Единственный ветеран деревни Ныгды отметил 90-летие

После долгой ссылки и войны уроженец Аларского района вернулся на родину

Дойти от Иркутской области до Германии и вернуться на малую родину, в Аларский район, суждено было единственному ветерану, оставшемуся в живых из 27 человек, которые пришли с Великой Отечественной войны в деревню Ныгду. С детства Доржею Басанову пришлось пережить раскулачивание родителей, ссылку, жизнь в лесу, смерть матери, побег, голод, войну и Победу — единственную крупную победу в жизни, радость от которой искупила все страдания, выпавшие на его долю. Но ветеран и сегодня со слезами на глазах вспоминает ужасы, которые пришлось пережить. 10 мая он отметил юбилей — 90-летие. В гости к местному герою пришла вся деревня.

Халтайский беженец

Теперь уже многие жители Аларского района просто не знают, что это за деревня такая — Халта. Сейчас там стоит несколько старых домиков. А сотню лет назад это была развивающаяся деревушка, где зажиточные крестьяне разводили огромные стада. В деревне было много молодежи.

— Мои родители тоже не были бедными, работали не покладая рук. И нас, детей своих, к этому приучали, — вспоминает свое детство в Халте Доржей Медыкович. — В 30-м году родителей раскулачили и отправили в ссылку, в красноярскую тайгу. Всего-то нашей родни было — отец и брат его со своими семьями, с маленькими детьми. Я еще пацаном был, когда мать умерла. В том поселении посреди леса не было даже врача. Страшно вспомнить — один градусник на всю деревню. А умирали тогда многие из наших, ведь голод был страшный, мы все потеряли во время раскулачивания. В семнадцать лет я тоже заболел и понял, что так же, как и другие, могу умереть здесь. Пришлось бежать из той ссылки. Это был второй большой побег в моей жизни. Сначала сбежал от людей в тайгу, потом от голода к людям...

Поселившись у своего дяди в городе Черемхово, Доржей начал налаживать свою жизнь. Сначала выучился на электрика, нашел работу на заводе в городе Свирске, потом отец вернулся из ссылки. Но голод снова застал людей — началась война. Даже теперь, будучи стариком, Доржей Медыкович нехотя вспоминает, почему он пошел на войну. Причины этой стыдился и тогда, но сделанного не вернешь...

— Чего уж теперь скрывать-то? Расскажу, — соглашается он. — Я тогда жил вместе с отцом и младшим братом. В голодное время хлеб мы получали по метрикам. Вот однажды я и получил 200 граммов хлеба за своего брата. Осудили, конечно. Тогда подобное самоуправство строго каралось. Могли бы и в тюрьму посадить, но на фронте были нужны люди. Война шла уже год. Предложили пойти на фронт — согласился. Это было еще одно бегство — от позора на войну.

Конь спас жизнь бурята

Попав на фронт в 24 года, Доржей Медыкович еще ни разу в жизни не держал в руках настоящее боевое оружие и уж тем более не умел стрелять. В Свердловской области, куда направили Басанова, он попал в запасной полк на обучение военному делу.

— А дело-то нехитрое было, — улыбается ветеран. — Дали в руки оружие — и стреляй. Моим первым оружием был пулемет «максим». Вот так я и стал танковым пулеметчиком. А уж как в курско-орловской битве перцу врагам задавал! — засветились яркими воспоминаниями глаза старика. — Как сейчас помню наступление 5 июля 43-го. Всю зиму одна работа была — из танкового пулемета палить.

В том году Доржей Медыкович получил первое ранение — в ногу. Отлежавшись в госпитале, отправился догонять свои войска на Западную Украину. Там, на Украине, парня из аларской Халты ранили второй раз. В феврале 44-го года более серьезное ранение — пулевое, навылет в грудь — едва не лишило жизни бойца. Произошло это под Дубно Ровенской области.

— Примерно месяц из своей жизни я не помню, лежал без сознания в госпитале города Ровно. Пропал было совсем, никто ведь не верил, что выживу. Потом, когда я окончательно пришел в себя, медсестры мне рассказывали, что спас меня конь. Мне нужно было срочно сделать переливание крови, а доноров не было. Зарезали тогда во дворе при госпитале коня и поили меня свежей конской кровью. Они, украинские медики, не знали, кто я, — бурят-то ни разу не видели, — смеется дедушка. — Думали, что я принадлежу к какой-то странной северной нации и что мы, как дикари, охотимся и запросто едим сырое мясо и пьем кровь. Неведение врачей и спасло мне жизнь.

После того как Доржей Медыкович долечился в госпитале города Сочи, он снова ушел на фронт. Но для солдата с двумя ранениями передовая была закрыта. Теперь он строил мосты и дороги для Советской армии.

— Служил в железнодорожной части, строил мост через Одр. Потом было еще много мостов и дорог... Так дошел до Берлина. И там строил мосты. Там мы и узнали первыми, что победа — наша. Помню, решили мы с другими солдатами сразу же отпраздновать великий для нас праздник, но вот проблема: водки-то нет! Смотрим с ребятами — идет по улице Берлина дед-немец, такой же старый, как я сейчас. Мы у него нашими, русскими жестами спрашиваем: так, мол, и так, где бы нам выпить за победу? А он на магазин показывает — там спиртное есть. Магазины, хоть и брошены, все закрыты. Пришлось взрывать, наш старшина сам бросил гранату. Дверь вылетела, мы вошли и смотрим: на прилавках не водка, а одно немецкое красное вино. Страшно нам стало. Думаем: а вдруг немцы нас, русских, таким образом отравить решили? Поймали мы того деда, который нам на магазин указал, и заставили его выпить. Напился дед пьяным и живой остался. Тогда и мы отметили Победу.

После того радостного дня началась для солдат и тяжелая работа — многочисленные фабрики и заводы вывозили из Германии в Россию. Огромные трубы вручную грузили в эшелоны. Когда с этим было покончено, Доржей Медыкович еще три года строил дороги и мост через Днепр в Запорожье.

Победа — ко дню рождения

Великая Победа в долгой войне стала, пожалуй, самым большим подарком к дню рождения Басанова, который приходится как раз на следующий день — 10 мая. Вот и в этом году жители деревни Ныгды, совместив праздник Победы с днем рождения единственного оставшегося в живых ветерана, пришли отметить эти два великих события к Доржею Медыковичу.

За 68 лет, прожитых совместно с женой Екатериной Павловной, ветеран вырастил четверых сыновей, двух дочек и 13 внуков, которые сегодня живут уже по всей стране.

— Все внуки мои с высшим образованием, — гордится дед. — Пятерых правнуков мне уже подарили. Всех так много, что по имени-то уже не каждого вспомню.

Жить спокойно, без проблем старику мешают старые раны. Несмотря на то что у обоих супругов болят ноги, ветеран войны и его жена, бывшая медсестра, до сих пор держат хозяйство — 10 овец и птицу.

Все это — прошлые годы и настоящую жизнь — обсуждали пришедшие на праздник гости, которых много собралось со всей деревни. Столы накрывали и в доме, и на улице. Ветеран не сдержал слез, вспоминая о военных годах. Гости желали Доржею Медыковичу и его жене счастья и мечтали о том, чтобы следующий юбилей, 100-летие, до которого дай Бог им дожить, снова отпраздновать здесь, в старой бурятской избе уважаемого ветерана Басанова.

Метки:
baikalpress_id:  36 875