Настоящие трущобы

Жильцы изношенных домов в поселке Усть-Ордынском не знают, как пережить зиму

Из года в год подготовка к отопительному сезону в Эхирит-Булагатском районе становится настоящим испытанием как для местной власти, так и для населения. Изношенность систем ЖКХ колоссальная. Тем не менее, по словам Григория Щербакова, председателя ЖКХ Эхирит-Булагатского района, тепло придет в жилые дома по графику. Незначительные отставания возможны из-за того, что жильцы некоторых домов в поселке Усть-Ордынском своевременно не подписали договор с МУП «Благоустройство», а также по причине задолженности за коммунальные услуги. В целом же все котельные района готовы к отопительному сезону.

Из года в год подготовка к отопительному сезону в Эхирит-Булагатском районе становится настоящим испытанием как для местной власти, так и для населения. Изношенность систем ЖКХ колоссальная. Тем не менее, по словам Григория Щербакова, председателя ЖКХ Эхирит-Булагатского района, тепло придет в жилые дома по графику. Незначительные отставания возможны из-за того, что жильцы некоторых домов в поселке Усть-Ордынском своевременно не подписали договор с МУП «Благоустройство», а также по причине задолженности за коммунальные услуги. В целом же все котельные района готовы к отопительному сезону.

Дома-призраки

Однако в поселке Усть-Ордынском есть настоящие трущобы. В них люди живут без отопления и прочих благ цивилизации.

— Наш дом можно назвать списанным, — хором заявляют жители четырехэтажного кирпичного дома по Ленина, 42. Мы даже не знаем, к кому относимся. Поэтому за квартиры не платим, они у нас неприватизированные, оплачиваем только электроэнергию. Перед референдумом по объединению Иркутской области и Усть-Ордынского округа приезжал к нам сам губернатор Тишанин, пообещал восемь миллионов на капитальный ремонт. Этих денег мы так и не увидели. Сегодня одна радость: муниципальные власти поставили туалет во дворе и водокачку рядом с домом. А ведь когда-то у нас в квартирах было тепло, текла вода.

По словам жильцов, представители власти периодически агитируют их приватизировать свои квартиры. Но люди не торопятся.

— Приватизируем, а потом нас совсем забросят, — говорит Нелли Сидорова, проживающая в этом доме с 1981 года.

В таком же подвешенном состоянии находится и двухэтажный кирпичный дом по Первомайской, 31. Разница лишь в том, что большинство квартир там приватизированы. Григорий Юрьевич по поводу этого дома объяснил коротко: «Их дом — их проблемы». Но в доме проживают семьи и в неприватизированных квартирах. Низкие доходы людей, пусть даже и собственников жилья, не позволят им отремонтировать целый дом. Наташа Хамутаева живет в доме по улице Первомайской четыре года. Ее муж Андрей, студент последнего курса ИГСХА, здесь вырос.

— Когда-то этот дом считался одним из лучших в поселке, — рассказывает Наташа. — В нем были централизованное отопление, вода. Я здесь рядом жила с родителями, в деревянном доме, и помню, что многие даже завидовали жильцам Первомайской, 31. А сейчас этот дом — одни сплошные проблемы. Крыша за столько лет, естественно, прогнила. В подъезде из-за этого как-то обвалился потолок, мужу пришлось забить зияющую дыру досками. Вообще, он ежегодно ремонтирует крышу над квартирой, иначе нас может просто затопить. Но и это не всегда спасает, поэтому постоянный косметический ремонт в квартире — дело привычное.

Сейчас в квартире Хамутаевых не видно подтеков. Семья уже начала делать ремонт.

— У нас двое маленьких детей, — продолжает свой рассказ Наташа. — Зимой спасает бойлер, остальные жильцы, в основном это молодые семьи с детьми, обходятся только обогревателями. Но сами понимаете, от наших сибирских морозов одними обогревателями не спасешься. К местным властям обращались за помощью, правда устно. Пришли к выводу, что нет смысла на кого-то надеяться. В подъезде сами покрасили панели. Я нарисовала зверюшек, чтобы детям повеселее было. Но справиться с осыпающимся фасадом здания, гнилыми полами и крышей, а также с горами мусора во дворе мы не в состоянии. В ближайших планах молодой семьи — построить свой деревянный дом. Когда младшему, Кириллу, исполнится три года, можно будет использовать родовой сертификат на строительство. Пока семья рассчитывает только на свои силы.

— В деревянном доме жить лучше, — говорит Наташа. — Обязательно построим. Не хочется, чтобы дети росли в таких тяжелых условиях и видели эту непроглядную нищету.

Кто виноват?

Интересно, кто же несет ответственность за то, что люди вынуждены буквально выживать в ветхих домах? Где выход из сложившейся критической ситуации? Все это — избитые вопросы, на которые никогда не было внятного ответа.

— Государство должно было сначала каждый дом капитально отремонтировать и лишь потом передавать квартиры людям в собственность. По сути, оно переложило на плечи населения всю ответственность за содержание уже изношенного жилья, — говорит Игорь Давыденко, директор МУП «Благоустройство».

Программы, которые предлагают власти, тоже не всегда работают: сложно обстоит дело с федеральной программой о переселении жильцов из аварийных домов. Если дом не попал в перечень аварийных до 1 января 2007 года, то он в программе не участвует. Конечно, это камень в огород местным властям, которые вовремя не обозначили аварийные дома на местах.

Что касается условия государства по поводу пятипроцентного софинансирования капитального ремонта со стороны собственников жилья, то и здесь не все так просто. Жильцы самых ветхих домов, а это большей частью люди безработные, пенсионеры, вряд ли потянут эти пять процентов. Но ведь именно их дома требуют капитального ремонта в первую очередь.

Метки:
Загрузка...