Волчий сезон

В округе участились случаи нападения волков на домашний скот. Охотники считают, что жизнь людей также в опасности

Волк серой молнией стелился по заснеженному бозойскому полю. Охотник прицелился. Грянул выстрел, второй... Серый продолжал мчаться к лесу, но зверь уже ослаб из-за полученных ран...
Дома охотника ждала жена. Лариса Викторовна привыкла, что редкий раз муж приезжал с охоты с пустыми руками. То лисица с пушистым хвостом, то заяц - тоже неплохо. Канун Нового года. Вот бы охота была ненапрасной! К воротам подъехала машина. Женщина выскочила во двор: вернулись!
Двое мужиков с трудом тащили страшную добычу. Женщина прикрикнула на рвавшуюся с цепи собаку и в растерянности остановилась на пороге: что же это?
Охотник бросил на снег огромную волчицу с окровавленной мордой:
- Вот... Почти три километра за ним шли...

Случайная добыча

Михаил Букин работает в усть-ордынской службе Электросети, что не мешает ему уже двадцать лет ходить на охоту. Неважно, удачная охота или нет, этот процесс всегда доставляет радость: добычи не найдешь, так свежим воздухом подышишь. Если повезет, то на ужин будет зайчатина, а нет - так жену порадуешь богатым лисьим мехом. А после Нового года сезон закончится - Михаил Михайлович решил воспользоваться последней возможностью сходить на охоту, тем более что на каникулы сын-студент приехал, да и зять компанию с удовольствием поддержит.

Взяли путевку, начистили ружья, закупили патроны - и вперед! 31 декабря особенно хотелось удачной охоты.

- Ничего мы в тот день не нашли, зверья в лесу совсем мало стало, - рассказал Михаил Михайлович Букин. - Возвращаться уже собирались, и вдруг на полях у Бозоя заметили серую точку на снегу. Точно - волк! Стреляли, стреляли... Сильный зверь оказался. Два с половиной километра шел, пока от ран не свалился. Слышал, конечно, что волков у нас много развелось, но сам - верите ли?! - впервые за двадцать лет охоты на волка наткнулся.

Выносливым зверем оказалась волчица. Она не была одиночкой, просто отбилась от стаи. Бозойские жители говорили, что в стае, которую часто видели в полях, около пяти волков.

Профессионалы-охотоведы и не скрывают, что волка в лесах округа больше стало. Чего один только Баяндаевский район стоит! А от него уж и до Эхирит-Булагатского рукой подать. Для волка сотня-другая километров - ерунда. Чем меньше еды у волка, тем ближе он к людям держится. В последние два года премии за пойманного волка выплачивать не стали. Еще в позапрошлом году за голову серого хищника давали полторы тысячи рублей. Правда, только на горючее и хватало. Но ведь не каждый охотник согласится потратить на волка свои кровные. Вот и растет популяция серых. Сегодня если волк и становится чьей-то добычей, то по чистой случайности.

В Россельхознадзор по Усть-Ордынскому Бурятскому автономному округу без конца поступают сообщения. В Кырме Баяндаевского района зверь опять наследил - ребятишки видели. Совсем недавно, в декабре, в сорока километрах от столицы автономии, в федеральном заказнике Красный Яр, стая волков изюбря завалила - шкура да две ноги на месте остались. В Ахинах Эхирит-Булагатского района лесник Сергей Коченков случайно увидел серую собаку вдалеке. В тех местах волки задрали четыре коня!

Заподозрил мужик неладное. В тот овраг, куда скрылась волчица, вернулся уже с охотниками. Логово нашли. Волчица убежала, одного ее волчонка застрелили, другой погиб в неволе, а третьего отвезли в заповедник Баяндаевского района. Какова его участь, неизвестно.

Думали, что после этого набеги на скот прекратятся, да не тут-то было! На днях у угольного разреза, что рядом с Усть-Ордой, волки теленка задавили.

За прошлый охотничий сезон, 2005-2006 годов, охотники добыли 11 волков - практически все были пойманы случайно. В нынешнем сезоне, который начался недавно, уже найдены одна волчица и три щенка.

- Проблемой роста численности волков должны заниматься власти, - уверен старший госинспектор Усть-Ордынского межрайонного отделения Россельхознадзора Александр Сундарев. - Ни в прошлом году, ни нынче на борьбу с волками не поступило ни копейки. Бесплатно люди работать не хотят.

Проблема же усугубляется. Причина увеличения количества волков в округе, уверяет специалист, кроется в активной хозяйственной деятельности человека:

- Северные районы осваиваются людьми, леса вырубаются, Ковыктинское месторождение разрабатывается. Косули, да и остальное зверье мигрируют вверх по реке Лене и по ее притокам приходят сюда. Нынче эта миграция началась раньше обычного - еще в ноябре, когда снег выпал.

