Толстовские воды

Священный источник в Толстовке стал местом паломничества для многих жителей Баяндаевского района

Пальба началась под вечер. Сумерки еще не сгустились над Толстовкой, и поблескивающее в низине озерко просматривалось как на ладони. Одиночный охотник стрелял раз за разом, и дробившееся в недалеком лесочке эхо возвращалось в деревню многократными залпами. Утиную стаю кто-то спугнул еще днем, а потому не спавшие еще селяне были удивлены: по кому он там палит - не в лебедей же?
Пара этих птиц прилетела на толстовское озеро минувшей весной. По наблюдениям старожилов, случается такое раз в 20 лет, а потому белоснежной чете все были несказанно рады. Подойти близко к птицам никто не решался - можно спугнуть, и каждый раз, оказавшись у озера, оглядывали его, опасаясь, что лебеди улетели. Но две белые точки в конце озерка оставались на месте. Вскоре у лебедей появился выводок - пятеро малышей.
Вот по ним-то и стрелял охотник...

Священный родник

Дом Николая Герасимовича Храмцова в Толстовке стоит на самом видном месте - первым на взгорке при въезде в село со стороны Васильевки, что в пяти минутах езды. Охотники, ягодники, грибники и прочий люд, по мнению Герасимыча, мающийся бездельем, нередко стучатся в его калитку.

- Заходи, - сердито кричит хозяин, - у меня сроду заперто не было!

 Николаю Герасимовичу в декабре будет семьдесят, три года назад умерла жена Наденька, сыновья уехали в Тургеневку, и он остался один-одинешенек, а потому даже незваному гостю рад. Но незнакомцев побаивается. Случайно, думает Герасимыч, в Толстовку никто не приедет. Деревушка-то на отшибе, в стороне от столбовых дорог, и уж если здесь кто появился, то неспроста, выгоду ищет.

Единственная ценность в Толстовке - вода.

- Купить решили? - спрашивает Храмцов. - Не прокатит! Костьми ляжем - не продадим. Брать берите сколько душе угодно, а о покупке и думать забудьте. Хватит с нас лебедей...

Неизвестно, откуда в Толстовке сложилось мнение, что кто-то с плотным кошельком покушается на их воды. В перестройку, говорят, приезжали люди и в пьяном запале вели толковище, что вот, дескать, на ваших родниках можно неплохой бизнес сделать. Но только пустое все это. Боязнь за свою воду идет, скорее всего, от избытка патриотизма и полумистического отношения к роднику - по преданию, священному.

У васильевского ветерана и поэта Михаила Кирилловича Чудопалова есть такие стихи:

В глухой тайге, в тени под старой елью,

Когда-то обнаружился родник.

Святой родник с прозрачною купелью

По Божьей воле будто бы возник.

Со дня рождения, тайгой усыновленный,

Течет, журчит священный тот родник

И светлою водицей и студеной

Готов поить любого каждый миг...

 Конечно же, это не только о каком-то таежном роднике, но и о действительно священном - толстовском. Сто лет назад, когда в окрестностях нынешней Толстовки появились ходоки из Белоруссии и Украины, выбор места жительства определялся прежде всего присутствием воды. Самой чистой и вкусной она была в роднике, что бил из-под земли в 20 метрах от озера. Использовали ее, естественно, не только в хозяйственных целях, но и во время отправления религиозных обрядов. Родник обиходили - углубили "купель", обнесли городищем.

В советские времена, рассказывают, источник подзасорился, отчего стал замерзать в лютые зимы, но старики, привыкшие к мягкому вкусу родниковой воды, расчистили его, подновили сруб. Ну а в наше время к толстовскому роднику началось целое паломничество. Накануне Крещения в Толстовку съезжается до сотни людей, иногда выстраиваясь у родника в длинные очереди. Зная это, Анатолий Кабачук, живущий неподалеку от источника, водой запасается заранее. Впрочем, жители Толстовки так поступают в любое время года - вода из священного родника долго не портится. Николай Герасимович, купив коня, сам смастерил телегу, установил на нее железную бочку и на родник стал ездить не чаще раза в месяц. Хранит воду в деревянной бочке собственного производства. Пройдет месяц, а то и два - вода все свежая.

Радоновая вода

Около двадцати лет назад Толстовка едва не стала своего рода Нью-Васюками. Правда, вместо всемирных шахматных турниров, как у Ильфа и Петрова, здесь планировалось построить современный комфортабельный пансионат, в котором трудящиеся могли бы поправлять свое здоровье благодаря радоновым ваннам. Дело в том, что геологическая партия, искавшая в этих местах полезные ископаемые, наткнулась на воду, обогащенную радоном. В болотистой местности неподалеку от озера и родника пробурили скважину, рассчитывая, видимо, на нефть или газ, а в воздух ударила бурлящая струя воды.

Полезные ископаемые тоже нашли. В лесу, к юго-востоку от Толстовки, были обнаружены залежи железной руды, а в местности под названием Бессоновская - каменный уголь. До промышленных запасов ископаемые не дотягивали, а вот радоновой воды оказалось в достатке. Родственник Николая Храмцова, работавший в то время в геологической партии, по-свойски поведал, что священный родник и радоновая вода имеют общее происхождение - от одной жилы. Но отчего же тогда вода столь разная, задумались жители Толстовки, сроду не слышавшие ни о каком радоне, - чистая, тихая в одном ключе и бурлящая пузырями в другом?

Ответить на этот вопрос помогли ученые из Москвы, куда на экспертизу были отправлены пробы воды. Оказалось, что процент радона в толстовской воде слишком мал, чтобы ее использовать в лечебных целях. Надежды местного начальства на шикарный пансионат в одночасье рухнули. Геологи решили заглушить трубу, но рядовые жители Толстовки попросили изыскателей не затыкать фонтан совсем, а лишь уменьшить его, что и было сделано. Благодаря этому радоновой водой из Толстовки многие пользуются и сегодня. Приезжают даже из Иркутска. Толстовцы советуют: набрал воды в емкость - и тут же заткни ее. Иначе весь газ выйдет. Ну мало его...

Лебединая верность

В Толстовку (названную так в честь великого русского писателя каким-то любителем словесности) едут не только ради вод, но и ради тех, кто в них обитает. Одно время здесь разводили ершей. Почему ершей - неведомо. Говорят, и карпа запускали. Но ни тот ни другой толком не прижились, зато карасиков вволю.

Периодически на озере останавливаются перелетные птицы - журавли, гуси, утки. Редкие лебеди, говорят, прилетают к счастью. Только счастье в этом году было недолгим. На следующий же день после пальбы на озере осталось только три лебедя - мама, папа и один малыш. Вскоре и последнего убили. После этого взрослые лебеди с криком поднялись в воздух и улетели. В Толстовке, болеющей за лебедей, думали - навсегда. Но однажды утром в конце сентября лебеди снова появились на озере. Долго кричали, а потом, успокоившись, поплыли бок о бок. Люди решили: птицы прилетели попрощаться со своими детьми. Было в этом много печали. Ведь и они, толстовцы, 20 домов пенсионеров, не покидают эти места, наверное, только потому, что когда-то завели здесь свои семьи и воспитали детей. Дети разъехались, а отцы сидят по домам и ждут их возвращения. Может, и птицам чудится, что их дети вернутся...

Прошла неделя, вторая. На юг проследовала одна стая птиц, другая, а лебеди оставались на озере.

Метки:
baikalpress_id:  6 104