Северная территория ждет ответов на вопросы

Будет ли в каждом доме вода, возобновится ли северная помощь, наладят ли связь и дорогу - это интересует всех жителей местности Кырма

Кырма - северная частичка Усть-Ордынского Бурятского автономного округа, которая находится в Баяндаевском районе. Местность, в которой расположены четыре деревеньки, знаменита своими холодами не только зимой, но и летом. Она приравнена к северной. На огородах местных жителей картошка замерзает даже в июне, вечная сырость не дает просохнуть сельским улочкам от грязи, а уж о проблемах с чистой питьевой водой средства массовой информации кричат постоянно. Плохие дороги, отсутствие связи, труднодоступное телевидение - далеко не весь перечень проблем, которые волнуют местных жителей. Кроме того, в прошлом году жители Кырмы в последний раз получили так называемую северную помощь. Выплата средств приостановлена на неопределенный срок.

Вода есть - подвоза нет

"Окружная правда" уже несколько раз писала о проблемах с чистой питьевой водой в Баяндаевском районе. И на этот раз интерес к водному вопросу сыграл немалую роль в решении поехать в командировку на север района. Недавно появилась информация, что в Кырме уже много лет не работает водокачка и люди вынуждены топить снег и лед для еды. Решив проверить, что правда в этой истории, а что ложь, мы заехали в центральную усадьбу Байша и потолковали с местными жителями об этой проблеме.

Сотрудницы амбулатории деревни Байши поведали, что вода в Кырме есть. А по мнению некоторых местных жителей, которые сейчас живут в Баяндае, вода на малой родине не просто есть - она даже вкуснее, чем в райцентре.

- Раньше действительно питьевой воды не было совсем. Приходилось и снег топить, и лед с речки возить, - говорит врач Мария Тыхеева. - Три года назад из-за плохой воды были случаи инфекционного вирусного гепатита А. Но два года назад водокачку в Байше отремонтировали, и с тех пор ни-ни... Болеют, люди, конечно, но не вода тому причина. Прошлой осенью случаи гепатита произошли уже не из-за простой, а из-за огненной воды. Обращаются в основном с гипертонией, астмой и простудой.

- У нас выбор есть - лед с речки возить или воду с водокачки, - подтвердила другая женщина. - Но муж ездит на коне за водой на речку. От воды из колонки в чайнике накипь образуется, а талая вода помягче. У кого машины есть - на водокачку ездят, у кого нет - снег из огорода растапливают. (Водокачка находится в двух километрах от деревни. - Прим. авт.) Коров и лошадей гоняют на речку Барьку или на озеро.

Как выяснилась, вода в Кырме вовсе не на вес золота - просто не организован подвоз воды для населения.

- Водокачку отремонтировали некоторое время назад, запустили, и сейчас она работает, - говорит заместитель главы Баяндаевского района Юрий Михайлов. - Находится она в двух километрах от деревни Байши, потому что именно в том месте, на горке, есть вода. Вода питьевая годна к употреблению. Жесткая, конечно, но не хуже, чем по всему району. В других населенных пунктах Кырмы - деревнях Тухум и Нагатай - тоже есть скважины. Дело осталось за организацией подвоза воды населению - этим вопросом должна заниматься местная администрация.

Судьба северных денег все еще решается

Северные, которые были неплохой ежегодной поддержкой для жителей северной местности, население получило последний раз в прошлом году. Северный завоз был отменен еще два года назад. Все сэкономленные долги и остатки этого завоза кырменцы получили в 2006 году. Теперь одни недоумевают: неужели помощи от государства совсем не ждать? В Кырме ведь, кажется, теплее не стало... Другие даже не знают, что северных денег им в ближайшее время не видать, и ждут следующего завоза.