Если три года назад охотники пользовались разрешенным ядом, то есть, попросту говоря, травили волков, то теперь этот метод охоты запрещен.

- Яд выдавался специалистам в зверопромхозы, - объясняет Александр Сундарев. - Когда эти предприятия расформировались, яд для потравы волков запретили. Привады - мясо, начиненное ядом, - оставлялись на месте волчьего пира. Звери возвращались и съедали. Помнится, лет пять назад в верховьях Обусы Осинского района волки задрали лошадь. Трех волков тогда взяли. В Даниловке Баяндаевского района года три или четыре назад пять волков отравилось. Эффективный был способ...

Сейчас же средства для охоты на волков не выделяются, а потому и охотников за волками в округе практически нет. А те единицы, которые ходят за волком, охотятся не ради денег. Редкой сегодня профессией волчатника владеют буквально по одному - два человека в каждом районе округа. В поселке Усть-Ордынском это известный теперь уже по всей стране Юрий Афанасьевич Сокольцов.

Усть-ордынский охотник

Охота на волка не просто интересна Юрию Афанасьевичу. Это его призвание. Страсть к этой работе привил ему отец, когда Сокольцов был еще мальчишкой. Правда, отец был всего лишь любителем, а сын его стал профессионалом.

- Начал ходить за волком, когда мне 14 лет было, - вспоминает Юрий Сокольцов. - Сейчас мне 71 год, а все работаю. Началось все с простого детского интереса к охоте. Но очень скоро понял, что охота - это целая наука. Волк умен и опасен, и, чтобы охотиться на него, нужно быть хитрее зверя. Жил я с родителями здесь, в Эхирит-Булагатском районе. Лет 12 мне было, когда случилась трагедия. В Харазаргае волки загрызли женщину. Учительница ходила за несколько километров в школу. А однажды она не вернулась домой. Искали-искали... Только тетради разорванные в поле нашли.

Поначалу Юрий Афанасьевич охотился с отцом. Потом вырос и пошел учиться на охотоведа. В Иркутске встретил свою будущую жену Антонину Ильиничну, с которой вместе почти 40 лет. По окончании учебы карьера Сокольцова пошла в гору. В 70-х годах охотоведа забросило аж в Туву. Пригласили его туда директором госпромхоза. Но и там волки не давали покоя.

- В Туве маленькая деревня называется сумоном. От одного сумона до другого десятки километров. Школы, так же как и у нас, есть не во всякой деревне. Ученикам и учителям тоже приходится преодолевать немалый путь. Когда я там работал, ребятишки ходили в школу за 10 километров каждый день. Однажды наш сумон переполошило известие: двое мальчишек не дошли до школы. Искали долго, пока не стало ясно, что дети стали жертвой хищников. Вот что творилось, хотя тогда на волков охотились больше, ведь вознаграждение за одного убитого волка давали большое - почти целую зарплату, 60 рублей. В те годы это были приличные деньги. Сейчас вознаграждение не везде платят и за шкуру предлагают немного. Слышал, в Туве сейчас волков едва ли не больше, чем людей.

С тех пор Юрий Афанасьевич бросил свою карьеру, чтобы посвятить жизнь охоте. Ежегодно на охоту Сокольцов тратит по 2-3 месяца. Жена беспокоилась, но отговаривать не стала. Антонина Ильинична с пониманием относится к интересу мужа. И не зря. Когда ему было уже за пятьдесят, охотник решил осуществить свою давнюю мечту. Последние пятнадцать лет он занимался тем, что изобретал различные капканы и совершенствовал их. Работал втайне, чтобы изобретение не ушло за границу, как это предрекали лет десять назад журналисты. И вот долгожданный момент настал - осенью Сокольцов получил патент на изобретение капкана.

Теперь он с удовольствием рассказывает о своем детище:

- Мой капкан легкий, ловит волка не за лапу, а за пальцы. Кости не ломает, а значит, зверь не сможет отгрызть себе лапу и убежать. Раньше-то как было: у волка сила лошадиная, он двадцать дней может живым просидеть в капкане. А когда лапа отмерзнет, он перегрызет ее - и в лес. Получается, из моего капкана зверь не вырвется, инвалидом не останется. За сутки могут поставить десять капканов. Всего их у меня сто. Идешь тихонько на лыжах весь день и ставишь капканы. По несколько десятков километров в день. Потом тем же путем проверяешь два раза и собираешь добычу.

