Монографию Нины Белобородовой печатают московские журналы

Работу учительницы из Усть-Орды отметили ведущие ученые России

Учителя музыки усть-ордынской школы № 2 Нину Белобородову теперь знают не только в округе, области или Республике Бурятия. С недавним выходом в свет первой монографии Нины Михайловны «Православные традиции в семейной обрядности русских старожилов Предбайкалья XIX — начала XX веков» ее читают в Москве. Столичные журналы «Народное творчество» и «Наука и жизнь» печатают статьи усть-ордынской учительницы.

Культура аларской деревни

— Материал для монографии я собирала двадцать два года, — говорит Нина Михайловна. — Было очень приятно, когда на защите отметили: «Материал бесценный, давно не было таких диссертаций. Молодые ученые поверхностно пишут». Это заслуга не моя, а детей и тех людей, которые меня подвигали к этому труду, а также моих информаторов-старожилов, большинство из которых уже ушли из жизни.

Создать ансамбль и заниматься сбором местного фольклора подтолкнуло Нину Михайловну, как говорит она сама, скорее всего, воспитание.

— В моей семье, хотя мы не русские, а украинцы, все поющие, особенно по маминой линии. Пели даже на три голоса, играли на баяне и гармонике, не имея при этом специального образования.

Нина Михайловна родилась в Аларском районе, где есть две деревни, национальности которых различались ударением: Халты (ударение на «а») — украинская, и Халты (ударная «ы») — бурятская. Первая находилась недалеко от еще одного украинского села — Аляты, очень обособленного в культурном плане.

— Там совсем не знали русского языка, говорили только на украинском. С первого класса начальной школы нас начали «ломать», обучать русскому языку, который давался очень трудно. С 5-го класса ломка языка еще усилилась, нелегко постигались русский язык и литература. Чтобы закончить 9-й и 10-й классы, нужно было ходить в школу за одиннадцать километров, поэтому я уехала к сестре в Кутулик, где, окончив школу, будучи без образования, работала в Доме культуры. Хотя в детстве мечтала быть медиком — отец был хорошим ветеринаром. Но потом вдруг решила стать артисткой. Когда уехала в Братск, ходила в театральную студию, которой руководила бывшая ленинградская актриса, попавшая в Сибирь во время войны.

Песни наших прабабушек

Позже Нина Михайловна окончила Иркутское культурно-просветительское училище по специальности «руководитель самодеятельного хорового коллектива». Во время учебы познакомилась с Виктором Михайловичем, будущим мужем, который оказался сильным музыкантом — баянистом. Вместе они в 70-е годы по направлению приехали в Усть-Орду, где в Доме культуры не было не только костюмов, но и специалистов, а руководил всем этим хозяйством зоотехник.

— За годы совместной работы с мужем — тогда энергии было много — в клубе мы организовали хор, ансамбль и агитбригаду, — рассказывает Нина Михайловна. — Постепенно стали приезжать в поселок специалисты, прибавился танцевальный коллектив. Был период, когда мы уезжали жить в Иркутск, но в 1976 году в поселок меня вернула заведующая отделом культуры Антонида Журавлева, за что я ей до сих пор благодарна. В то время часто проводили вечера и посиделки, а в хоре стояли главный врач окружной больницы, врачи и медсестры. Тесно сотрудничали и с Иркутским театром музкомедии — они приезжали к нам, привозили свои списанные костюмы. Жизнь была бурная, насыщенная, проводилось множество конкурсов. Уже тогда призовые места на конкурсах в Иркутске занимали вокально-фольклорные ансамбли из Баяндая и Усть-Орды, в которых солисты пели на 3—4 голоса.

— Зарплата в Доме культуры была низкая, а занятость высокая. Нужно было и своим детям внимание уделять. Решила уйти, начав работать в школе, где сразу создала вокальный ансамбль «Земелюшка». Подумала тогда: а почему мы должны петь то, что всем известно, а не песни наших бабушек и дедушек? Начала собирать фольклор, чтобы петь редкие песни.

