Бессонные ночи в Олое

Найдены поджигатели олойских сеновалов

Прошло уже больше трех недель после последних пожаров, а в Олое (Эхирит-Булагатский район) по-прежнему неспокойно. В магазинах только и судачат, что о поджогах (в соседних селах будто бы тоже были случаи), люди подозрительно косятся на чужие машины, разглядывая номера, а по ночам нет-нет да выходят на свои подворья - проверить, не горят ли.
Секретарь местной администрации Марсалина Иннокентьевна Абыкова - именно с ее подворья начался горестный счет многочисленных поджогов - по вечерам боится подойти к окну: выглянешь, а там, не дай Бог, горит. Как в ту злосчастную ночь с 31 октября на 1 ноября...

Первые поджоги

В начале второго ночи Марсалину Иннокентьевну разбудил телефонный звонок. Звонил сосед, Зверев Валерий Спиридонович. В эту ночь ему не спалось, решил посмотреть телевизор, но прежде выглянул в окно и увидел огневое зарево на задворках улиц Советской и Молодежной. Пожар! Марсалина Иннокентьевна тут же принялась названивать местным владельцам тракторов с бочками, в пожарную часть, а ее дочь Инга, бухгалтер Усть-Ордынской ДЮСШ, схватив ведро с водой, побежала к горящему сеновалу. Выплеснула воду - что слону дробина, снова побежала в дом. Подъехали какие-то люди на микроавтобусе, но толком помочь уже не смогли. Прибыли два трактора с бочками, но обе были пусты, и потребовалось время, чтобы заправиться водой. Между тем один за другим вспыхнуло еще несколько сеновалов - у Елизаветы Адушиновой, местного библиотекаря, у агронома Николая Болохоева и сторожа администрации Геннадия Багдуева.

Минут через сорок после начала пожара подоспели две пожарные машины из Усть-Ордынского. Воду быстро израсходовали, и, поскольку местная водокачка не приспособлена для дозаправки (нет крана и шланга), помчались назад...

Утром хозяева сгоревших сеновалов, глотая слезы, подсчитывали убытки. Марселина Иннокентьевна в начале осени закупила пять машин сена (по две тысячи рублей каждая) и полторы телеги соломы - все сгорело, кроме одного стожка, стоявшего в стороне. Ничего не осталось и от недавно отстроенного сеновала.

Не лучше обстояли дела и у остальных погорельцев. Повезло лишь Адушиной и одному из ее соседей - Молзоеву. Его тоже пытались поджечь (на сеновале нашли какую-то сгоревшую тряпку), но мокрая солома не загорелась. В том, что это был поджог, никто не сомневался. Ночь была тихая, безветренная, и сам по себе огонь не мог распространиться. Иначе выгорело бы все село. Такого на памяти олойцев еще не было. Последний пожар в селе был около двух лет назад - тогда в заброшенном доме курили ребятишки и не погасили сигарету. Но в чем причина нынешних пожаров? Кому помешали добропорядочные и далеко не богатые селяне? Люди ломали головы над этими вопросами и совсем не подозревали, что не пройдет и недели, как Олой снова озарится огнями пожаров.

Кража во время пожара

В ночь с 6 на 7 ноября около полуночи Марсалине Иннокентьевне позвонила соседка: "Снова пожар". На этот раз горели сеновалы пенсионерки Александры Махутовой и ее соседа Архипа Бажгеева. На ноги поднялось едва ли не все село. Но несмотря на всеобщую суматоху, многими были замечены редкие для Олоя выстрелы из ракетницы. Утром эти сигналы кое-кто свяжет с другим событием, произошедшим той же ночью, - кражей в администрации.

Дежурила в тот день сторож Юлия Боргилова. Поскольку электричество из-за пожара было отключено и не работали отопление и телефон, дежурная то и дело отлучалась с места работы. Да и как тут было не отлучиться, когда в селе происходило такое. Позже сторож расскажет, что приходила в администрацию в половине одиннадцатого, потом в половине третьего - все было спокойно. Но утром, около восьми часов, обнаружила, что замок на входной двери вырван вместе с засовом. Здание администрации давно находится в аварийном состоянии, внутренние двери не запираются, и потому ворам ничего не стоило забрать все самое ценное, находившееся в одном кабинете, - три новых компьютера, сканер, принтер и факс.

Добровольная народная дружина

После второго поджога и кражи терпению олойцев пришел конец. Несмотря на то что в селе вовсю работали представители правоохранительных органов и пожарные, местные жители на общем сходе решили вспомнить опыт добровольных народных дружин советского времени и организовать ночные дежурства. Начальником новоиспеченной ДНД выбрали Геннадия Михайловича Тыкешкина, когда-то работавшего в налоговой полиции и проявившего особую активность при тушении пожаров. На каждой улице назначили ответственного за ночные дежурства. Составили график. Инга, дочь Марсалины Иннокентьевны, рассказывает:

- Все дежурили, и я тоже. Три ночи на пару с двоюродной сестрой ходили по задворкам, смотрели. Чтобы не было страшно, брали с собой фонари и топор. Кто с чем ходил - с ножом, с молотком...

Работники администрации, оставшись без компьютеров, взялись за самостоятельное расследование - под разными предлогам ходили по домам, подвалам, чердакам. Но несмотря на все усилия, каких-либо следов пропавшей электроники так и не обнаружили.

Любители фейерверков

Более успешными оказались действия районной милиции. В ружье был поднят едва ли не весь отдел. На место происшествия выехали начальник районной милиции и начальник криминальной службы. Милиционеры считали делом своей чести расследовать олойские преступления. И это удалось. В течение двух недель было опрошено более ста человек - ранее судимых, состоящих на учете в милиции и в психиатрических учреждениях. Милиционеры буквально жили в Олое и вскоре вышли на след 16-летнего подростка из соседнего села. За молодым человеком уже числились кражи коней на территории Баяндаевского и Эхирит-Булагатского районов. Спустя несколько дней после второго пожара в Олое его видели на дороге в село. С бензином и на коне.

Во время допроса молодой человек не запирался; напротив, был словоохотлив и назвал сообщников - учащихся олойской школы. Их в свою очередь опросили, но у всех было алиби, и лишь после этого подозреваемый назвал настоящих подельников - двух подростов из села Ользоны Баяндаевского района. Все трое приезжали в Олой, чтобы развлечься. Выпивали, а затем, гарцуя на конях с факелами, поджигали сеновалы. Какой-либо корысти или мести в этом не было. Свои действия парни объяснили просто: "Хотелось фейерверка..." Такой способ развлечься будет стоить дорогого: несовершеннолетним грозит до пяти лет колонии, а их родителям предстоит возместить ущерб, который понесли жители Олоя.

* * *

Нет худа без добра. После поджогов в Олое задумались о пожарной безопасности и выделили место в теплом гараже для бочек с водой, провели свет на улице. Беда как бы сблизила людей. Местный сельхозкооператив выделил каждому погорельцу по две тонны сена. Этого, конечно, мало (некоторые уже режут скот), но на первое время хватит. Милиция, как в старые добрые времена, найдя общий язык с народом, заверила: уже на днях будут задержаны и похитители компьютеров.

Метки:
baikalpress_id:  1 851