Жительница Усть-Орды училась медицине во Франции

Аюна Хернеткина оканчивает университет и мечтает стать хорошим врачом

В 2001 году Аюна Хернеткина окончила усть-ордынскую общеобразовательную школу № 1 и поступила в Иркутский медицинский университет на педиатрический факультет, выбрав специальность лор-врача. Тогда она даже не подозревала, что в скором времени сможет пожить и набраться медицинского опыта во Франции. О жизни в Европе Аюна Хернеткина рассказала корреспонденту «Окружной правды».

Язык до Франции доведет

Стать медиком Аюна решила в одиннадцатом классе. Одновременно подала документы в государственный университет и ИГМУ. Но получилось так, что экзамены принимали в вузах в один день. Пройдя вступительные испытания на четверки, Аюна стала студенткой медицинского университета.

Университет с 2000 года сотрудничает с научно-госпитальным центром, расположенным во французском городе Гренобле. Согласно договору, раз в год два иркутских врача, знающих французский язык, могут отправиться на годовое обучение во Францию. Отбор ведется по определенным критериям: врач должен трудиться на кафедре университета, хорошо учиться, а также заниматься научной работой. Если кандидат сдает тестирование и проходит собеседование при посольстве Франции, то путь за границу открыт. Открылся он в августе 2004 года и Аюне — она отправилась на два месяца в ознакомительную поездку.

— Это было незабываемое двухмесячное путешествие! — рассказывает Аюна. — Проживание и питание были бесплатными. Меня поселили в квартире от университета.

После возвращения на родину Аюна решила, что обязательно вернется во Францию на стажировку. Для этого она начала ходить в кружок — изучала лор-болезни, писала различные научные статьи. Главной проблемой оставалось незнание языка.

— На бесплатные курсы, проходившие в нашем университете, меня позвал одногруппник. Я нехотя согласилась ходить за компанию. Сначала пришло много желающих, но с каждым занятием студентов становилось все меньше, в том числе потерялся и мой одногруппник. Я продолжала заниматься, потому что я очень усидчивый человек и довожу начатое дело до конца, — говорит Аюна. Усилия оправдались — Аюна уехала в Гренобль стажироваться у французских профессоров медицины.

— Сначала было очень сложно — все казались чужими. Но потом успокоила себя тем, что дома в меня верят, надеются. Я знала, что есть моя семья, а это всегда придает сил и мужества. Поэтому одиночества я не чувствовала. Часто созванивалась с родителями, — говорит Аюна. — Во Франции выбрана другая методика образования — там больше практики, чем лекций. Свободный доступ к Интернету, в библиотеке новая литература. Нас было двое: я и еще одна девушка, аспирантка. Мы жили в интернате, каждый в своей комфортной комнате. Знакомиться с медициной во Франции приезжали студенты и из других стран. Теперь у Аюны есть друзья в любой точке земного шара.

— Во время нашей работы студенты со всего мира очень сдружились, сейчас переписываемся. У меня есть друзья в Рио-де-Жанейро, в Африке, на Мадагаскаре, в Гаити, Алжире, Албании. Мне повезло с отделением — хотя все были старше меня, однако ко мне относились хорошо, помогали. Повезло и с профессорами, многие из них являются председателями лор-обществ, мы и с ними переписываемся. Я обращаюсь к ним с трудными вопросами, а они подсказывают, советуют. Мое отделение — педиатрическое — очень популярно и престижно, поэтому с нами занимались высококвалифицированные профессора. Моя первая операция была именно во Франции, там мне уже разрешали вести своих пациентов, — с гордостью рассказывает Аюна Хернеткина.

Французские привычки

Гренобль — небольшой студенческий и спортивный городок с численностью населения 300 тысяч жителей, расположенный в низине Альп, вершины которых всегда покрыты снегом. Там все катаются на лыжах, занимаются бегом. На выходные уезжают семьями за город кататься на велосипедах. Через город протекает альпийская горная речка Цер, по ней люди сплавляются на лодках. Оттуда четыре часа езды до Парижа.

