Жесткий демократ Виктор Катанаев:

«У фермера должны быть крепкая семья и умелые руки!»

Три года назад отец и сын Катанаевы засеяли 80 соток картофелем. Работали вручную. Окучивали примитивным плугом, который нужно тащить между рядками. Впрягались по очереди: устанет старший — тянет сын. Урожай получился очень хороший — 800 мешков только крупной картошки накопали новоявленные фермеры. Соорудили овощехранилище — большую траншею, которую от холодов накрыли зародом сена. Не учли необычно холодной зимы и ветров — почти половина урожая померзла...

Рождение деревни

Нужно выехать из Усть-Орды по Боханско-Осинскому тракту, перед первой деревней будет отворот направо — среди полей и находится хуторок Катанаевых.

Хуторок небольшой, несколько зданий и двухэтажный дом. Все строилось своими руками. Службы разбросаны с размахом — земли много. Виктор Катанаев сейчас хлопочет об определении статуса поселения — скоро оно разрастется. Еще три года назад здесь не было ничего. На семейном совете было решено: «Начинаем работать!»

 — Собрали тогда детей, поговорили. Дочка берет кредит: «Начинай, папа!» Так я поставил подстанцию, трансформатор. С этого все началось. В местности традиционно жили буряты, называлась она Хорьяшино. Я хочу сохранить имя, сделать его официальным. К сожалению, не знаю, как переводится название, разговаривал со стариками, но пока не определились точно. Обещаю в будущем все-таки разобраться. Сейчас подготовили документы, дело за малым.

Сейчас хозяйство фермера Катанаева знают во всем Эхирит-Булагатском районе. Картофельные поля, которые обрабатывают сами и сдают внаем, огороды, коровы и свиньи (в планах разведение породистого стада), птичий двор, отличное новое овощехранилище, множество подсобных служб, техника, лесопилка... Семья планирует заняться пчеловодством.

Также в ближайших планах молочно-товарная ферма на тридцать голов, разведение мясного скота, картофеля — не меньше 10 гектаров (в этом году засажено 4,5 га), свиноводство — 10—12 свиноматок (уже есть начальная база). До ста голов овец, лошадок голов двадцать (все внутренние работы будут проводиться с использованием гужевой тяги).

Ошибки, то есть колхоза, как утверждает фермер Катанаев, не здесь не будет. В Хорьяшино будут жить только настоящие единомышленники, трудоголики, а не приспособленцы. Лишних людей тяжелый труд не терпит.

Самое важное в жизни Виктора и Веры Катанаевых — дети. Их в семье пятеро. Кто-то уже самостоятелен, кто-то еще мал и помогает родителям в меру разумения. По малости лет подрастающее поколение больше увлекается велосипедами и другими играми. Родители уверены: без цивилизации нельзя — на доме установлена спутниковая тарелка, для велосипедистов обустроена специальная площадка.

Жесткий демократ Виктор Катанаев

Иначе детям будет скучно, они разочаруются в фермерском образе жизни. Что это именно образ жизни, родители уверены твердо.

— Рабочий день в горячее время доходит до 18—20 часов, — рассказывает хозяин двора, — так что это именно жизнь. Пока мы уверены, что дети нас понимают. Старшие уже выбрали свою дорогу, младшие с нами. Внуки из города у нас лето проводят — хорошо на просторе! Фермеру без крепкой семьи нельзя, никакой наемный труд не спасет. Конечно, на ферме трудно, и первый год даже плакали. Сейчас освоились.

Так что дети фермеров Катанаевых не скучают — более того, сейчас у них частенько бывают в гостях друзья-приятели. А один парень по собственному почину помогает среднему сыну управляться на пастбищах со скотом. Разумеется, труд вознаграждается.

Недавно Виктора Катанаева укусил клещ. Вредитель оказался инфицированным, и, пока фермер лежал с повышенной температурой, хозяйство было в надежных руках. Старший сын работал на тракторе, с весенними работами управились в срок, а это в сельском хозяйстве очень важно.

Судьба экскаваторщика

Виктор Катанаев родился в Аларском районе. В Эхирит-Булагатском районе оказался вместе с женой, которая училась здесь. Работал электриком, трудился на Харанутском угольном разрезе, где прошел путь от рабочего до мастера. Был, как говорят люди, хорошим экскаваторщиком.

— Почему я решил стать фермером? Односложно не скажешь. Перестройка покорежила всех. Мне кажется, что она сделала сильных сильнее, а слабых совсем сломала. Мы ведь все сразу стали наемными рабочими. При СССР, пусть и декларативно, на словах, мы были хозяевами! Привыкнуть к этому нашему поколению сложно. Не один год я этим мучился. Так и родилось решение — взяли земли и стали хозяйствовать.

Сейчас жители будущей деревни Хорьяшино живут «многостаночным» хозяйством. В основе всего семья, а организация труда такова, что любые потери минимальны. Здесь все собственники. Если будут привлекаться еще две-три семьи (а планы такие есть), они будут соучастниками собственности. Оплата труда — по конечному результату.

