По Баяндаевскому району шагает банкротство

Разведение овец в районе, издавно славившемся скотоводством, закончилось плачевно

Из банкротства в банкротство, из одних долгов в другие - таков принцип существования практически всех сельскохозяйственных предприятий Баяндаевского района. Уже несколько лет подряд здесь закрываются предприятия, в счет долгов уходят последняя скотинка, старая техника и даже металлолом. Самые низкие в округе урожаи и бесконечное падение поголовья скота - отличительные черты баяндаевского сельского хозяйства. О бедственном положении местных сельхозпроизводителей знают и руководители региона. Однако будущее сел Баяндаевского района остается туманным: что будет дальше с сельским хозяйством многострадального района, покажет время.

Опыт не удался

Это о попытке баяндаевцев развести овец. В 2004 году овцеводство входило в ближайшие планы нескольких хозяйств района. Овец хотели разводить из года в год так, чтобы постепенно Баяндаевский район вновь стал славиться этой отраслью. На развитие овцеводства возлагались большие надежды, ведь когда-то оно приносило неплохой доход. Районной власти несколько лет подряд говорили об этой идее и разрабатывали конкретные планы. Сколько овец купить и для какого хозяйства, какой будет приплод через год, через два, какого дохода можно ждать...

Первые овцы появились в хозяйствах Баяндаевского района три года назад - животных закупили в Нукутском районе. Все, от руководства района до простых пастухов, надеялись на развитие овцеводческой отрасли.

Овец завезли в Хандагайское предприятие, в СХПК "Унгура" и в Ользоны. Работники СХПК "Унгура" обрадоваться не успели: селяне сразу поняли, что процветания овцеводства их хозяйству придется ждать долго - им достались старые овцы. Первый долгожданный приплод от овец оказался едва ли не последним. Поголовье овец сразу начало сокращаться. Вскоре после того, как овцематок завезли в совхоз, заболело несколько овец, а еще через месяц 9 овец "Унгуры" послужили обедом для бродячих собак, о чем уже писала наша газета.

Попытка овцеводства потерпела крах не только в селе Кайзеран. В селе Ользоны, куда привезли молодняк, дела с овцами тоже не пошли. Для того чтобы услышать историю попытки возрождения овцеводства, мы отправились в Ользоны, но не застали там... самого предприятия. Как пояснил бывший руководитель разорившегося сельхозпредприятия "Ользоновское" Василий Масленников, банкротство их организации идет уже почти год. Не сеют, не пашут, оставшуюся скотину приставы забрали за долги перед государством.

- Нам сотню овец завезли полтора года назад, - поделился своими бедами экс-директор. - Овцеводством планировали заняться всерьез, у нас и кошары были, и пастухи. В том же году планировали получить 60 голов приплода, но ягнят мы так и не дождались. Слишком уж молодых овец нам привезли - им по пять-шесть месяцев было. Скоро у овец началась вертячка - болезнь такая. Теперь уж и не разберешься: то ли опыта не хватило, то ли болезнь неизлечимая была. Только до прошлой осени дожили голов двадцать, не больше. Уже тогда наше предприятие было в процессе банкротства, и оставшихся овец вместе с другой скотиной пришлось отдать за долги.

От сельхозпредприятия "Ользоновское" не осталось ничего. У сельчан изъяли не только скотину и технику - вывезли весь металлолом, сняли даже трубу с кочегарки, разобрали ограждение из плит. Процесс банкротства продлится до лета. Однако ользонцы руки не опускают. На базе старого предприятия, каким бы нищим оно ни было, откроется новое предприятие - фермерское хозяйство.

- Без работы в селе не выживешь, придется фермерством заниматься, - рассказал о дальнейших планах Василий Масленников. - Набралось десять человек, желающих работать. Все раньше трудились здесь же. Теперь, правда, придется начинать с самого начала. Ставки делаем на коневодство. Лошадей проще держать - они вольно ходят. Будут и коровы - куда же без них?.. А вот насчет овец ничего сказать не могу - еще не решили, держать ли их.

Сельское хозяйство начнется с нуля

Никакой материальной базы после банкротства разорившиеся сельхозпредприятия не имеют. Кто-то надеется на кредит - говорят, доступнее будет. Однако дальше разговоров дело идет не у многих. Сейчас в Баяндаевском районе банкротство переживает не только СХПК "Ользоновское". На этом же пути ООО "Тургеневское", ОАО "Рассвет" и "Нива", СХПК "Хадаевский" и "Люры", ООО "Гаханы". На основе обнищавших предприятий, скорее всего, откроются новые фермерские хозяйства.

В Ользонах, например, этой же весной местные активисты, возрождающие у себя в селе хозяйство, не дожидаясь окончания банкротства, засеют по пятьдесят гектаров овса и пшеницы. Выйдет ли что-нибудь из этой затеи, лишь время покажет. А пока банкротство развернулось почти во всем Баяндаевском районе. На самой грани бывший совхоз "Путь Ленина". Однажды он уже пережил нелегкое время, переименовался в кооператив.

Сейчас надои на одну голову КРС в год составляют полторы тысячи литров, технической базы для разведения скота здесь практически нет, заработная плата доярки составляет немногим более тысячи рублей, и те выдают либо кормом для скота, либо хлебом. Недавно хозяйство посетил новый глава автономии Александр Тишанин и оценил бедственное положение дел. Теперь работники "Пути Ленина" надеются на помощь от государства, надеются, что хозяйство еще можно спасти.

Положение многих предприятий плачевное, но все же многое зависит от руководителей. По району в среде работников сельскохозяйственной сферы ходят восторженные рассказы о предприятии "Колос", что в селе Половинка того же Баяндаевского района. Бывшее СХПК имени Фрунзе обанкротилось и потеряло все, как и многие предприятия сейчас. Местный работящий парень взял тогда управление в свои руки - и дело пошло. СХПК "Колос" сейчас работает, и неплохо. Это предприятие в числе лучших в районе. Правда, одиночный случай целый район не спасает.

- Идет уменьшение поголовья скота на предприятиях, - рассказал о последствиях банкротства заместитель главы администрации Баяндаевского района Юрий Михайлов. - Теряем не только овец. КРС у нас по району всего 21 тысяча 318 голов, в том числе и у частников. В СХПК содержится всего 986 голов, остальное поголовье - собственность личных подсобных хозяйств. Коров всего 11 тысяч 433, лишь 375 - на фермах предприятий. С овцами дела обстоят еще хуже. По данным на начало года, всего 154 головы овец осталось на предприятиях, последние овцы в СХПК "Унгура". Лошадей и того меньше: осталось всего 87 голов на предприятиях и около 2 тысяч голов в личных подсобных хозяйствах. Сокращение поголовья идет из-за тяжелого финансового положения. Скот забивают, и за счет этого проводят полевые работы, приобретая на вырученные средства семена, горючее, запчасти. Один из вариантов поддержки сельхозпредприятий, который в настоящее время рассматривается, - это возможность сделать кредиты более доступными. Сейчас кредитование в районе развивается. По крайней мере собственники личных подсобных хозяйств уже приобрели кредиты для своих нужд на сумму 32 миллиона рублей. Благодаря этому на подворьях частников поголовье КРС увеличивается. Однако главное сейчас - поддержать обанкротившиеся и вновь создающиеся предприятия. А что касается овец, то пока больших планов на их разведение нет, сохранить бы то, что осталось.

Загрузка...