«Можно замуж выдавать»

Виктория Пазеева выращивает цветы и готовится встретить свое 80-летие

Виктория Сергеевна Пазеева приехала к нам в Сибирь из далекой Украины в 1952 году. Ей было 11 лет, когда в ее деревню Дедову Гору немцы пришли. Сегодня Виктории Сергеевне 78 лет, но она хорошо помнит те страшные дни. До сих пор в ее памяти летящие в небе немецкие бомбардировщики, гул взрывающихся снарядов — немцы в деревне!

 — Жили-то мы в 30 км от Киева, — рассказывает Виктория Сергеевна. — Оттуда-то и начали свое наступление немцы. Еще в мирное время до райцентра Слоутское мы ходили пешком или ездили на лошадях, а до железной дороги было 6 километров. Когда пришли немцы, ой как страшно было! Охота было убежать из деревни далеко-далеко.

Жила Виктория вместе с мамой, братьями и сестрами. Отец воевал на фронте, мама работала в колхозе. На хрупкие плечи Виктории, как самой старшей, легла забота о младших. Есть было нечего, собирали колоски, грызли мерзлую картошку.

— Помню, мама лепешки нам стряпала из мерзлой картошки. Ешь их, а во рту трещит, как песок. А хлеб-то как стряпали: отруби пересеем и муки чашечки две. Мама по кусочку хлеба каждому даст, а остальное спрячет в сундук под замок: мол, вечером еще кушать надо. Мы едим этот кусочек хлеба, а нам еще пуще хочется. Как-то я пошла на базар. Обратно еле-еле ноги до дома донесла. Зашла в хату, да и упала без сил. От недоедания у меня обморок случился. Тяжело было, что говорить. Сейчас вон все есть, были бы деньги, всего вдоволь.

В 1952 году Викторию и ее семью завербовали в Сибирь. Так они попали в село Малышевка Усть-Удинского района. Здесь Вика и ее сестра работали доярками. Через десять лет, в 1962 году, когда село затопило, семья переехала в село Жданово. Вика устроилась работать в заготзерно, вышла замуж за местного паренька Василия Пазеева, родила троих сыновей. В 1975 году умерла ее мама, а в 1987-м после тяжелого недуга умер муж Василий Гаврилович, еще через три года на восемьдесят третьем году жизни скончался ее отец.

Дети к этому времени подросли и тоже улетели из родного гнезда. Осталась Виктория Сергеевна одна. Родные брат и сестра живут далеко, остальных уже нет в живых.

— Живу нормально, — говорит баба Вика, — вот только ноги подводят. Как непогода, еле-еле хожу. Пенсии хватает, в магазин не хожу — ноги болят. Как-то сходила, сама себе не рада была. Соседи у меня хорошие, я на них не обижаюсь. Вот сосед Сергей Бородовский помогает мне. Поедет в город, я ему продукты закажу, он мне купит. Телевизор сломался, он обещал в ремонт увезти. Пока мы беседовали с бабушкой, зашел второй сосед бабы Вики, Виктор Баженов, пригласил в баню.

— Хорошие они у меня. Зайдут спросят, что мне требуется. Может, чем помочь надо. Спасибо нашему социальному работнику Светлане Кольчевской за заботу и внимание.

В доме у Виктории Сергеевны тепло и уютно. Красивые коврики, салфетки, кругом цветы, черно-белые фотографии на стене. Вот на фотографии она вместе с супругом — молодые, красивые.

— Любите газеты читать? — спрашиваю, увидев на столе стопку свежих газет.

— Одна радость читать газеты, слушать радио, телевизор смотреть. А еще страсть как люблю цветы. На улице сейчас потеплеет, в огороде посажу морковь, чеснок, помидоры, два ведра картошки. Конечно, одной все равно плохо — то сама себе песни пою, то сяду поплачу.

— Дети приезжают? Есть ли внуки?

— Дети редко приезжают, некогда им. Николай все в разъездах, геологоразведчиком работает. Сергей болеет что-то. Младший сын-то три года назад умер от рака желудка. Растут пять внуков, один правнук — Сергей. Стали мы с бабой Викой фотографироваться.

— Хорошо выглядите в свои 78 лет.

А она в ответ:

— Можно замуж выдавать. Прощаясь, Виктория Сергеевна поцеловала меня в обе щеки, как мама.

Загрузка...