В 1986 году ансамбль переименовали в «Берегиню». Детей набралось восемьдесят человек, и заниматься пришлось в трех группах. В свой ансамбль Нина Михайловна принимала разных ребят: и музыкально подготовленных, и без знания нотной грамоты.

Украинский фольклор на территории округа Нина Михайловна начала собирать в 1991 году, русский — в 1994-м. Источник первого нашелся в Аларском районе, а второго — в Эхирит-Булагатском и Иркутском районах.

— Моим первым информатором в Усть-Орде стала Евдокия Михайловна Татаринова. С ней я записала песню «Иванушка сено косит». Магнитофона тогда не было. Я, послушав ее, быстро прибежала в школу и подобрала мелодию на фортепиано, чтобы не забыть.

Так начали собирать фольклорную историю округа. В экспедициях, в которые Нину Михайловну возил муж, иногда участвовали девочки из коллектива. Бесценный опыт записи фольклора в Эхирит-Булагатском районе есть у Иры Москалевой, Насти Белопотаповой и других участниц ансамбля.

Талант ходить как павушка

В процессе сбора материала Нина Белобородова узнала об особенностях одежды местного русского населения. Выяснилось, что основным девичьим костюмом в Усть-Ордынском округе был сарафан, а его поздний вариант больше похож на платье с отрезной талией, обязательно длинное. Православная культура прослеживалась и в женских блузках: шея неизменно закрыта, непременно длинный рукав, фартук шился «с лямком или с крыльем», а в косу вплетались ленты. Окраска ткани тоже была самобытной. Старожилы Предбайкалья не любили аляповатые и броские расцветки, но костюмы были сочных цветов: фартуки голубые, розовые, белые, синие, черные и малиновые, а цвет блузки выбирался в зависимости от фартука и юбки. Все должно было гармонировать.

— Как говорили бабушки, блузки и фартуки должны быть гладкими, то есть однотонными, — продолжает свой рассказ Нина Белобородова. — Еще нам полностью удалось реконструировать такой женский головной убор, как наколок. Это уникальная шапочка местных русских. Первый образец мне показала Галина Павловна Сосновская, дочь Анны Ивановны Букиной, под чьим руководством я вышила шапочку бисером. Московский журнал сразу напечатал ее редкий эскиз. Также нами были найдены свадебные кофты-«казачок», сибирские лапти. И что немаловажно — получилось восстановить старинный венок с висюльками, которые делали из ваты и воска. Его можно увидеть на картине Василия Пукирева «Неравный брак». Вначале костюмы у нас были просто стилизованные, чем-то напоминающие русские народные, но не костюмы данной местности. Позже, когда уже целенаправленно начала заниматься фольклором костюма, стала рисовать эскизы, узнавала, как раньше местное население одевалось. Постепенно ансамбль приобрел самобытность: дети пели местные песни, одевались в восстановленную по воспоминаниям старожилов одежду. Что касается песенного репертуара, то были и колыбельные, и свадебные, и хороводные, и лирические и исторические.

— Проявление строгости и целомудрия православия особенно ярко наблюдалось в хороводных песнях: когда водили хоровод, девушки не должны были вилять бедрами, ведь это африканское движение, совершенно несвойственное русским, — продолжает свой рассказ Нина Михайловна. — В старину говорили: «Шла как павушка», то есть ровно и плавно. Когда в ансамбль ко мне пришли девушки, я тоже отбирала их по походке и краску с лица просила убрать, объясняя, что это связано с религией русских старожилов. Вообще в «Берегине» сложно было заниматься, многие девушки бросали, но потом возвращались снова. Здесь они получали богатый жизненный багаж и закалку, трудностей уже никаких не боялись. Занимались в ансамбле дети разных национальностей, в этом я вижу только пользу: когда ребенок узнает чужую культуру, он начинает пересматривать свою, а что-то хорошее может взять себе.