— Нужны средства производства, сейчас мы уже вышли на тот уровень, что, если они будут, сможем раскрутить что угодно. Есть уверенность в завтрашнем дне. Для фермера главное — умелые руки, ведь нужны разные квалификации: и сварщиком надо быть, и слесарем, и плотником, и агрономом, и животноводом... Случай с померзшим картофелем, который произошел на первом году нашей новой жизни, говорит о том, что всегда нужно учиться, нельзя успокаиваться. Опытный я уже был работник, а не догадался дополнительно укрыть траншею хоть слоем опилок, вот и погубили добрую часть урожая. Ведь это труд, и такой, что вспомнить страшно. Зато теперь построили большое овощехранилище. Человек должен проявляться, развиваться и показывать себя.

Каждый праздник и день рождения в семье — дело святое. Обязательно режут барана, во дворе стоит самодельный таганок.

— Мы люди веселые, погулять умеем. И попеть, и поплясать. Друзья часто заезжают. Но, как я уже говорил, фермерство — это образ жизни. И каждое утро мы на работе — иначе нельзя. У нас демократия, каждый член семьи влияет на решение, которое принимается. Но в нашей стране всегда крайности, зачастую демократию смешивают с безволием. В этом отношении я жесткий демократ. Если решение принято — извольте...

Развиваться и расти хозяйству еще долго. По мнению Виктора Катанаева, сейчас в стране уже положительные сдвиги в сельском хозяйстве.

— Национальный проект в области АПК не решает всех проблем, это точно. Но это уже что-то! На мой взгляд, он очень подходит тем хозяйствам, которые уже состоялись. У них есть залоговая база и возможности пользоваться кредитами. Но и так уже хорошо! Если быть объективным — подвижки есть. Когда мы в первый раз брали кредит на трактор, почти 50 процентов переплатили! Сейчас схемы другие, более реальные.

Не получилось у нас коммунизм построить — утопия, конечно, была. Но надо дальше жить! Я считаю, что фермерские хозяйства существенно поддержат Россию. Пусть фермером не каждый может быть — по складу характера один, быть может, из тысячи.

Дела домашние

Четверо из пяти детей Катанаевых люди уже взрослые, определившиеся с судьбой. Один сын работает в МЧС, второй фермерствует, одна из дочерей трудится в прокуратуре в Иркутске. Сейчас рядом с родителями младший Женька, восьмиклассник. Долгожданные каникулы для него — это не сплошной отдых; летом, напротив, работы на подворье гораздо больше. Но зато можно жить дома и не ходить в школу, которая находится за несколько километров от фермерского хозяйства родителей. Хотя вообще-то школа Женьке нравится, и учится он хорошо. Летом в их доме живет еще и друг-одноклассник Жени, работы хватает для всех, вот хоть скот пасти.

— Не сбежит? — спрашиваю я главу семейства про младшего сына, который скоро совсем вырастет.

— Этот? Нет, этот не сбежит. Ему город не нужен, у него все интересы здесь, дома, тут его жизнь.

Четверо из пяти детей Катанаевых люди уже взрослые, определившиеся с судьбой. Один сын работает в МЧС, второй фермерствует, одна из дочерей трудится в прокуратуре в Иркутске. Сейчас рядом с родителями младший Женька, восьмиклассник. Долгожданные каникулы для него — это не сплошной отдых; летом, напротив, работы на подворье гораздо больше. Но зато можно жить дома и не ходить в школу, которая находится за несколько километров от фермерского хозяйства родителей. Хотя вообще-то школа Женьке нравится, и учится он хорошо. Летом в их доме живет еще и друг-одноклассник Жени, работы хватает для всех, вот хоть скот пасти.

— Не сбежит? — спрашиваю я главу семейства про младшего сына, который скоро совсем вырастет.

— Этот? Нет, этот не сбежит. Ему город не нужен, у него все интересы здесь, дома, тут его жизнь.

Дела домашние

— Большое у вас хозяйство, Вера Яковлевна! И дом какой!

— Это разве большой дом? — отвечает хозяйка. — Вот раньше где мы жили, так там сто квадратов было. А сюда приехали — ничего нет, горы мусора. Понемногу обжились. Одну из внучек сюда первый раз привезли, когда ей 11 месяцев было. Родители ее в Иркутске работают, только-только квартиру приобрели. Она с ними по телефону разговаривает: «А какой дом? Деревянный?» Трубку положила и говорит: «У них высоты нет! Крыша сразу!» «Высота» — это у нас второй этаж, на него лестница ведет. Детям тут раздолье. Надо песка привезти, а то весь уже порастащили. Велосипеды для всех есть — и для больших, и для маленьких.

Дела домашние
— Вам, наверное, с мужем и поругаться некогда?
— Когда ругаться? Мы и не видимся друг с другом с таким хозяйством. Вот недавно на юбилее были (дожили уж до такого возраста — юбилеи у всех да разговоры о внуках), так я ему говорю: «Ну вот, хоть потанцуем с тобой!» Он же танцует хорошо — вальс, например. Мы не только работать, но и отдохнуть рады. Все дни рождения отмечаем, праздники. В гости съездить — всегда с удовольствием, сейчас вот опять на большой праздник зовут.

Загрузка...