— Могу сказать, что в Париже я за всю жизнь бывала чаще, чем в Москве. Периметр Парижа всего 11 километров, поэтому его можно пройти за один день, знаю все закоулки этого города. Именно во Франции я научилась кататься на горных лыжах. Горнолыжный сезон там длится с ноября по март. За это время там учат детей кататься на лыжах, приучают их с пяти лет. Я же теперь приучаю к таким лыжам своих усть-ордынских друзей, — говорит Аюна. Наша землячка познакомилась не только с французской медициной. Аюна прожила во Франции год и теперь знает все о привычках коренных жителей и о том, как отдыхают настоящие французы.

— У французов я переняла манеру питаться. Стараюсь медленно есть, по-другому делаю салаты. Мне удалось побывать на греческой вечеринке, где меня учили танцевать греческий национальный танец сиртаки. Попробовала греческую кухню — у них, как и у всех европейцев, мясо и салаты подают большими кусками, соус стоит отдельно. Прием пищи для них — время общения. Так они растягивают удовольствие. Поэтому рестораны там предназначены для ежедневного ужина, а не для праздника, как у нас. Они открываются в семь часов вечера, а закрываются в десять-одиннадцать. Когда мы, как истинные сибирячки, хотели мяса, то шли именно в греческий ресторан, потому что там было самое лучшее мясо. А вот поз во Франции нет, и ничего подобного — тоже.

Французская кухня показалась мне достаточно калорийной, в ней много сыра. Также мы ходили по гостям, пробовали итальянскую кухню. Я отведала прямо из печки настоящую пиццу. Теперь знаю, что это такое, — совсем не то, что продают в наших кафетериях. Также я увлеклась спортом: безумно полюбила горные лыжи, катание на велосипеде. На одежду во Франции нет моды как таковой. Носят то, что удобно: могут надеть юбку с кроссовками. Передвигаются в основном на велосипедах, поэтому не носят каблуков. У французов простой взгляд на мир. Все, что у нас в глянцевом журнале, им доступно, ведь уровень жизни там выше. Например, начинающий врач может позволить себе купить хорошую, дорогую вещь, но им это не надо. Больше они задумываются над тем, как сменить крепление на лыжах. Еще я немного поменяла отношение к пациенту, ведь у нас в медицине 60% лечения — слово врача, — вспоминает Аюна.

— Еще меня спрашивали, какая у меня национальность и откуда я. Отвечала, что из Сибири. Никто не знал, где это находится, и мне было обидно. Кто-то даже спросил: «Вы живете в ледяных домиках?» Когда я отвечала, что у нас тоже есть Интернет, то все удивлялись. Они все думают, что у нас нет цивилизации. Меня принимали за вьетнамку, китаянку, кореянку, даже за монголку. Про бурятскую национальность они ничего не знают, — говорит Аюна. — Ко мне на две недели приезжала мама. Первую неделю провели в самом Париже, а вторую — на юге, на Лазурном берегу. Там мы отметили мой первый день рождения за границей. Думаю, это самое лучшее, что я сделала для нее. Мы побывали в Каннах, Сен-Тропе, съездили в Венецию, в Шамани, город у подножия Мон-Блана, посмотрели Бельгию, Женеву, Рим.

Взгляд в будущее

— Сейчас я прохожу практику в городской клинической больнице № 6, в отделении экстренной лор-помощи. Консультирую детей, но являюсь универсальным специалистом, то есть могу работать и со взрослыми. Потом перейду в онкологический диспансер. За время практики нам нужно освоить все направления нашей специальности, везде поработать, а потом остаться там, где понравится. В окружном медицинском колледже с января веду лекции и практические занятия, но стараюсь не распространяться о своем заграничном опыте. Учу английский и французский языки, пишу научные работы. Мне не нравится просто сидеть и смотреть телевизор. Это значит зря потратить время, а я этого не люблю. В сентябре мне выдадут сертификат, я буду полноценным врачом. Планов много: остаться в Иркутске, писать диссертацию в аспирантуре или уехать во Францию и остаться там. Время покажет. Но я однозначно хочу быть добрым врачом, ласковым и высококвалифицированным, — говорит Аюна.

Загрузка...