Некоторые ученики «Берегини» освоили сложнейшее искусство — они научились петь духовные песнопения на церковно-славянском языке; в Тугутуе, при записи песни «Саночки» у Валентины Николаевны Друговой, Нина Михайловна догадалась по тексту, что песня старинная, но осовремененная. Записали ее на магнитофон, а после сравнения записи с песней в сборнике оказалось, что это один из вариантов свадебной песни, которая хранится в Государственном музее Пушкина. Но жемчужиной коллектива, по мнению Нины Михайловны, стал хоровод «Я по жердочке шла».

— В нем очень сложные движения: дробный шаг переходит от медленного к быстрому, сочетаясь с ритмизированными хлопками, и темп песни нужно выдерживать, — говорит наша героиня. — Девушки предыдущего поколения еще справлялись с ним, а нынешние уже не могут. Вообще, современные дети приходят с большими проблемами. Они не слышат мелодию, сознание напоминает чистый лист. Становится непонятно, к чему мы все идем, ведь в детях будущее. Теперь, чтобы для начала спеть одну песню, нужно столько с детьми разговаривать, столько смотреть на фотографию бабушки и слушать записи, что времени уходит слишком много.

Достижения ансамбля

Ансамбль «Берегиня» был в составе лучших коллективов Иркутской области. Звездой ансамбля в течение многих лет была Елена Маркелова: в 1995 году на конкурсе в Саянске она была признана лучшей солисткой областного фестиваля, исполнив частушки «Чарочки», записанные в деревне Большая Кура от Нины Матвеевны Кузнецовой. Высокое звание народного ансамбль получил в 1997 году и трижды подтверждал его. В 1998 году ансамбль «Берегиня» был награжден дипломом I степени на областном слете фольклорных коллективов «Светлая Пасхальная неделя». В 1999 году Анастасия Белопотапова победила на Всероссийском конкурсе фольклористов в Туапсе.

Нина Михайловна разработала авторскую программу «Фольклорные традиции родного края — детям», за что в 2001 году была удостоена звания «Лауреат конкурса» на всероссийском конкурсе «Педагогические инновации» в Москве. В 2002 году «Берегиня» выступила во Владивостоке на всероссийском конкурсе «Российский восход», где исполнила песни на русском, украинском и бурятском языках, за что ансамбль был удостоен диплома за сохранение национальных традиций.

— В августе 2008 года из-за аспирантуры, диссертации и монографии пришлось снять с себя руководство ансамблем. Но, может быть, со следующего года продолжу работать с коллективом на базе школы, а не Дома культуры, потому что ансамбль совсем не публичный, а камерный. Это музей живой старинной песни, игр и традиций, и ему будет лучше в школе.

Из монографии

В уникальной исторической книге Нины Михайловны можно узнать о том, что русские попали в Предбайкалье в XVII веке, а также о том, как они сохраняли культуру, празднуя в то же время некоторые праздники вместе с бурятами; что раньше никакого дележа земли не было, а оба языка редкостно сочетались в загадках и поговорках, например в этой:

Пришла ночь темна. Пришел тахта-бахта. Утащил терхе-берхе. Вставайте, мошеннички, Садитесь на овсяннички, Догоняйте тахту-бахту, Отнимайте терхе-берхе.

По оценкам специалистов, подобного сибирского материала нет ни у одного ученого. У Нины Михайловны, собравшей и написавшей настоящую историю Эхирит-Булагатского, Аларского и Иркутского районов, ученой степени пока нет, потому что нет еще в Восточно-Сибирской госакадемии культуры и искусств ученого совета по специальности «этнография».

— Если весной в Москве откроют этот совет, — делится планами Нина Михайловна, — то я пойду на защиту звания доктора исторических наук и буду сдавать экзамен по этнологии.

Сейчас же книга Нины Белобородовой и без авторского звания пользуется особым спросом среди покупателей в иркутских книжных магазинах, а также в библиотечных фондах Иркутска, Улан-Удэ, Академии культуры в Москве и в национальной библиотеке имени Матвея Хангалова.

Метки:
baikalpress_id:  37 437