Древним барисанам грозит опасность

Жители деревень Эхирит-Булагатского района умоляют спасти их от катастрофы, которая неминуема в случае вырубки леса

Не так уж часто собираются сельские жители на сход - решать проблемы, которые касаются каждого. Недавно в муниципальном образовании "Харазаргайское" прошли сразу два таких сельских схода. Весь народ, от мала до велика, собрался в двух деревнях: Харазаргае и Кукунутах. Под предводительством местного главы и старейшего шамана обсуждали проблему, которая, как казалось раньше, никогда не коснется этих сел. Беда в том, что лес вокруг этих деревень Эхирит-Булагатского района, который тянется почти до Боханского и Осинского районов, был отдан в аренду иркутской фирме почти на полвека! Непростой это лес, говорят местные жители. Здешние места принадлежат сильным бурятским духам - покровителям многих древних родов. И если их потревожить, то добрую половину Эхирит-Булагатского района постигнет катастрофа.

Потомки черного жеребца

Шаманы уверяют, что от засухи, которая последует за вырубками, может погибнуть не одна деревня. Решение на сходе было принято единогласно: написать послание руководителям Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа с просьбой оставить священные места местным жителям и не отдавать лес под вырубку.

Название деревни Харазаргай переводится с бурятского языка как "черный жеребец". По легендам, которые передаются в бурятских племенах от деда к внуку, именно черные духи всегда правили этими местами. Примерно в пятнадцати километрах от двух деревень - Харазаргай и Кукунуты, - слитых в одно муниципальное образование, стоят две священные горы, которые называются Черное Сердце и Коричневое Сердце. На эти горы некогда с неба переселились боги, которые и по сей день властвуют над природой и держат в подчинении местный народ.

Любой местный шаман расскажет вам, что боги эти сильны и справедливы. Они требуют уважительного отношения к природе, а взамен дают людям хорошую погоду, чтобы вырастить отличный урожай, а также крепких наследников, которые позаботятся об этой земле и о продолжении бурятского рода. Две горы, куда ходят молиться и приносить жертву старейшины этих деревень и шаманы, соединяются в одно целое. В этом месте бьют 333 ключа, которые дают начало речке Кукунутке и питают другие реки Эхирит-Булагатского района. Насколько реальность соответствует этому описанию, остается неизвестным - чужим людям без шамана, а тем более женщинам приближаться к святым местам запрещено.

- Здесь хозяйствуют Черный Дед и Черная Бабушка, - поведал нам эту легенду житель деревни Кукунуты, старейший и самый почитаемый в этих местах шаман Иосиф Андреевич Ятогуров. - Рассказы об этом передавали из поколения в поколение старики, и я верю в это, как верили и они. Хозяевам этих гор и леса мы, жители двух деревень, каждый год приносим в жертву скот на священный праздник Тайлаган. А у нас ни много ни мало - восемь родов! Все верят духам, все чтят святые обряды. Не верите - спросите любого человека. Жители помнят годы засухи, когда только шаманы могли вымолить дождь в тот же день и спасти урожай.

Совхозный шаман

Конечно, такой должности, как шаман, в коллективном хозяйстве не было - в советские времена вообще запрещали верить подобным легендам и тем более молиться. Однако даже не старожилы, а люди среднего возраста помнят, что буряты-колхозники не просто верили, но и обряды продолжали совершать на священной горе.

- Правление хозяйства, понимая, что год предстоит тяжелый, что засуха погубит посевы и урожая не будет, втихую выделяло баранов из общего стада и отправляло стариков совершать жертвоприношения, - рассказал нам местный глава Виктор Болтохонов. - Я тогда был молодым, но помню, как старейшины нашей деревни в жаркий день вязали барана и везли его в лес. Они еще вернуться не успевали, как на поля обрушивался ливень. Самое интересное, что дождь приходил с гор, поливал только наши поля и снова уходил в горы. Иосиф Андреевич не раз спасал колхоз.

Таким образом, шаман при колхозе был хоть и нештатным, но самым важным сотрудником.

- Было начало семидесятых годов, - начал рассказ Иосиф Ятогуров. - В этих местах тогда работал Байтогский совхоз. Крупное было хозяйство, охватывало несколько деревень. Директором был Перевалихин - имя-то уж не припомню... Один год выдался сухим. Солнце палило, а ни одной дождинки не упало. Вызвали тогда всех колхозников на важное собрание - решено было пересевать поля. Я работал в нашем совхозе ветеринаром. Сижу, значит, в правлении нашего отделения - в углу, с сумкой на коленях. Все обсуждают пересев. А директор наш в главном правлении совхоза заседал, в Гаханах. Звоню я ему туда и говорю: "Дай мне два барана - будет дождь". Перевалихин хоть строгий товарищ был, но обычаи наши уважал. Выдал мне двух баранов, правда с условием: если дождь не пойдет - вернуть совхозу шесть голов. Сел я на мотоцикл, поехал к старожилам. Посоветовались. Пересев - это еще одна посевная. Столько затрат! Старики говорят: "Бери баранов - будет дождь!" Взяли пару голов, отправились в горы. Молимся долго, к вечеру оттуда возвращаемся, смотрим - а на нас туча идет. Еще до того как мы вернулись в деревню, дождь прошел полосой с запада, потом обратно. И так три раза. Доехали до правления нашего отделения совхоза, а там переполох - такой сильный ливень прошел, что грузовики в поле застревают. Сам Перевалихин как раз в это время к нам направлялся - тоже на своей машине в грязи увяз. А ведь не верил... Посевы пересевали все отделения, кроме нашего, - всходы вышли на третий день после дождя.