Однако судьба северного завоза все еще решается. Как нам объяснили в администрации Баяндаевского района, раньше финансирование завоза в северный уголок осуществлялось в целевом порядке из федерального бюджета. В 2004 году полномочия по финансированию северного завоза были переданы субъектам Федерации, на территориях которых имеются районы Крайнего Севера. Власти этих регионов должны были создать специальные фонды государственной финансовой поддержки долгосрочного завоза продукции в районы Крайнего Севера. В округе пока такого фонда нет, но он обязательно появится, заверили нас.

- Предложение о создании фонда финансовой поддержки поступило с нашей стороны в думу УОБАО, - объяснил заместитель главы района Юрий Михайлов. - Вопрос решался, и даже был принят соответствующий закон в первом чтении думы. Но предстоит еще немало поработать, прежде чем такой фонд появится у нас.

Пока принимается соответствующий закон и формируется фонд финансовой поддержки приравненной к Северу местности Кырмы, населению Байши, Тухума, Нагатая и Малана придется подождать компенсацию за суровость природы и сложность быта.

Бурятский язык кырменцы знают от мала до велика

Школу в Байше легко найдет каждый - это единственное двухэтажное здание в деревне. Такое большое по деревенским меркам помещение просто необходимо, ведь здесь обучаются ребятишки не только из центральной усадьбы. Каждую неделю школьный автобус привозит сюда маленьких жителей близлежащих деревень - Тухума и Нагатая.

В 1998 году Кырменской средней школе исполнилось 50 лет. В том же году в ней стали учить детей не до 9-го, а до 11-го класса. А в прошлом году школа выиграла грант - миллион рублей.

- В этом конкурсе мы выиграли не только деньги, - говорит директор школы Светлана Хингеева. - В первую очередь, мы доказали сами себе, что хорошо работаем и правильно воспитываем детей. Конкурс проводился среди образовательных школ округа. На нем нужно было представить инновационные программы, которые используются в учебном учреждении. Наша школа отличается от других тем, что мы развиваем индивидуальные способности каждого ребенка. Также большое внимание уделяется развитию национальных искусств. Мы считаем, что в первую очередь ребенок должен знать родной язык. Поэтому бурятский язык дети учат с первого по одиннадцатый класс.

Школа носит имя Героя Советского Союза Владимира Борсоева. Круглый год учащиеся ухаживают за памятником национального героя, а в День Победы лучшие ученики несут возле него почетный караул. Надо сказать, что в этой школе выбрать лучших затруднительно. В школе около ста учеников - и каждому находится дело по душе. Мальчики чаще всего увлекаются чеканкой по металлу, лозоплетением, резьбой по дереву. Девочки - тестопластикой, вышивкой, шитьем. Много среди ребят и участников окружных олимпиад. Особенно в почете в этой школе биология, химия и русский язык.

- В школе сейчас есть все необходимые специалисты, - говорит Лариса Бурзанова, заместитель директора по учебно-воспитательной работе. - В декабре мы получили наш выигрыш. Уже купили 8 современных компьютеров, проектор, обставили 5 кабинетов новой мебелью. В Улан-Удэ заказали народный инструмент - чанзу. У нас в школе есть педагог Любовь Петухова. Она и будет преподавать игру на этом легендарном инструменте, выполненном из змеиной кожи. Скоро начнем шить национальные костюмы. У нас не только дети, но и учителя любят петь, танцевать. Тридцать детей - приезжие, они всю неделю живут в интернате. Поэтому весь коллектив старается, чтобы детям в школе было так же хорошо, как и дома.

Тухум

Деревня Тухум - это две улочки. Примечательно, что и начинается деревня, и заканчивается двумя сравнительно большими частными хозяйствами. Между ними старые бурятские домишки, кое-где заброшенные, с пустыми окнами. Здесь нет ни одного крупного хозяйства, люди живут исключительно за счет своей скотины. Клуб, вечно закрытый фельдшерский пункт и начальная школа - единственные заведения, где люди работают и получают хоть небольшую, но все же заработную плату. Рождаемость падает, пьянство растет. Гепатит, по осени будораживший округ, не обошел стороной и эти места - два человека со всей Кырмы тогда заболели, что и послужило поводом для закрытия одной сомнительной лавчонки. Теперь, уверяют местные жители, спирт здесь не купишь. Но и совсем без магазина сложно живется - от кооперативного магазина товаров повседневного спроса остались только стены. Продукты приходилось заказывать попутчикам в Байшу или в Баяндай.

