Двенадцать детей Валентины Хадановой

Столетие Марии Банаевны отмечали второй день - в Баяндае, в Люрах, и наконец переместились в Бахай, где живут внуки именинницы. Она уже устала от поздравлений, корреспондентов, воспоминаний и, казалось, никого не ждала. За столом на какое-то время воцарилась тишина. Стало слышно, как на улице гавкнула собака, хлопнула дверь машины... А потом в дом вошла пожилая женщина - и сразу же все вокруг закрутилось. Повскакивали гости, уступая место возле именинницы. Да и сама Мария Банаевна, несмотря на столетнюю усталость, как-то приободрилась, всплеснула руками, заулыбалась и попыталась встать с раскрытыми навстречу объятьями. - Здравствуй, моя дорогая подруженька, - сказала вошедшая.
Женщины обнялись...

Помогая друг другу

Валентине Васильевне Хадановой, новой гостье, на тот момент было уже 74 года, и жила она далековато - в Парфеновке (пригород Иркутска), но пропустить юбилей своей лучшей товарки не могла.

- Мы с бабой Машей вечные подруги, - объяснила Валентина Васильевна собравшимся. - Дружим уже 51 год. Лучше людей я не встречала. У нее даже прозвище было - Душа. Любим Марию Банаевну за ее отзывчивую душу. Зайдет, бывало: "У вас есть молоко? Нет? Так я принесла". Она 80 лет держала свое хозяйство, и многих одарила ее душа.

Мария Банаевна кивнула:

- Мы всегда помогали друг другу.

Да и как было не помогать Валентине, когда у нее через год да каждый год рождались дети, пока их не стало 12. К тому же работа у нее была трудная - веттехник, вечно на вызовах, днем и ночью: у кого корова разродиться не может, у кого поросенок заболел. В начале 60-х у Валентины Васильевны и ее мужа Поликарпа Хамнагдаевича было уже трое детей - Карл, Клим и Таня, а в магазинах даже хлеба не было, и на личном подворье разрешали держать не больше одной коровы. Вот и помогала Банаевна чем могла - хотя бы молоком да советом. И так всю жизнь.

Подрастали дети - забот становилось больше. В один из осенних дней конца 70-х Валентина Васильевна прибежала к своей подруге, едва не плача (а может быть, слезы уже текли ручьем):

- Вот ведь беда-то какая - получила от Тани письмо (дочка тогда училась в Улан-Удэ, в сельхозинституте. - Авт.), пишет, что перед началом занятий студентов отправляют овец пасти. Как же она на лошади-то поедет? У нас ведь из всей семьи только Савелий лошадник, а остальные ни разу в седле не сидели...

Семья механизатора

Может быть, это покажется странным, но в традиционно многодетной бурятской семье Хадановых больше уважали железных коней, чем настоящих. И причиной тому был отец, Поликарп Хамнагдаевич, механизатор и водитель с 30-летним стажем. Нет, против коней он ничего не имел, просто очень любил свое дело и вечно возился с железом. Сначала ездил на совхозных автомобилях и тракторах, потом появились свои "Жигули". Детям, на глазах у которых отец занимался ремонтом, уходом за техникой, а главное - ездой, было, конечно же, не до лошадей.

Карл, старший сын Хадановых, еще учась в школе, управлялся с любой техникой. После десятилетки стал работать на "Беларуси", а потом, окончив курсы, пересел на К-700 и был одним из самых молодых механизаторов совхоза, кому доверили такую мощную технику. Клим тоже стал механизатором - закончил СПТУ. Таня училась на ветврача, но и она была в ладах с техникой. Следующий сын Хадановых, Савелий, как никто в семье любил лошадей, но тоже стал механизатором. Вика, Борис, Виталий, Люба, Аня, Альбина - всем в какой-то степени было знакомо отцовское дело. И даже младший, Володя, при первом же случае залезал в отцовские "Жигули", и выманить его оттуда нельзя было никаким калачом.

Валентина Васильевна с грустью вспоминает те времена:

- У нас в семье была полная взаимозаменяемость - девочки могли сделать мужскую работу, а мальчики - традиционно женскую: подоить коров, прибраться в доме. Детей с мужем мы любили, но не баловали - некогда было, все время уходило на работу.

Жизнь на новом месте

Накануне 1 сентября в доме Валентины Васильевны в Парфеновке было как никогда людно: из Загатуя приехали дочь Надежда, ее муж Александр, их дети и племянники. Дом в Парфеновке принадлежит внукам; Валентине Васильевне, которую привезли сюда девять лет назад, отгородили часть дома, но днем она находится больше на половине внуков - надо приготовить поесть, присмотреть за самыми младшими. Вот и на этот раз под ногами крутились правнуки Дима и Денис. Валентина Васильевна на секунду отвлеклась, беседуя с дочерью, и не усмотрела, как Дениска брякнулся на пол. Взрослые бросились было подымать его, но Валентина Васильевна остановила:

- Сам встанет! Надо с малолетства приучать к самостоятельности.

Валентина Васильевна знала, что говорит: именно так воспитывала она своих детей - и все вышли в люди. Многие окончили вузы. Карл стал агрономом (сейчас, правда, по специальности не работает), Вика - директор Дома культуры в Люрах (ее работа отмечена грамотой округа), Борис окончил технологический институт, Надя и Альбина - пединститут, Володя - мединститут... Дело, впрочем, не в образовании. Главное, чтобы людьми были хорошими, а уж этого у ее детей не отнять. Взять, к примеру, Татьяну. Теперь уж Татьяну Поликарповну, директора Баяндаевской ветбаклаборатории. Как за дело болеет! На коне она все же научилась ездить, только коня у нее сегодня нет. Так же как и мать много лет назад, ходит пешком из Люр в Баяндай и обратно. "Не ценят у нас ветеринарию, - горячится Валентина Васильевна, - а ведь все болезни от животных... Не зря же сказано: врач лечит человека, а ветеринар - человечество..."

Дети за мать болеют не меньше. Чуть ли не ежедневно кто-нибудь да приезжает в гости. Письма теперь уж не пишут, но по телефону звонят регулярно. Раз в году - 20 марта, на день рождения Валентины Васильевны, - приезжают всем скопом: "Мам, ты почему чай не варишь?" Знают, что мать не любит этот день: слишком шумно. Но знают и другое - скромничает, а на самом деле всем рада.

Загрузка...