарубежью Нукутский район

Проезжая по Шалотам Нукутского района, в стороне от дороги можно увидеть развалины некогда добротного помещения молочно-товарной фермы. Здесь трудился слаженный коллектив, небезуспешно соревновавшийся с животноводами Первомайской, Хадаханской, Макарьевской ферм и других передовых хозяйств района. Надаивали в целом по ферме до трех и более тысяч килограммов молока от каждой фуражной коровы. Об успешной работе коллектива не раз писали в районной газете. Героиней публикаций была доярка этой фермы Мария Афанасьева, в девичестве Вайнюте. За высокие показатели в труде она имеет почетные грамоты, награждена орденом «Знак Почета».

Не совсем обычная судьба у этой женщины — сибирячки родом из далекой Литвы. После Великой Отечественной войны, не особо-то разбираясь, кто помогал или сочувствовал немецким оккупантам, сельский богатей ты или просто зажиточный хуторянин, добившийся достатка своим трудом, многих жителей прибалтийских республик власти выслали в Сибирь. Так весной 1949 года оказалась в Нукутском районе и семья Антона Вайнюса и Люции Вайнене с одиннадцатилетней Марией. На жительство их определили в деревню Шалоты, которая и стала для них второй родиной. Забегая вперед, можно сказать, что, когда разрешили возвратиться на прежнее место жительства, глава семьи категорически был против переезда, хотя Люция Антоновна и настаивала на этом (видимо, сказывалась скорбь матери по похороненному там во время войны малолетнему сыну).

— Там остались люди, которые были не прочь позлорадствовать нашей беде. А здесь люди добрые, они помогли нам в обустройстве, с работой, — говорил Антон Иванович.

Впрочем, с работой ему было определиться несложно. Деревенский кузнец, однажды увидевший, как новосел управляется с железом, попросил его помочь в работе. Так и остался Антон Иванович в кузнице до конца своих дней. До сих пор селяне добрым словом вспоминают своего кузнеца. Мария Антоновна тоже не горела желанием куда-то переезжать. На то были свои причины. Но в Литве она побывала — в конце пятидесятых годов. Поразили зажиточность хуторян (многие имели автомашины), благоустройство, хорошие дороги. Но это не прельстило девушку. Она уже прикипела душой к Сибири, к степным просторам и лесам окрест Шалот, к друзьям, которых обрела здесь. Да и ждал ее в деревне парень Николай Афанасьев.

За него она и вышла замуж в канун 1961 года. Но прежде была учеба в школе. Нелегко она давалась девочке, и прежде всего из-за плохого знания русского языка (в Литве преподавание велось на родном языке). Поэтому первые диктанты и изложения она писала наполовину русскими, наполовину латинскими буквами. Однако время, усилия педагогов, доброжелательность одноклассников сделали свое дело. Маша и русский освоила, и по другим школьным предметам имела неплохие оценки.

В 1957 году, после окончания Алтарикской средней школы, перед Марией встал вопрос, поступать ли куда-то учиться или же остаться дома и помогать уже немолодым родителям. Выбрала второе, пошла на молочно-товарную ферму подменной дояркой и проработала там без малого сорок лет.

Нелегко пришлось первое время. Подоить 10—13 коров, раздать корм, прибрать за животными — и все это вручную. Сначала помогала мать, потом муж Николай Павлович, всю жизнь проработавший в колхозе механизатором, а потом и дети, когда подросли.

— Без их помощи, — говорит Мария Антоновна, — навряд ли я смогла бы проработать на ферме столько лет, добиваться приличных показателей, хотя условия труда постепенно улучшались. Внедрили механическое доение, механизированную раздачу кормов и уборку навоза. Помогали мне и более старшие, опытные доярки, даже когда я уже самостоятельно работала с группой коров.

С уважением отзывается Мария Антоновна о руководителях хозяйства, особенно о Валерии Ульяненко. Он бывал почти на каждой утренней дойке. Требовал, чтобы в яслях всегда был корм, чтобы все четко выполняли свою работу. Да и село во время его руководства колхозом принимало все более благоустроенный вид. В частности, строилось жилье, улучшались дороги.

— К сожалению, — вздыхает Мария Антоновна, — в перестроечные годы многое развалилось. Нет уже нашей фермы, дорога в селе вся в колдобинах. Хорошо хоть «Приморский» взял под свое крыло наши земли, и многие шалотцы теперь имеют постоянную работу.

Среди тех, кто работает в этом отделении «Приморского», и часть детей четы Афанасьевых. Всего их восемь. Сегодня у бабы Маши уже двадцать внуков и две правнучки. Только вот не успел в полной мере насладиться общением с внуками Николай Павлович, несколько лет назад ушедший из жизни. Живет Мария Антоновна в построенном еще отцом доме с младшей дочерью Риммой, ее мужем Василием Михайловым и внучкой Ритой. Да и остальные дети неподалеку. В Шалотах — Олег, работающий механизатором в СХЗАО «Приморский». Владимир — рабочий на зерноскладе. Заведующей местной начальной школой работает Елена. Сергей трудится в районной пожарной части. Леонид — мастер ПТУ в Кутулике. Евгений служит в милиции. И только Ирина уехала несколько дальше — в Иркутск, где работает продавцом.

— У меня хорошие дети, внуки, — с улыбкой говорит Мария Антоновна. — И этим я счастлива.

Несмотря на прожитые семь десятков лет, вечная труженица и сегодня энергична. Она хлопочет по дому, управляется с домашними животными, интересуется жизнью района.

Вот вкратце я и рассказал о жизненном пути замечательной женщины, сибирячки родом из Прибалтики, одной из героинь газетных публикаций прошлых лет. Таких героинь и героев в районе многие сотни, и каждый из них достоин, чтобы о нем в газете еще раз сказали доброе слово.

Загрузка...