Жители Бахая хотят работать на своей земле

Самая чистая деревня в Баяндаевском районе возрождается

Бурятское селение в сорок жилых домов, разбросанных по полю, поражает своей чистотой — аккуратные выкрашенные дома, чистые проселочные дороги, начальная школа на пригорке. Так выглядит самая чистая в Баяндаевском районе деревня Бахай. Единственная из четырех старинных деревень, выжившая в советские годы, Бахай едва держится на плаву и существует благодаря своему немногочисленному населению. Жители Бахая решили создать свое хозяйство. Люди разводят коров и лошадей, планируют отстраивать фермы и даже нашли способ сбывать свою продукцию. Простые мужики серьезно намерены возродить деревню, надеясь на поддержку государства. Но пока у них нет даже земли.

Последняя деревня

Четыре старинные бурятские деревни стояли век назад в Курумчинской долине — Мэрэг, Хуто, Хагана и Бахай. Селения были разбросаны вдоль реки Мурин. По рассказам старожилов, здесь жили самые богатые люди — буряты, которые имели в своем хозяйстве бесчисленные стада и огромные табуны.

— Мои бабка и дед жили здесь, им было по сто лет, и даже они не знали точно, когда были основаны эти деревни, — рассказывала нам старая жительница Бахая тетя Шура Шуханова, как называют ее все люди в деревне.

Другой житель Бахая, Николай Протасович Бадоев, родился в самой маленькой деревне, Мэрэг, в 1920 году. Он помнит, как жили люди до того, как объединились деревни.

— Больше половины населения были люди богатые. Трудились для себя, работали и многое получали в результате. У меня было четыре сестры, все были приучены помогать отцу по хозяйству. В хозяйстве нашей семьи было 90 только дойных коров, 200 лошадей в табуне и 500 овец в отаре. Я умел работать с конными косилками, гребницами, плугами и жатками... В 1937 году нашу семью раскулачили. Отца, Протаса Бадоевича, арестовали, как и других деревенских мужиков, и расстреляли. Из каждой семьи во время репрессий уводили по 2—3 человека, потому что семьи были большими. Горе сплотило людей. Моей матери помогали пятеро братьев отца. Народу в деревнях осталось так мало, что жить отдельными селениями было уже тяжело, и люди стали объединяться. Остатки семей переезжали в самую крупную тогда деревню — Бахай. В заброшенных деревеньках оставались только фундаменты. Сейчас эти места считаются святыми — там когда-то жили наши предки, поэтому туда мы ездим поклоняться духам.

В те годы в Бахае появился первый колхоз "Красный пахарь", где работали все переселенцы и жители Бахая. Вскоре этот колхоз соединился с "Куйбышевским", а после войны снова произошло отделение, и колхоз стал называться "Черняховский". Председателя этого колхоза до сих пор помнят старожилы, а молодые люди знают о нем по рассказам старших. Илья Буинович Борхолеев получил ранение и, вернувшись с фронта, взялся поднимать сельское хозяйство в деревне, когда здоровые и сильные люди были на войне. Он хорошо правил колхозом до самой пенсии. Для своих работников он построил дома — так образовалась в Бахае первая улица, которую почему-то назвали Новой. Эта улица до сих пор остается единственной улицей в деревне. Создается впечатление, будто в Бахае нет старых домов — все постройки аккуратно покрашены и отделаны резьбой.

В 1954 году колхоз "Черняховский" вновь объединился с колхозами "Куйбышевский" из Загатуя и гаханским "Бурсык" и стал называться совхозом "Ользоновский".

Долгое время колхозы объединялись и расходились, менялись директора, в итоге общее хозяйство рассыпалось. В Бахае осталось всего 40 семей, каждый живет своим приусадебным хозяйством. В каждом дворе в среднем по 10 дойных коров — иначе не выживешь. И вот полгода назад собрались 14 бахайских мужиков и решили организовать свое деревенское хозяйство, чтобы их Бахай не постигла та же участь, что и множество других маленьких деревень.

