Лошади из Осы выигрывают областные соревнования

В КФХ «Удача» планируют выращивать жеребцов элитных пород

Нынешний земледельческий год для руководителя фермерского хозяйства Абрама Тармаева выдался неудачным. Впервые за десять лет Улейскую долину все лето обходил стороной дождь. Засуха больно ударила по посевам зерновых — потери только одного КФХ «Удача» составляют около 5 млн рублей. Но для встречи с Абрамом Антоновичем Тармаевым у нас был повод более приятный: кроме земледелия он серьезно занимается коневодством, и в этом деле у «Удачи» большие успехи.

— Абрам Антонович, расскажите о достижениях в конном спорте.

— На «Алтаргане» мы заняли два первых, два вторых и одно третье место. Недавно прошел турнир на приз губернатора Иркутской области, на нем мы тоже взяли два первых и одно второе место. Кобыла Абхазия выиграла главный приз среди рысаков-трехлеток, а в прошлом году она же заняла первое место среди двухлеток. Среди четырехлеток первым стал рысистый глухарь. Эти лошади принадлежат Анатолию Александровичу Дамбуеву, а мы их воспитываем, тренируем. Ашук занял второе место на дистанции 2400 метров. На «Алтаргане» он был первым. До конца сезона остались еще два турнира: на Байкальском экономическом форуме и закрытие сезона.

— Абрам Антонович, когда-то вы занимались овцеводством. Что привело вас в коневодство?

— Мы занимаемся земледелием. Отходы производства — сено, солому — нам некуда девать. Решили завести лошадей. Стали участвовать в окружных Сур-Харбанах. Поставили задачу обыграть Нукуты. В 2000-м году мы занимали третье место, четыре года подряд были вторыми, а в 2005-м заняли первое место. В 2006 году свое лидерство подтвердили, в 2007-м заняли третье место и в 2008-м вновь одержали победу.

— Коневодство выгодное дело?

— Доходности пока нет, все еще раскручиваемся. Но с каждым годом призовой фонд поднимается, нынче весной мы его подняли до 150 тысяч рублей. Вот 4 октября будет закрытие сезона, примут участие все районы округа. Хотим поднять призовой фонд турнира до 300 тыс. рублей. Тогда будет какая-то отдача. Кроме того, мы немного продаем лошадей. Люди видят, что мои лошади выигрывают, интересуются ими, покупают. У нас в «Удаче» около восьмидесяти лошадей. Наши кони по всему округу. В год примерно десять голов уходит на сторону.

— А не жаль расставаться?

— Жалко, но если всех лошадей держать у себя, то движения вперед не будет. Наши кони в Иркутске, в Нукутах, в Усть-Уде, в Алари.

— Вы хотите расширять конеферму?

— Напротив, я хочу сократить поголовье, количество превратить в качество. Жеребцы-производители подобраны, маточное поголовье тоже надо подбирать по лучшим показателям. Мы обучаем всех двухлеток. Кто показывает лучшие результаты, тех будем оставлять и с ними работать.

— У вас есть зоотехническая служба?

— Зоотехника нет, есть ветеринар — Георгий Хунтеев, он учится на пятом курсе сельхозакадемии. Я всю жизнь занимаюсь животноводством. Правда, я больше овцевод, но уже набрался опыта и по коневодству.

— Вернуться к овцеводству не хотите?

— Пока рановато. Надо оторваться по лошадям на два порядка, чтобы заняться чем-нибудь еще.

— В нашем районе кто еще лошадями занимается?

— В Майске занимался Николай Середкин, он и на скачках выступал. Говорят, он приобретает лошадей. Стали покупать лошадей бурят-янгутцы. Возможно, займутся в Кахе, есть желающие.

— А вы сами где приобретали лошадей?

— В Новосибирской, Омской областях, в Нукутах. В Омске в 2000 году перекупил производителя родом из Швеции по кличке Хеви Харольд. Получили от него около пятидесяти жеребят. Они показывают выдающиеся результаты.

— Увлечение лошадьми — дорогое удовольствие?

— Судите сами: шестимесячный жеребенок стоит около 50 тысяч рублей, тогда как простая лошадь — 25 тысяч рублей.

— Несколько лет назад шел разговор об открытии конноспортивной школы. Она действует?

— К сожалению, в нашем районе такой школы нет. У детей есть желание работать с лошадьми. Это не только соревнования, это общение с животными, которые благотворно влияют на психику человека, от них получаешь положительный эмоциональный заряд. У меня работает взрослый мужчина, он по жизни человек нелюдимый, неразговорчивый. А посмотришь — с лошадьми общается, о чем-то с ними беседует. Каждый год на конеферме работают по три-четыре школьника, с февраля по октябрь, когда заканчивается сезон. Если бы мы открыли конноспортивную школу, то в конном спорте и в целом по коневодству мы бы быстро ушли вперед.

Загрузка...