Крики Ординского озера

Священное озеро может стать чьей-то собственностью

Старший лейтенант П. слушал музыку. Ничего хорошего в эфире не было - сплошные шлягеры и попса. Хотелось услышать что-то такое, отчего бы мурашки по коже, как тогда, в юности, когда был курсантом. Коллеги ушли купаться, кто-то пытался рыбачить, а ему это все надоело: пошел уже третий день, как разбили бивак на берегу Ординского озера, и все одно и то же. Спасала техника - армейская радиоаппаратура на этот раз служила увеселительным целям. Раскинули антенны якобы в служебном порядке, но можно и музыку послушать. Местные интересуются, зачем да почему тут военная техника и антенны. Что тут неясного - военная тайна... Лейтенант покрутил настройку. Ничего нет. Покрутил еще - одно шипение. Зачем-то достал сотовый телефон, но и он не работал. На улице стояла странная тишина, как на необитаемом острове. Лейтенант высунулся из машины, хотел что-то крикнуть, но так и замер с открытым ртом. Озеро будто вздохнуло, а потом раздался звук - нездешний, потусторонний крик...

Голос пороза

О том, что Ординское озеро иногда издает странные звуки, знают все, кто хоть однажды побывал на его берегах. И уж тем более те, кто живет здесь. Александр Алексеевич Бушков родился в Ординском, вырос. После армии осел в городе, но, после того как умерла мать, вернулся в родное село. Сначала жил здесь как на даче - только летом, но вот уже второй год зимует.

Ординское за те годы, что Пушков отсутствовал, мало изменилось. Большим село никогда не было - с десяток домов, сейчас и того меньше. Образовалось в 30-х годах в результате того, что неподалеку находилось управление дор-строя. Единственной достопримечательностью этих мест было и остается озеро. О том, что озеро иногда кричит, Бушков знал с детства. Сам не раз слышал.

- Бывало, проснешься ранним утром, выйдешь на берег, закинешь удочку, - вспоминает Александр Алексеевич, - а тут как ухнет - все настроение пропадает. Говорят, на голос пороза (быка. - Прим. авт.) похоже. Не знаю, но звук довольно странный. Даже сравнить не с чем...

Бывший житель Гушита (соседнего с Ординским села) Павел Сындыхеев, тоже слышавший озеро, говорит, что озерный голос и бычий рев ничего общего не имеют. Надо иметь хорошее воображение, чтобы сравнить эти два разных звука - живой и совершенно необъяснимый, космический, мертвящий. Не зря же в Гушите испокон веков существует поверье, что озеро кричит к покойнику. Прокричало - кого-нибудь хорони.

Другие утверждают, что Ординское озеро какими-то неведомыми путями (подземными коридорами, реками, червячными переходами) связано с сакральной местностью других континентов. Утонул, мол, жеребенок однажды, а всплыл аж на Аляске. На озере Нуху-Нур (Баяндаевский район) в начале прошлого века, говорят, случалось то же самое: двухгодовалый жеребенок ушел под воду и всплыл в Ординском. Когда происходит подобное - озеро ухает.

Это своего рода скрип дверей между мирами. Более трезвомыслящие люди утверждают, что звуки озера - это всего лишь выход подземных газов. О том, что они здесь могут присутствовать, говорит, к примеру, тот факт, что по соседству с озером находится Харанутский угольный разрез. Где уголь - там и газ.

Лекарство от бешенства

Придонный мир озера никто не изучал. В советские времена промерили максимальную глубину - около 19 метров - и успокоились. Соседнее озерко под названием Чертово вообще никого не интересовало, хотя связь между ним и Ордынским была куда более вероятной, чем с Нуху-Нуром или Аляской. Озерко не мелеет, не переполняется, из года в год сохраняя один и тот же безмятежный вид. Но Чертово озеро оно и есть чертово, а потому эта связь отрицается - Ординское-то священно.

Среди жителей Ординского нет бурят и коренных обитателей этих мест, и на вопрос о священном статусе озера даже старики отвечают уклончиво:

- Да-да, озеро целебное. Поцарапался или болячка появилась - искупайся, и все пройдет. Поначалу вода жжет увечное место, а потом боль проходит. В старые времена, рассказывают, озерной водой лечились даже от бешенства. Для этого нужно было после укуса животного 40 дней купаться в озере - как рукой снимало. А болезнь, как известно, неизлечимая.

Целебна в озере не только вода, но и грязи. Их немного, но есть. На памяти все того же Александра Бушкова такой случай: из города в Ординское приехали ревматики Иван Гавт и Гавриил Герасимович (фамилию запамятовал). Последний едва двигался, но, приняв несколько грязевых ванн, пошел в лес по ягоды и мог сплясать, был бы повод.

Легенда о небесной птице

Название озера - Ординское - признают далеко не все. Это на карте оно Ординское (спасибо топографам), но эхириты называют его Гушитским, а сами жители Гушита - Хуэн-Нур, не зная откуда пошло это название. Мало кто знает и о причинах того, почему в Гушите запрещено держать на подворье гусей. Запрещено, и все. А между тем табу уходит в далекую древность, легенды которой сегодня можно узнать лишь из книг и рассказов редких стариков.

Жители Гушита принадлежат к одному из 11 хоринских родов. Родоначальницей рода, по преданию, была шаманка, бабушка Бэр. Сведения о ней были записаны ученым-этнографом Михайловым в 1917 году со слов гушитского старейшины Хаматана Имеева и больше напоминают улигеры (легенды) той поры.

