Золотая рыбка

Маломорский рыбозавод в Хужире терпит бедствие

Маломорский рыбозавод (ММРЗ) — градообразующие предприятие. Поселок Хужир появился в 1937 году благодаря строительству завода. На нем всегда трудилось большинство местных жителей. Сейчас население поселка предпочитает либо самостоятельно заниматься добычей рыбы, либо зарабатывать на туристическом бизнесе. Третий год завод является убыточным предприятием и не приносит ощутимой прибыли. «Окружной правде» удалось встретиться с директором организации Дмитрием Виноградовым и узнать причины упадка некогда процветавшего предприятия.

— Фактически мы должны объявить о своем банкротстве и закрыть завод, — говорит Дмитрий Виноградов. — Каждый год мне приходится доказывать налоговой, что мы имеем право на существование. Наше предприятие располагает всем необходимым оборудованием и может вылавливать до 5 тонн рыбы в сутки. Но согласно квотам, которые определяет московское руководство, мы ведем минимальную добычу рыбы.

Многое в нашем деле зависит от удачи — например, сегодня поймали 60 кг омуля, хотя, конечно, бывают и более рыбные дни. Сейчас много говорят о том, что омуля в Байкале стало меньше. Хочу заявить, что рыбозаводы здесь ни при чем. Сейчас легально добычей рыбы на Малом море занимаются три организации: ООО «Малое море», ООО «Байкальская рыба» и наш завод. Остальная рыба вывозится нелегально. Если власти не примут мер по сокращению числа браконьеров, омуль действительно может стать золотой рыбкой.

Фактически получается такая ситуация: браконьеры ведут незаконную добычу рыбы. Главное для них — не попасться охране во время ловли. Штраф за один хвост сегодня 250 рублей. После обычно удачного похода за омулем рыбаки везут его перекупщикам. Вот тут-то и начинается самое интересное — всю рыбу браконьеры подвергают обязательному ветеринарному контролю. Получается, что до покупателей товар доходит в «легальном» варианте — снабженный необходимыми справками, которые подтверждают его безопасность для потребителя.

Однако практически вся рыба, которая продается на рынках, выловлена варварским способом. Оптимальным решением проблемы стало бы установление поста охраны на паромной переправе в Хужире. Однако пока таких планов у местной администрации нет. Стоит ли говорить, что перекупщикам выгоднее приобретать рыбу у браконьеров, чем закупать у рыбозаводов.

— Мы реализуем свой товар на Томском, Красноярском, Новосибирском рынках, — говорит Дмитрий Виноградов. — В Иркутской области очень большая конкуренция, бороться с которой не имеет смысла. Браконьеры сбывают рыбу по более низким ценам, поэтому приходится выходить на рынки территорий, которые удалены от Байкала.

Проблем рыбозаводу добавляет то, что квоты на ловлю рыбы может определять только Москва. Часто возникают задержки прихода необходимых документов. Бывали и такие случаи: рыбаки должны выходить на добычу омуля в январе, а документы из Москвы доходят до них только в марте. В результате план квот оказывается сорван, а платить за непойманную рыбу приходится в полном объеме. При советской власти деньги с рыбаков взимали по факту добытой продукции. Однако, несмотря на все сложности, на рыбозаводе еще остались корифеи от рыбной ловли.

— Я всю жизнь занимаюсь рыбной ловлей, — говорит Александр Власов. — Не могу представить свою жизнь без Байкала. В этих местах с детства приучают к рыбному промыслу. У нас до сих пор работают целые династии рыбаков. Например, Нелюбины. У них все мужчины в роду рыбачат. — Сейчас на рыбозаводе работают 50 человек, — говорит Николай Глызин, начальник добычи ММРЗ. — При решении ситуации незаконной ловли число работников смогло бы существенно вырасти. Однако пока это только далеко идущие планы. А в ближайшем будущем никаких улучшений я не вижу.

Метки:
baikalpress_id:  10 013