Желтые глаза Бурети

В селе Буреть Боханского района продолжается череда отравлений

19 декабря под вечер Николай К., 40-летний безработный из Бурети, высадив окно своего дома, вывалился на улицу. Пошарив в снегу, он нашел топор и куда-то побежал - налегке, без шапки. Время от времени он останавливался и, грозя топором в небо, что-то кричал. Играющие на улице ребятишки остолбенело глядели на странного дядю. Тот попетлял по одной улочке, по другой и стал забирать в сторону лесной просеки, идущей к Ангаре...
Фельдшер Буретской амбулатории Аркадий Александрович Матхалов нашел Николая на проходной хлебоприемного пункта. Было уже темно. Заходить в комнату вахтера, где забаррикадировался Николай, не решился - все-таки с топором - и стал звать:
- Иди сюда, иди... Закурить дам.
Дверь вахтенной слегка приоткрылась:
- Точно дашь?
- Дам, дам, - пообещал фельдшер и вздохнул: - Вот и у этого с перепоя крышу сорвало. А кто виноват? Жизнь. Социальный катаклизм...

Миллион на ветер

В тот же день бывший колхозный агроном Константин Осипович Черемных отмечал столетие Брежнева. Стоял возле сельской администрации и говорил: "Разве плохо нам при Брежневе жилось? А? Разве плохо..." Перед глазами его молчаливых собеседников разворачивались картины прошлого...

Буреть конца 50-х была тогда еще в составе Кировского района с центром в Олонках. В колхоз имени Чапаева прислали нового председателя - Василия Максимовича Полоненко. Молодой и энергичный председатель успел уже поработать в райисполкоме и за дело взялся всерьез. Образования никакого, чутья - на десятерых. Соберутся, бывало, в конторе специалисты, спорят почем зря, а прав, как всегда, окажется Василий Максимович. При таком-то правлении один за другим возводились коровники, распахивались поля - урожайность достигала 40 центнеров с гектара. В Бурети открылась единственная на область сельская мастерская по ремонту электродвигателей. Колхоз стал миллионером.

А потом все рухнуло. В начале 80-х Василия Максимовича вытолкали из колхоза и стали перестраиваться. Этот процесс растянулся на долгие годы, и с каждым годом колхоз болел все сильнее и сильнее. Растащили мастерскую. Колхоз продали одному из ангарских банков, переименовали в "Сибагро плюс". Но и это его не спасло - сельхозпредприятие давно обходится без коров, не сеет, не жнет. Пришла безработица. Пышным цветом расцвело пьянство.

- Что же делать мужику, - проповедовал бывший агроном, - если ему негде приложить свои силы? Он их приложит к бутылке...

Хроника отравлений

Первый случай отравления суррогатным спиртом произошел в Бурети 24 октября. Больной, 50-летний безработный мужчина, тогда сам пожаловал в амбулаторию. Первое, что бросилось фельдшеру в глаза, - неестественная желтизна лица.

- Спирт пил? - спросил Аркадий Александрович.

- Пил...

26 декабря в амбулаторию позвонила 12-летняя девочка:

- Дедушке плохо. Весь желтый...

В этот же день заболел еще один житель села - 34-летний безработный. А потом пошло-поехало... Желтеть начали люди всех возрастов и конфессий, мужчины и женщины - всего 13 человек. Фельдшер Аркадий Александрович едва успевал ходить с вызова на вызов. За 15 лет работы в амбулатории таких жарких денечков еще не выдавалось. Больные, за редким исключением, добровольно в амбулаторию не приходили. О том, что кто-то заболел, чаще всего сообщали родственники или соседи. Большинство заболевших на улицу не выходили, стесняясь своего вида, и даже отказывались от лечения. Одну женщину фельдшер Матхалов чуть ли не силком вытащил из дома.

- Не поеду! У меня дети...

- Раньше надо было думать... А если помрешь?