Жила бабушка Бэр в Монголии, пока там не случился потоп. Реки и озера вышли из берегов и стали топить людей и животных. Шаманка Бэр благодаря своему волшебству осталась невредимой - превратилась в птицу и, улетев, нашла остров Тойма во внешнем море. Бабушка Бэр имела сына Боронута (это основатель гушитского рода), у которого был сын Алагтай. По одному из преданий, Алагтай имел восьмерых сыновей, двое из которых остались возле последа матери на территории нынешнего Гушита, а остальные уехали в Забайкалье.

Но это не единственная легенда рода, в которой в том или ином качестве упоминается птица. Когда-то один из предков - Хоредой-мэрген - был женат на небесной деве-птице, тотем которой (гусь, лебедь) был привязан к Гушитскому озеру. Было завещано поклоняться предкам каждый раз, когда летят перелетные птицы, весной и осенью. Обычай сохраняется и поныне. Каждую весну на Гушитском озере собираются десятки, а иногда и сотни потомков Хоредой-мэргена.

Время зеркального карпа

В 40-е годы прошлого века мало кто прислушивался к мнению родовых старейшин. На озеро запрещалось (и сейчас запрещается) ходить замужним женщинам, но, несмотря на это, в те годы развернулась грандиозная эпопея по выращиванию в Ординском озере зеркального карпа. На базе колхоза имени Ленина свою деятельность развернули иркутские рыбоводы. Причем ни абы как, а под эгидой ученых: разведение карпа курировали доценты и профессора. Многочисленные студентки (замужние и незамужние) месяцами жили в палатках на берегу озера, исследуя развитие карпа (взвешивая его, измеряя).

Олегу Михаиловичу Тарбееву, коренному жителю Ординского (он всю жизнь проработал механизатором), сегодня 75 лет, а когда начались страсти по карпу, было не больше двенадцати. Но он как сейчас помнит запуск первого малька. Съехалась уйма народу - фоторепортеры, кинооператоры... Вышел киножурнал.

Иркутские родственники, побывав в кино, пришли в восторг: "Видели Олега? Да это же был наш Олег!" Дело по выращиванию карпа поставили на широкую ногу. Вырыли возле озера три пруда-питомника, оборудовали зимник для малька. Воду качали сразу из трех скважин. За один раз отлавливали по две машины рыбы, а выручка от сезонных продаж превышала 40 тысяч рублей. За мальком в Ординское ехали рыбоводы со всех волостей - из Балаганска, Братска. Браконьерствовать на озере было практически невозможно. Местный рыбовод Ковалев, коммунист до мозга костей, бдил за карпом неусыпно. Сам не воровал и никому не позволял. Поймает, бывало, пацанов с уловом (не дай Бог, карп имеется!) - удочку сломает и рыбу выпустит.

Не менее рачительным был и сторож питомника Федор Михайлович Кураев. Всю зиму ходил и долбил на озере лунки. Когда помер, равного по старанию преемника не нашлось. И рыба стала задыхаться. Пробили как-то лед - и сонный карп валом пошел кверху. Доцент из Иркутска по такому поводу на вертолете прилетел. Но было поздно: дохлого карпа машинами свозили на могильник.

Нетрудно догадаться, что последний случай произошел незадолго до перестройки, когда рыбоводческая деятельность в Ординском пришла в полный упадок.

Молчание рыбы

Сегодня в Ординском карпа почти не осталось, хотя это единственный естественный водоем в округе, где эта избалованная человеком рыба каким-то образом умудряется выжить. Местное население в силу возрастных причин (в Ординском живут преимущественно пенсионеры) рыбалкой почти не занимается, а вот приезжие, дачники и туристы, то и дело норовят поймать "зазеркального" карпа. Иногда удается. Карп рыба хитрая - в сеть не идет, на удочку не клюет. А потому и способы ловли его особые. Если раньше, при колхозе, его отлавливали с помощью 140-метрового невода, то сейчас только руками и только во время икромета. Для этого нужно зайти по колено в воду - туда, где трава, и ждать, а увидев рыбину, резко хвать руками или бить острогой. В прошлом году один счастливчик таким образом добыл семикилограммового самца. Ловили карпа и в этом году, но поменьше.

Кроме карпа в Ординском водится и другая рыба - карась, окунь и даже сом, что тоже большая редкость для сибирских озер. А вот елец и сорога почему-то вымерли. Рыбы немного. Александр Бушков, вернувшись в Ординское, поначалу ставил сеть, но, поскольку попадалось не больше пяти-шести карасей, бросил это занятие. Сейчас с помощью сети рыбачат лишь китайцы, время от времени приезжающие из столицы округа. Кто такие - рыба молчит.

Молчит рыба и о том, что вот уже несколько лет подряд на озеро приезжают какие-то люди на иномарках, что-то рассматривают, прикидывают, вымеряют. Местные утверждают - хотят купить озеро и по-новому развести карпа. Дело в общем-то нехитрое, поскольку сооружения прошлых лет и поныне целы, нужно только установить шлюзы и закачать воду. Хорошо это или плохо, старожилы не знают. С одной стороны, местность оживится, с другой - снова появятся таблички "Посторонним проход воспрещен" и новый рыбовод, работники которого будут ломать удочки кому ни попадя, а священное озеро станет храмом, в котором торгуют.

И все же без хозяина плохо: многочисленные туристы напрочь замусорили окрестности озера - бутылки, бумаги, пакеты... И когда озеро кричи т, старожилы думают: не от страха ли быть загаженным?

Метки:
baikalpress_id:  36 828