Помучившись некоторое время, одна жительница открыла магазинчик прямо у себя дома. Люди благодарны.

Автобусное сообщение в Кырме нормальное - четыре раза в неделю до Нагатая идет автобус из Усть-Орды. Волков, говорят, нынче много развелось - периодически задирают коней и овец, так что егеря из Усть-Орды прислали. Водокачка работает нормально, хоть и тоже далековато от деревни - около двух километров. Главная проблема всей Кырмы - связь. Точнее, ее отсутствие. Здесь нет ни сотовой, ни обычной телефонной связи.

Брат Борсоева и его телевышка

Проехав по двум вековым улочкам Тухума, диву даешься: столько тарелок - огромных телевизионных антенн - ни в одном населенном пункте не увидишь. И на крыше зажиточного крестьянина, и рядом со старенькой избушкой какой-то бабушки. Тарелки в рост человека, в рост дома и даже выше крыши - такого разнообразия антенн и на рынке-то нет. В каждом доме по нескольку десятков телеканалов.

Как говорится, не было бы такого счастья у тухумцев, да несчастье помогло: единственная телевизионная вышка, установленная здесь еще в советские годы, пару лет назад сломалась. Вот и потянулись сельчане в город за тарелками. Кому дети привезли в подарок, а кто-то свою корову не пожалел, чтобы длинные зимние вечера не коротать у темного оконца. По воспоминаниям жителей, тогда коров даже в тарелках считать стали. Одна корова - четыре антенны. Через год, правда, телевышку отремонтировали, но ее услугами практически никто и не пользуется - у всех уже современные антенны появились. А вышка стоит и даже работает. И стоит не в чистом поле, а прямо под окнами ветерана Великой Отечественной войны и, как выяснилось, двоюродного брата самого Борсоева.

Василий Панаевич Поронов родился в деревне Холбот - сейчас от этой кырменской деревушки и следа не осталось. Вырос здесь же, в Кырме. И в детских играх, и в военные годы примером всегда был старший двоюродный брат - Владимир Борсоев. Сначала Василий Панаевич в армии отслужил, потом воевать пошел. До войны получил профессии тракториста и комбайнера - на эти курсы в те годы отправляли самых лучших работников. Поэтому после войны дорога у Василия Поронова была одна - в колхоз, где и работал до самой пенсии.

Василий Панаевич Поронов и его супруга Валентина Михайловна Инкижинова уже много лет являются неофициальными хранителями телевышки в Тухуме.

- Сначала все жили без телевизоров, в 70-е годы, - рассказывал Василий Панаевич. - Потом председатель бывшего колхоза имени Луначарского предложил поставить в нашей деревне телевышку. Я вам даже точную дату могу сказать - по документам от телевизора, который сразу же и купил. Было это в 1982 году, летом. Почему вышку мне под окна поставили, сейчас даже и не знаю. Попросили присматривать за государственной собственностью, я и согласился. Некоторое время даже платили за это. Два года назад вышка перестала принимать сигналы, и все обзавелись собственными антеннами. Мне вот, например, дочка с зятем подарили тарелочку, чтобы не было скучно. А недавно телевышку отремонтировали, но теперь она гудит - пройдите в дальнюю комнату, послушайте. По ночам спать не дает - так я ее отключаю, а утром снова гудит...

Пара участников войны скоро отметит свои юбилеи: Василию Панаевичу через год исполнится 90, а его жена в тот же год справит свое 80-летие.

Метки:
baikalpress_id:  36 849