Костюм шамана — это его картина мира

Книга Ольги Чернявской «Шаманский костюм» завоевала высшую награду за научные исследования среди музеев России

Завораживающий ритуальный танец, молитва, нарастающий гул ударов в бубен, звон колокольчиков на костюме... Шаман. Обряд. Уже эти слова будят где-то в потаенных уголках подсознания древнее, архаическое чувство страха и не менее сильное чувство уважения. Почему, когда говорят о шаманизме, человек невольно начинает поеживаться и говорить тише? Может быть, потому что это одна из самых древних, первых религий человечества и страх перед непонятным, неизвестным иным миром, магическими заклинаниями заложен в нас на генетическом уровне?

В руках новенькая книга. На обложке старая фотография иркутского шамана, сделанная в конце позапрошлого столетия. Стоит спиной, демонстрируя всю красоту своего ритуального костюма... Корона, подвески, змеи-жгуты, бубен, кнут и множество других символических предметов — это и есть то главное в костюме шамана, что помогает ему в путешествии в загробный мир.

«Шаманский костюм» — так называется книга, изданная в 2004 году в Иркутске, завоевавшая в мае этого года высшую награду за научные исследования среди музеев России — премию имени Ивана Забелина. Автор работы — научный сотрудник, завсектором фондов Иркутского областного краеведческого музея Ольга Чернявская.

— Говорят, костюм умершего шамана продолжает нести на себе отпечаток своего хозяина, его силу. Ольга Александровна, не страшно было работать с костюмами? Не было ли каких-то загадочных происшествий, связанных с ними?

— Да нет, явных проявлений агрессии со стороны духов не было. (Смеется.) Да, с одной стороны, это лишь экспонаты, с другой — если мы чего-то не видим, это не значит, что этого нет. В любом случае я, как человек, уважающий культуру и верования других народов, на всякий случай перед началом работы над коллекцией попросила у нашего иркутского шамана Валентина Хагдаева разрешения работать с ней. Позже я советовалась и с другими шаманами.

Последний раз это было в 2000 году, когда я ездила на конференцию в этнографический музей в Улан-Удэ. Там местные шаманы показали нам обряд призыва дождя. После обряда любой желающий мог подойти к шаману и задать свой вопрос. Я попросила разрешения на работу с коллекцией.

Не знаю, подействовало благословение шамана или нет, но ровно через год директор музея Людмила Колесник предложила мне подготовить материал для фотоальбома, посвященный шаманскому костюму. Это было довольно неожиданно, ведь мы тогда вообще ничего такого не планировали. В итоге за очень короткий срок руководство музея изыскало средства для издания фотоальбома. А теперь вот еще и премия.

— Ваша работа основана на коллекции Иркутского областного краеведческого музея. Что она собой представляет? Есть ли такие коллекции в других музеях?

— Шаманская коллекция, которая хранится в нашем музее, ценна в первую очередь тем, что собрана в конце XIX века, когда предметы религиозного культа сохраняли свой традиционный облик. Кроме того, ценность представляет и то, что собирали ее как сами шаманы, так и многие известные и именитые ученые, среди которых Матвей Хангалов, Доржи Ринчино, Дмитрий Клеменц, Владимир Богораз и другие. Более того, она является одной из самых полных.

В музее представлены костюмы и шаманские атрибуты почти всех народов азиатской части России от Енисея до Тихого океана, от Ледовитого океана до границ с Китаем. В нашем музее хранятся 17 как полных, так и неполных шаманских костюмов, а также большая коллекция ритуальных принадлежностей и онгонов.

Хотелось бы отметить, что сейчас часть шаманской коллекции представлена на выставке в музейной студии Иркутского областного краеведческого музея, которая приурочена международному фестивалю «Алтаргана-2008».

— Наверное, как и то, что народы различны, можно предположить, что существуют и какие-то особенные отличия в покрое, символике костюма? Или же сибирский шаманский костюм однотипен?

— В покрое костюма, в принципе, разительных отличий не было. Все костюмы изготавливались по одной технологии. Единственное, что материал для костюма зависел от того, где данный народ проживал и какой тип хозяйства он вел. Так, например, у якутских костюмов основной материал — кожа, с большим количеством круглых блях, металлических подвесок в виде перьев. У тувинских и тофаларских — шкуры мехом внутрь, со жгутами, разноцветными полосами из ткани и кожи, у эвенкийских — также шкуры мехом внутрь и ровдуги с большим количеством зооморфных изображений.

Но при всем при этом каждый шаманский костюм индивидуален. В нем отражается представление его владельца о душе, о духах-помощниках. Это как бы картина, в которую художник вкладывает свое видение мира. Костюм — это произведение искусства, более того — это воплощение снов, видений человека. Да, костюм индивидуален, как и человек. И изучение каждого костюма — это постижение внутреннего мира человека.

— Интерес к шаманизму в России появился сравнительно недавно. Стали появляться первые публикации. Однако такого отдельного издания по шаманскому костюму, насколько мне известно, еще не было.

— Действительно, публикации по шаманскому костюму были, но чаще всего как дополнение к исследованиям по истории национального костюма отдельного народа. Здесь же мы на основе коллекции дали общую характеристику шаманскому облачению всех народов Сибири. Включили сюда также символику отдельных частей костюма, мифы и предания, связанные с культом. Вообще, чтобы работать с этой коллекцией, надо было перечитать всю литературу не только по истории костюма, но и по мировоззрению отдельного народа, а это мифы, легенды, эпос. Кроме того, нужно было определить этнические особенности, географию проживания, историю родов и многое другое. Я думаю, что эта книга должна быть интересна не только музейным сотрудникам, но и историкам, краеведам, педагогам.

— Вы ожидали, что ваша работа будет так высоко оценена ученым советом Государственного исторического музея?

— Нет, даже не надеялась. Честно говоря, я вообще забыла о том, что музей выдвинул эту работу на конкурс. Конечно, когда получила это известие, очень переживала. Ну как я туда поеду за премией — там такие высокие люди собираются...

— Над чем вы сейчас работаете?

— Сейчас мы работаем над новым проектом — изданием альбома по шаманским онгонам (онгон — талисман-оберег. — Прим. ред.) из коллекции Иркутского областного краеведческого музея. Это тоже одна из богатейших коллекций в России. У нас хранятся онгоны самых разных духов, из различных материалов. Например, кузнечные онгоны из металла и нарисованные на ткани, онгоны хозяину и хозяйке огня из глины, дерева и другие. Фактически каждый онгон имеет свою легенду, узнать которую очень сложно. Эта коллекция также начала комплектоваться в конце XIX века. Основная ее часть собрана и описана Матвеем Хангаловым, Агапитовым, Баторовым. Первые их сборы датируются 1883 годом. В основном онгоны привозили из Балаганского, Верхоленского, Иркутского уездов.

Правда, когда этот альбом выйдет в свет, сказать трудно. Мы, конечно, хотели его приурочить к 100-летию Матвея Хангалова, но все время возникают какие-то проволочки с финансами. На это я говорю так: если шаманские костюмы полежали в запасниках свое время и решили потом показаться народу — средства на издание появились, — то для оногонов время еще не подошло.

Метки:
baikalpress_id:  9 589