Жалеть не стыдно

- Выносливость? - смеется Юрий Афанасьевич. - Какая у меня выносливость? Привычка. На лыжах весь день нужно идти, следы распознавать, капканы ставить. Только представьте, что пара сотен километров для волка, который ищет добычу, - сущая ерунда. Поэтому нужно постоянно двигаться - до 20 километров в день пешком прохожу. На лыжах слишком тяжело носить снаряжение, нужен "Буран", а также горючее, жилье для ночевки, еда. Затратно, но что поделаешь? Должен ведь кто-то на волка ходить. Выгоды никакой. Волка только коммерсантам продать можно. Сейчас три тысячи рублей предлагают за шкуру.

- А не страшно с волком-то с глазу на глаз? - спрашиваю.

- Нет, уже давно не страшно. Волки знают, кого рвать. Они меня уже по запаху боятся, - шутит старый волчатник. - На самом деле волк - умный зверь. Потому и живет, ничем его не взять. На человека с ружьем не нападет. Но если ему на пути попадется невооруженный мужчина, женщина или ребенок - дело плохо. А если волки ружье за плечом видят - держат в поле зрения. Бывало, идешь на лыжах по лесу, а волков 15 вокруг. На расстоянии бегут, боятся подойти. Был такой случай в моей практике. Лет пятнадцать назад я охотился в той же северной части Баяндаевского района, вдоль речки Борьки в Кырме. Ехал на "Буране", а потом остановился и пошел посмотреть, есть ли следы в кустарнике. Оставил ружье вместе со всем снаряжением на буране, а сам отправился налегке. Метров триста отошел, оглядываюсь - а между мной и моим "Бураном" волки цепочкой стоят. Спасался бегством. Шапку потерял. Загнали они меня на дерево, да, видно, сытые были - вскоре ушли. На всю жизнь запомнилась эта история.

На вопрос, не жалко ли убивать зверей, волчатник отвечает:

- Это естественный отбор. Профессия у меня такая. Я вовсе не хочу, чтобы все волки исчезли. Они необходимы природе, но численность их превышает все допустимые пределы. Косуль все меньше становится, а волков, наоборот, все больше и больше. Жалость бывает, конечно. Особенно если в капкан беременная волчица попадается. Подойду к ней, поглажу между ушей. "Что ж ты, говорю, милая..." А у самого слеза наворачивается. Но ничего не поделаешь, попалась - значит, охотник победил. А жалеть волка не стыдно - это же природа, хоть и дикая.

Бесплатный риск

Не деньги манят волчатника Сокольцова, а собственный его интерес к волкам и любовь к природе. Зовут знаменитого Сокольцова и в Якутск, и в Томск - везде волков полно. Предложили охотнику-изобретателю поработать в Бугульдейке Иркутской области, что на берегу Байкала. Зарплату пообещали хорошую, "Буран" новый последней модели. Согласился, но с одним условием - на два месяца задержаться в Баяндаевском районе. Власти северной местности Кырмы денег не обещают вовсе. Лишь бы нашли где пожить да лошадку бы какую-нибудь выдали, чтобы тяжелое снаряжение на себе не носить - уже хорошо. Говорят, волков там развелось видимо-невидимо.

- В начале января съездил я в Кырму, сам убедился в этом, - рассказывает Юрий Афанасьевич. - Произошло это на речке Борьке, как раз между двумя деревушками. Поужинали и засели у мостика. Хотели понаблюдать, а утром капканы поставить. Ночью смотрим - кони вышли на дорогу. Тут же, вслед за ними, стая пожаловала. Да только мы волков-то спугнули. Машина у нас в досках мостика застряла. Пока машину вызволял - ребро сломал. Охоту пришлось отложить, на следующей неделе поеду. Успел заприметить, что волков в той стае было штук семь, причем в Кырме не одна волчья стая гуляет - по следам видно.

По волчьим следам Сокольцов может распознать не только количество волков, но и пол зверя отличить может, и возраст точный скажет, и даже узнает, куда волк идет и для чего - поспать или поохотиться. Живут волки своими семьями: старики, их дети и внуки с "женами" и "мужьями". Отношения как и в человеческой семье: старые волки остаются в сторонке и сами практически не охотятся - зубы уже не те. Их дети приводят в семью новых членов - "переярок". Это поколение волчьих "невесток" и "зятьев". В период беременности самки муж-волк заботится о ней, в одиночку добывая пропитание, и кормит свою благоверную.

Всю эту науку охотник планирует передать студентам - двух будущих охотоведов, студентов сельскохозяйственной академии, в феврале пришлют в Баяндаевский район. Сокольцов мечтает научить их не только капканы ставить, но и свою любовь к зверям привить и уважение к умному волку. Волчатник надеется, что весь его опыт пригодится молодому поколению. Может, тогда у нас и браконьеров меньше будет.

Загрузка...