Становление степного самоуправления в XVIII веке

В связи с проводимыми в современной России административными реформами все больший интерес вызывает история развития органов самоуправления. Особенно интересен этот вопрос в контексте национальной политики Российского государства. К сожалению, незнание истории часто приводит к неправильной и неадекватной оценке происходящего в наши дни. История - наставница жизни, говорили древние римляне. Поэтому хотелось бы ознакомить читателя с некоторыми моментами развития органов самоуправления в нашем регионе.

Прошло уже почти четыре столетия с начала освоения Прибайкалья русскими землепроходцами. В XVII веке начался процесс присоединения земель, населенных бурятами, к Российскому государству. Отмечается, что первая встреча русских с бурятами произошла в 1629 г., когда предводители бурятских родов, проживавших в районе современного Братска, приняли власть и покровительство русского царя и обязались платить ясак. Несмотря на то что исторические хроники повествуют о серьезных военных столкновениях, в целом историки сходятся во мнении, что присоединение бурятских земель имело относительно мирный характер.

Начиная с этого момента в Прибайкалье выстраивается сеть крепостных сооружений - острогов: в 1630 году был основан Ленский острог, в 1631-м - Братский. Вскоре сеть острогов охватила все Прибайкалье. В 1661 году был основан Иркутский острог.

Русские воеводы преследовали прежде всего фискальные интересы: пушнина, которую они получали в качестве ясака, составляла важную статью экспорта страны. Соответственно, власти были заинтересованы в налаживании мирных контактов. Остроги становятся важными торговыми и административными центрами. Русское население в этот период было представлено прежде всего служивыми людьми и их отрядами, в которых можно было встретить выходцев из разных слоев. В основном это было казаки, часто люди с темным прошлым, решившие искать счастья на неизведанных восточных землях.

С появлением новых подданных возникла проблема организации новых административных органов. На протяжении XVII века все отношения с местным населением возлагались на тамошних воевод, которые в своей деятельности руководствовались весьма смутными инструкциями сибирского приказа (орган, который занимался всеми делами, связанными с управлением Сибирью). Ни о каком контроле над деятельностью воевод говорить не приходилось. Соответственно, все зависело от того, насколько представитель власти мог найти компромисс.

Несмотря на то что западные буряты вели полукочевое хозяйство, имеются документальные свидетельства о перекочевках западных бурят в Забайкалье в случаях притеснений со стороны воеводской администрации.

Социальная структура бурятского общества на тот период может быть охарактеризована как родоплеменной строй. Первой и главной ячейкой общества был род, члены которого были связаны между собой родственными отношениями. Надо отметить, что деление на рода сохранилось до наших дней. Неудивительно, что главенствующее место внутри родов занимали наиболее зажиточные и влиятельные родовичи. Наиболее эффективно организовать управление можно было через взаимодействие с верхушкой бурят. Для лучшего достижения цели представители бурятских родов должны были быть заинтересованы в этом - царская администрация наделяла их некоторыми льготами, одаривала дорогими подарками. Так формировалась практика взаимодействия власти с верхушкой бурятских родов. Это должно было способствовать большему социальному расслоению среди бурятского населения и формированию особого положения верхушки бурят - нойонства.

В целом же получалось, что царская администрация фактически не вмешивалась во внутренние дела бурятских родов. То есть фактически буряты на тот период обладали правом внутреннего самоуправления и в управлении руководствовались обычаями и традициями. Все бурятские земли признавались собственностью бурятских родов, русским крестьянам запрещалось самовольно здесь селиться. Взамен буряты должны были своевременно выплачивать ясак - натуральный налог. Это должно было вполне устраивать обе стороны.

В начале XVIII века ситуация в регионе сильно изменилась. После заключения Буринского трактата 1727 года с Китаем была официально закреплена российско-китайская граница: теперь все буряты были признаны подданными Российской империи. В дальнейшем царское правительство награждает бурятских начальников званием тайшей, зайсанов, освобождает их от ясачного платежа. Кроме того, начинают награждать бурятских родоначальников по Табели о рангах званиями титулярных советников, коллежских асессоров, надворных советников.

Так, приводится пример, что в 1729 году зайсан Галзутского рода Шодой получил патент на звание тайши по представлению графа Рагузинского. Предписывалось губернаторам, воеводам, чиновникам и другим "тем чином писать, признавать и почитать" Шодоя. Сам он со своими детьми и братьями освобождался от уплаты ясака и получал ежегодно 20 рублей жалованья.

Все это, конечно, возвышало их в глазах соплеменников и способствовало социальному расслоению в бурятском обществе. Однако бурятская община оставалась кровно-родственной, нойоны были связаны со своими сородичами различными родовыми обрядами, что не позволяло им выделиться в обособленную группу. Хотя, конечно, их влияние на представителей родов было огромным.

Постепенно в процессе взаимодействия с царской администрацией система органов самоуправления приобретает более четкую структуру. Самой первой ячейкой был род, как правило представленный одним или несколькими селениями и возглавляемый шуленгой. Рода объединялись в территориальные ведомства, так называемее степные конторы, которыми управлял тайши. Но структура этих органов не была четко регламентирована. Как уже говорилось, почти все дела решались внутри родов. Шуленги и тайши, у которых были свои помощники, занимались рассмотрением различных споров (за исключением уголовных преступлений, которыми занималась царская администрация), а также сбором ясака.

В это же время в регионе разворачивает миссионерскую деятельность Русская православная церковь. Администрация, опасаясь недовольства бурятского населения, запрещала насильственное обращение в православие, хотя христианизация всячески поощрялась. Так, например, принявший православие бурят на три года освобождался от ясака.

Развиваются новые формы хозяйствования: в бурятских улусах начинает развиваться земледелие. Буряты втягиваются в рыночные отношения. В этих условиях аборигены не могли не подвергнуться значительному культурному влиянию со стороны русских. Однозначно позитивно или негативно этот процесс охарактеризовать не представляется возможным: здесь имелись как положительные, так и отрицательные стороны.

Таким образом, политика Русского государства в регионе в XVIII веке была довольно сдержанной. Обе стороны были заинтересованы в мирном сосуществовании. Буряты обладали широкими правами в плане внутреннего самоуправления, а царская администрация через взаимодействие с верхушкой бурятского общества обеспечивала своевременное поступление налогов в казну и продолжала освоение региона.

Метки:
baikalpress_id:  50 435
Загрузка...