Память о Буине

Свое сельхозпредприятие бахайцы решили назвать ООО "Буиновское" — в честь известного и почитаемого человека по имени Буин Борхолеев, который некогда жил в Бахае. Он был отцом Ильи Борхолеева, который, вернувшись с Великой Отечественной войны, взял на себя правление колхозом "Черняховский". Внук Буина Борхолеева Вячеслав жил некоторое время в Бахае, затем уехал из деревни, но недавно решил вернуться и возродить свою малую родину. Как и его дед, теперь он уважаемый человек в Бахае. Его-то мужики и выбрали своим начальником. Опыт работы в сельском хозяйстве у Вячеслава Владимировича есть — с детства он помогал матери-доярке ухаживать за коровами.

— Наше предприятие мы открыли весной этого года, надеясь на национальный проект "Развитие аграрно-промышленного комплекса", — рассказал о бахайском хозяйстве Вячеслав Владимирович. — Проехали по окрестностям, посмотрели, что осталось от давно обанкротившегося совхоза "Загатуйский", и решили, что на старом месте можно основать новое хозяйство. Есть хорошая скважина — питьевая вода здесь такая вкусная, что за ней приезжают из соседних сел; молокоприемный пункт, который еще можно запустить, две силосные ямы, бетонные фундаменты, оставшиеся от молочно-товарных ферм, и старая ферма, рассчитанная на 800 голов КРС. Руководство района пошло нам навстречу, отдало в нашу собственность все постройки, которые остались от старого колхоза, чтобы нам было легче поднимать хозяйство, и 15 гектаров земли. На этой земле мы планировали построить конный двор и отремонтировать молокоприемный пункт — и нам работа, и местному населению поддержка. У нас в долине ведь всегда было первосортное молоко. Но наше дело пошло совсем не так гладко, как мы рассчитывали. Оказалось, что земля, где трудились наши предки, общая долевая собственность, отдана какому-то постороннему человеку — жителю Иркутска, который практически не пользуется этой землей. Полученные нами два кредита на 600 тысяч рублей пришлось потратить на постройки для скота в своем дворе — пока все наше хозяйство располагается у меня. Уже есть 16 голов КРС и три коня. Сена накосили, к зиме приготовились.

Единственная надежда бахайских мужиков — национальный проект поддержки сельского хозяйства — не помог. Возможность обеспечить население доходами от сдачи молока, рабочими местами и заработком остается неиспользованной.

— Все, что нам нужно, это земля, — говорят бахайцы. — Деньги мы будем зарабатывать сами, долги свои сможем отдать и кредит погасить. Без земли сельскому человеку никуда.

Планы у жителей Бахая грандиозные, но вполне осуществимые. В первую очередь предприниматели хотят договориться с коллегами из Агинского Бурятского автономного округа о поставке коней. В Бахае эти кони будут доращиваться, а продукцию можно будет сбывать — рынок сбыта уже изучили.

— Сельхозработники и директоры предприятий из АБАО говорили мне, что им некуда сбывать мясо, у нас же такая возможность есть, — утверждает Вячеслав Владимирович. — Мы могли бы завезти сразу 150 голов лошадей, если бы было место для конного двора. Кроме того, Управление сельского хозяйства Иркутской области выделяло нам оборудование для закупа молока — машину, холодильник, анализатор качества молока. 70% всей стоимости оплатил бы бюджет. Задействовать в сдаче молока можно жителей деревень Загатуй, Эхиней, Хадай и Наумовка. Даже договоры с каждым двором уже заключили. Даже продумали возможности реализации мяса и молока. Только земли нам не хватает для того, чтобы хозяйство работало. Что же получается — постройки наши, а земля чужая?

С такой проблемой столкнулись жители деревни. В каждом доме Бахая живет или безработный машинист, или тракторист. Единственное, чего хотят люди, — свободно работать на земле, где трудились их предки.

Загрузка...