Район погибнет от засухи

Легендарные "черные старики", которые, согласно преданию, веками правят в этой стороне, спасают не только посевы. Им приносят жертву, вымаливая долгожданного наследника, здоровья для больных, благополучия в своем подсобном хозяйстве. Помогают. По крайней мере помогали до сих пор. Недавно народ, узнав о том, что этот лес отдан в аренду частной фирме из Иркутска аж на полвека, буквально взбунтовался. Мелкими пересудами дело не обошлось. Население двух деревень сочинило письмо руководителям УОБАО и Иркутской области с просьбой не отдавать лес, спасти священные места и тем самым сберечь деревни. Шаманы и старейшины деревень утверждают, что, если лес вырубят, барисаны будут осквернены и боги накажут людей страшной засухой. Старожилы предвидят катастрофу, которая может уничтожить не одну деревню в районе.

- Если эти места тронут - беда придет, - объясняет своим языком шаман. - Лес вырубят - воды не будет. А от нашей речки питаются все остальные реки и ручьи Эхирит-Булагатской долины. Даже своим людям запрещается прутик отломить на священных горах - пять лет из жизни убавится.

Местные жители верят. Да и как не верить - предсказания Иосифа Ятогурова сбывались уже не раз. В 2003 году, когда засуха поразила весь округ и хозяйства не смогли запастись сеном для скота, коровы умирали от голода зимой прямо в поле. Ту засуху Иосиф Андреевич предсказал еще в феврале, до наступления весны. Он собрал родню и предостерег всех. Сказал, что нужно молиться на Черной горе, тогда голода не будет. Собрались все дедушки и шаманы, брызнули, а летом по 200 рублей с народа собрали, двух коней купили - одного принесли в жертву на горе Черное Сердце, другого - на Коричневом Сердце. После тех жертвоприношений вот уже три года эти места не страдают от засухи и корма скоту хватает. Старейший шаман предсказал ту засуху не просто так - ему приснился вещий сон, о котором слышали едва ли не все жители Харазаргая и Кукунут.

Вещий сон кукунутского шамана

- Сон этот я видел четыре года назад, - рассказывал Иосиф Ятогуров. - Началась засуха. Деревья среди лета без листвы стояли, земля почернела и потрескалась, трава выгорела на солнце. По воздуху летела такая пыль, что неба не было видно. Страшное было зрелище. Но люди принесли мне семь ведер чистого золота. Я испугался, отказываюсь - дескать, мне чужого добра не надо. А мне говорят: тебе народ поручил распорядиться на благо всех. Пришлось согласиться. Взял золото, разложил по карманам и отправился в лес. Не знаю для чего, но целый день по деревьям лазил и золото прятал - в дупла, в щели. Потом вижу: яма глубокая, а в ней глаза человеческие светятся, о помощи просят. В ту яму два ведра золота высыпал. И что же вижу - из этой ямы ключ начал бить фонтаном, трава вокруг зазеленела, деревья проснулись. А чей-то голос мне прошептал: "Три года засухи не будет..." И что же? Нам ведь тогда удалось вымолить у духов прощение. Такой страшной засухи не случилось, но я боюсь, что сон наяву повторится. В этом году обещанный срок истекает. Три года прошли спокойно, нынче нужно на Тайлаган коня вести. А как обряд совершить со спокойной душой? Говорят, бригада рабочих уже заехала в лес. Пока далеко отсюда, но ведь и до святых мест доберутся.

Местные жители не ходят на священную гору лес рубить даже для своих нужд. Старожилы помнят и детям своим рассказывают, как пятнадцать лет назад на лес горы Черное Сердце посягнули лесорубы. Тогда там впервые случился пожар - лес сгорел, но людям не достался. Рассказывают, что те мужики, которые лес валили, вскоре Богу душу отдали. Еще раньше, до лесорубов, на святых местах грешили золотоискатели - все окрестные места перекопали.

Однажды старейшинам бурятских родов удалось спасти лес и свои деревни. Удастся ли снова сделать это? Письма с просьбой оставить святые места в покое местные жители планируют отправить во все властные структуры. Что выйдет из этой затеи, "Окружная правда" расскажет в одном из следующих номеров.

Метки:
baikalpress_id:  36 860