В разгар этой страды умер один из заболевших. Врачи сделали вскрытие - от печени ничего не осталось. На какое-то время наступило затишье. Но уже через неделю новый всплеск: в амбулаторию пришли двое относительно молодых людей - женщина 29 лет и 38-летний мужчина. В последующие дни токсический гепатит начнет стремительно молодеть. Последний случай был отмечен 20 декабря - 25-летний парень. Узнав о случившемся, тетя заболевшего схватилась за голову: "Вот окаянный, а говорил, не пьет. Только пиво. Бедная, бедная его мать..."

Чертова дюжина

У заместителя главы Буретской администрации Татьяны Петровны Быргазовой в эти дни работы тоже хватало. С одной стороны сверху давят: сокращайте штаты детских и медицинских учреждений. В Бурети штат детского сада предложено сократить аж на восемь человек, в соседней деревне Грязной - закрыть садик и медпункт. Это же крах! Потом не восстановишь утраченного. Кто-то из уволенных, может быть, пить начнет, а кто-то других спаивать...

Доска объявлений возле администрации запестрела предостережениями: "Осторожно, суррогат!" Что еще можно сделать? Татьяна Петровна все больше и больше склонялась к мысли, что все происходящее в селе - не что иное, как злодейски спланированная кем-то акция, направленная на уничтожение народа. Один раз Татьяна Петровна выехала с милицейскими и прокурорскими работниками изымать спирт. Пятерых уже разоблачили, но на этот раз контрольная закупка не удалась: то ли бомжа наняли ненадежного о он предал, то ли в самом деле не торгуют. Не разберешь.

- Не торгуют, так торговали, - сказала Татьяна Петровна.

Уж она-то знает, кто и чем живет в селе. Спиртоторговцы все наперечет - 13 человек. Как-то раз в местной администрации пытались с ними беседовать, но получили отпор: где доказательства? Нет такого закона! На первый взгляд люди как люди, кто-то еще работает, кто-то работал и даже в передовиках ходил. Живут не богато, не бедно, детей воспитывают. Все как один убеждены: у них спирт хороший. Одна из женщин, когда к ней нагрянула милиция, добровольно выдала свой товар: "Все равно найдете..." Весь спирт отправили на экспертизу, но результаты до сих пор неизвестны. Известно другое: на чертову дюжину спиртоторговцев Бурети сегодня приходится по одной жертве. Но на этом счет явно не окончится.

Нет!

Выманив Николая из комнаты вахтера, Аркадий Александрович не знал, что с ним делать, ведь ночь на дворе, - и повел к себе домой. Накормил, напоил чаем, но вот лечь спать так и не решился: черт знает, что там у него в голове. Больной утверждал, что за ним охотятся каких-то двое мужчин, которые якобы хотят его съесть. Вот и схватился за топор...

- А если бы к тебе кто на улице подошел? - спросил Аркадий Александрович.

- Зарубил бы...

Вот и усни после этого.

Душеспасительная беседа продолжалась до утра. Аркадий Александрович не первый раз встречался с Николаем и знал его странности. В последнее время тот жил без жены, где-то в городе обитал с двумя маленькими детьми. Иногда Николай помогал на строительстве местной церкви (и будто бы верующим был), за что батюшка не от великих щедрот, но снабжал деньгами, которые шли на пропой. В начале декабря Николай бросил пить, после чего психика у него совсем сдала. Как-то даже побил бабушку.

Агрессии Аркадий Александрович терпеть не может. Сам нередко хаживает в церковь. И что ему нравится в христианах, так это их смирение и кротость. А тут кулаки! Лечить надо. В Александровскую психиатрическую больницу вести. У Аркадия Александровича уже был подобный опыт. В прошлом году в деревне Грязной один мужик тоже с топором бегал. Повез его в Александровское, по дороге обдумывая мысль, что пора бы медицинскую шапочку сменить на каску - не ровен час по голове получишь. При въезде в Буреть до этого молчавший больной твердо произнес: "Нет".

- Чего "нет"? - спросил Аркадий Александрович и проследил за взмахом руки больного: у кромки поля, когда-то колосившегося пшеницей, а теперь поросшего сорняком, стояла табличка с огромной надписью белым по серому: "Нет".

- Чего нет? - повторил больной. - Мин? Посевов? Совести? Ничего нет.

Машина мчалась в сторону Александровского...

Метки:
baikalpress_id:  36 707